Понятие нормы международного права

Норма международного права — это созданное соглашением субъектов формально определенное правило, устанавливающее для них права и обязанности, осуществление которых обеспечивается юридическим механизмом.

Нормы служат как бы кирпичиками, из которых строится здание международного права. Их специфика определяется тем, что они являются элементами особой правовой системы.

Норма представляет собой общее правило, рассчитанное на неопределенное число случаев. Поэтому в доктрине издавна ведется спор о том, является ли нормой постановление договора, закрепляющее конкретное урегулирование и не подлежащее применению к другим случаям. Подобное постановление обладает признаками нормы: оно регулирует отношения сторон, юридически обязательно, однако не рассчитано на неоднократное применение. Такого рода постановления обычно именуют индивидуальными нормами.

Специфика международно-правовых норм и их системы сказывается на их конструкции1. Главное состоит, пожалуй, в том, что большинство норм содержит лишь диспозицию, а санкции, точнее контрмеры, определяются системой в целом. Конкретные контрмеры в случае нарушения норм могут предусматриваться отдельными договорами.

Будучи общим правилом, норма не может представлять оптимальное решение для всех случаев, скорее она служит для этого исходным пунктом. В процессе применения нормы специфика случая не может игнорироваться. Вместе с тем отмечу, что типизация и формализация — один из источников действенности норм. Другой источник видится в том, что большинство норм воплощают значительный опыт регулирования поведения государств.

Несмотря на очевидную роль норм как необходимого элемента международного права, в доктрине получил распространение нормативный нигилизм. Так, одни авторы считают, что международное право состоит из отдельных мнений, соревнующихся в том, чтобы найти отражение в существе решений (Ф. Краточвилл, Великобритания). Другие пишут о нормативном скептицизме и полагают, что право состоит не только из норм, но и из иных стандартов (Т. Нардин, США). Поскольку нормативный нигилизм реально равнозначен международно-правовому нигилизму, он не получил признания в доктрине и тем более в практике.

Тем не менее тенденция к деформализации права имеет под собой некоторое основание. Юриспруденция издавна уделяла внимание фактическим нормам права, которые фигурируют под названиями «живое право» (в отличие от «бумажного»), «эмпирические нормы» и др. Дело в том, что в рамках, установленных нормой, субъекты обладают определенным уровнем свободы. В общих нормах подобные рамки шире, в конкретных — уже.

Если четкое урегулирование оказывается невозможным, то прибегают к рамочной нормативной конструкции, которая конкретизируется в практической деятельности. Замечу, что слишком детальная конструкция, зарегулированность, не учитывающая реальность, ведет к разрыву между юридическим и фактическим содержанием нормы и тем самым лишает ее действенности.

В общем есть основания различать, но не противопоставлять нормы де-юре и нормы де-факто. Первые — это официально признанные правила, вторые — те же правила, но с учетом того, как они реализуются в практике. Эти различия, разумеется, должны иметь пределы. Отход от сложившихся стандартов реализации нормы означает ее нарушение. Практическое значение данного фактора едва ли стоит подчеркивать.

Источник: 
Международное право. Общая часть : учеб. для студентов юрид. фак. и вузов / И.И. Лукашук; Рос. акад. наук, Ин-т государства и права, Академ. правовой ун-т. — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М. : Волтерс Клувер, 2005. — 432 с. — (Серия «Библиотека студента»). — ISBN 5-466-00103-1 (в пер.).
Темы: