Петр Чаадаев

Петр Яковлевич Чаадаев (1794-1856). В 30-е годы XIX столетия происходит становление русской самобытной философии. У истоков этой философии стоял Петр Чаадаев. Он родился в Москве в знатной дворянской семье. Учился в Московском университете, после окончания которого служил офицером в русской армии. Участвовал в чественной войне 1812 г., отлично зарекомендовал себя в боях.

В 1812 г. П.Я. Чаадаев уходит с военной службы, сближайся с некоторыми будущими декабристами, знакомится с А.С. Пушкиным. Личность и взгляды П.Я. Чаадаева произвели на порта огромное впечатление. И Пушкин посвятил П.Я. Чаадаеву несколько стихов. В одном из них поэт писал: «Он в Риме был бы Брут, в Афинах Периклес, у нас он - офицер гусарский». Образ Онегина Пушкин писал с П.Я. Чаадаева.

После событий 1825 г. на Сенатской площади П.Я. Чаадаев в течение четырех лет живет в подмосковном имении. Эти четыре года - время становления П.Я. Чаадаева в новом качестве: мыслителя и писателя. Здесь, в деревне окончательно оформляется философское и религиозное мировоззрение П.Я. Чаадаева, которое было представлено в его «Философических письмах», написанный в 1828-1830 гг. на французском языке. Всего было написано восемь писем, а опубликовано было только одно - первое в журнале «Телескоп». Публикация «письма» вызвала негативную реакцию властей. Высочайшим указом П.Я. Чаадаев был объявлен сумасшедшим, журнал закрыт, цензор уволен. В этих письмах П.Я. Чаадаев критикует Россию, ее прошлое, настоящее, будущее. «Мы живем одним настоящим в самых тесных его пределах, без прошедшего и будущего, среди мертвого застоя» - писал П.Я. Чаадаев.

Россия, по П.Я. Чаадаеву, страна, забытая Провидением, они должна была брать лучшее у Запада, но «опыты времен для нас на существует. Одинокие в мире, мы миру ничего не дали, ничего у мира не взяли, мы не внесли в массу человеческих идей ни одной мысли». Все в России вызывает озлобленность мыслителя: обычаи, традиции, культура, нравы. Чаадаев пишет о своем народе: «В крови у нас есть нечто, отвергающее всякий настоящий прогресс».

Критикуя Россию, П.Я. Чаадаев восхваляет Запад, считает, что «в европейском обществе, как оно сейчас сложилось, все же царство Божие в известном смысле в нем действительно осуществлено», он подчеркивает, что «на Западе все создано христианством». В России же, отмечает П.Я. Чаадаев, христианство действовало наоборот. Оно «не имело у нас тех последствий, что на Западе». Причина, по мнению Чаадаева, в византийских корнях русского православия. Он пишет: «По воле роковой судьбы мы обратились за нравственным учением...к растленной Византии, к предмету глубокого презрения.... народов».

С 1835 года П.Я. Чаадаев изменяет критическое отношение к России, высказывает мысли о великом, историческом призвании России, желает оправдаться за прежние «грехи». Как ни «прекрасна любовь к отечеству, - пишет П.Я. Чаадаев, - но есть нечто еще более прекрасное - любовь к Истине. Не через родину, а через истину ведет путь на небо».

П.Я. Чаадаев оставил не очень большое наследие. Но темы, поднятые им, еще вернутся в творчестве других философов: западников и славянофилов.