Понятие нравственного воспитания

Нравственное воспитание — одна из форм воспроизводства, наследования нравственности, выражающая потребность общества сознательно влиять на процесс, являющийся предельно индивидуализированным и в целом протекающим стихийно.

Сложность переноса общей идеи воспитания в конкретные педагогические рекомендации и глубоко осознаваемые действия, в ходе которых достигался бы заранее планируемый нравственный результат, свидетельствует об условности этого понятия. Попытки понять нравственное воспитание как некоторое особое направление наряду с физическим, эстетическим, правовым, гражданским и другими видами воспитания рано или поздно наталкиваются на ряд неразрешимых трудностей. Прежде всего, это касается участников этого процесса. Если предположить, что применительно к нравственному воспитанию индивид должен выделяться среди остальных людей своими моральными качествами, то одна из отличительных особенностей подлинно нравственного человека состоит в осознании им собственного несовершенства, чувства недовольства собой, в результате чего он не может быть безупречным при выполнении роли воспитателя нравственности. Если же человек рассматривает себя достойным такой роли, то это как раз доказывает, что он менее всего к ней пригоден.

При этом возникает следующий парадокс: тот, кто имеет основание преподать уроки нравственности (именно потому, что обладает необходимыми моральными качествами), никогда воспитателем морали не станет, а тому, кто охотно стремится выполнять подобные обязанности по собственному желанию, никогда нельзя доверить подобную роль.

Противоречивы представления и об объекте нравственного воспитания. В любом воспитательном процессе воспитатели, обучая воспитуемых, передают им свой опыт, знания, умения и навыки. Однако нравственность не может быть усвоена чисто внешним образом, она основывается па личностной автономии, поскольку нравственный закон в отличие от всех других предписаний является законом самой личности. Выход из этих противоречий обычно усматривался в том, чтобы толковать нравственное воспитание как своеобразное «повивальное» искусство (Сократ).

Воспитанию, как любой рациональной деятельности, присуще также различие между конечным результатом (целью) и ведущими к нему промежуточными действиями (средствами), при котором средства получают оправдание только во взаимодействии с данной целью (например, физическое воспитание требует ежедневных, систематических упражнений). Однако нравственное воспитание не укладывается в логику целенаправленной деятельности, поскольку нравственность не является обычной целью, которую можно достичь в определенный отрезок времени с помощью конкретных средств. Ее скорее можно назвать конечной, высшей целью, или целью целей, которая делает возможным существование всех прочих целей и находится не столько впереди, сколько в основании самого человеческого бытия. Точнее, нравственность не цель, а идеал — высший моральный образец для подражания.

Вместе с тем возникает еще одно противоречие: если нравственное воспитание — рационально организованная деятельность, то в ходе этой деятельности нравственность из идеальной цели должна превратиться в реальную. Однако если нравственность выступает в качестве идеальной цели, то усилия по ее дальнейшему преобразованию лишаются смысла, поскольку сушествование в форме идеала и есть способ ее реального существования. Отсутствие же в обществе лиц и учреждений, профессионально занятых нравственным воспитанием, исключительно важно для понимания механизмов воспроизводства нравственности среди людей. По мысли древнегреческого философа Протагора (ок. 480 — ок. 410 до н.э.), в особых учителях добродетели нет нужды, поскольку все учителя (математики, музыки, права и др.) учат добродетели.

Следовательно, буквальное понимание нравственного воспитания как обучения нравственности — не совсем точное, поскольку обучить нравственности нельзя.

Социальные институты (семья, школа, трудовой коллектив, прокуратура, суд и т.д.) наряду со своим прямым назначением также оказывают и нравственное воздействие на личность. Процесс воспроизводства нравственности вписан во все многообразие социальной деятельности. В целом он протекает стихийно и поддается направленному воздействию и сознательному контролю главным образом в форме самовоспитании и самосовершенствовании.

Человек может влиять на собственное нравственное развитие через культивирование определенных поступков, поведения, концентрирующихся в нравственных чертах характера. Каковы поступки, говорил Аристотель, таковы и нравственные качества человека. Равномерно распределяя блага при обмене между людьми, человек учится быть справедливым, проявляя отвагу в условиях опасности, а в конечном счете обретает мужественность. Вместе с тем именно через поступки он оказывает влияние на других людей. «Моральное воспитание начинается там. где перестают пользоваться словами»3, оно осуществляется через силу собственного примера. Так воспитуемый становится воспитателем. Воспитывая себя, человек одновременно воспитывает других.

Нравственное воспитание может приобретать и противоположные формы: морализаторство и моральный террор (стремление насильно осчастливить человека путем навязывании ему посредством жесткой регламентации определенных правил, форм поведения, при этом нравственные предписания выступают как средство подавления и унижения личности).

Термин «нравственное воспитание» употребляется и в узком значении — как обучение нормам общественного приличия. В этом случае речь идет о принятых в данной культуре формах поведения индивида в различных ситуациях: от поведения за обеденным столом до почитания старших. Нравственные предписания приучают человека как бы смотреть на себя со стороны и самокритично вырабатывать уважение к себе и другим. Было бы большой ошибкой отрывать этику от этикета. недооценивать его роль. Приличное, достойное поведение, хорошие манеры, то, что именуется воспитанностью, культурностью, еще нельзя назвать нравственностью, но является необходимой ее составляющей.

Источник: 
Аминов И.И., Юридическая этика