Педагогика межличностных отношений

Общение — одна из форм совместной (коммуникативной) жизнедеятельности людей, обращение одного человека к другому. Это понятие используется и для характеристики взаимодействий между различными социальными и культурными системами, т.е. в плане более широком, нежели межличностная связь между людьми.

Представляя собой социально-психологический процесс взаимодействия и взаимообмена информацией между людьми, общение становится неотъемлемой частью их общественного бытия, средством развития личностных качеств. Акт общения — всегда результат более или менее свободного выбора общающихся. Он начинается, как правило, с потребности в совместном действии с целью удовлетворения собственных и иных интересов. Все случаи межличностного общения предстают как некий континуум, на одном полюсе которого общение, существующее по необходимости или обязанности, на другом — общение, основанное исключительно на взаимной симпатии и привязанности.

Общение есть потребность человека как социального разумного существа, носителя сознания. Рассматривая образ жизни различных высших животных и человека, мы замечаем, что в нем выделяются две стороны: контакты с природой и контакты с живыми существами. Первый тип контактов назвали деятельностью и его можно определить как специфический вид активности человека, направленной на познание и преобразование окружающего мира, включая самого себя и условия своего существования. Именно через деятельность и происходит развитие как человека, так и общества. Общение свойственно всем живым существам, но на уровне человека оно приобретает самые совершенные формы, становится осознанным и опосредованным речью. Общение — сложный плановый процесс установления и развития контактов между людьми, порождаемый потребностями в деятельности совместной; включает в себя обмен информацией, выработку стратегии взаимодействия, восприятие и понимание партнера.

Диалогическое общение. Общение — взаимодействие людей, обусловленное формами совместной жизни и деятельности. В процессе развития культуры складываются разнообразные предметные и знаковые средства, с помощью которых люди осуществляют контакты между собой. В ходе общения люди обмениваются информацией. Интеллектуальная информация кодируется знаками, абстрактными символами, уравнениями. Личность обучающегося не может быть безразличной для педагога, поэтому в своей работе, оставаясь лидером, преподаватель стремится к диалогической природе общения. Это вовсе не означает простой возможности предоставить ученикам право выразить свое мнение или вставить реплику. Концепция диалога в бахтин-ском смысле выражает идею по возможности глубокой погруженности в мир ученика и постоянную корректировку своего обучения с учетом «встречного потока сознания».

Разумеется, лидера подстерегает множество ловушек. Одна из наиболее опасных — это искушение единовластием, склонность руководствоваться исключительно собственными желаниями и устремлениями, своим пониманием задач, стоящих за теми, за кого педагог несет ответственность. Вторая ловушка, подстерегающая руководителя, — это склонность воспринимать свое положение как нечто само разумеющееся, забывая о том, что ученик не всегда имеет возможность отстоять свое достоинство, возразить по тому или иному поводу. Третья ловушка для преподавателя — утомление, апатия, усталость от учеников, способных демонстрировать лень, бестолковость, безынициативность.

В теории организации сложилось представление о различных типах руководства коллективом. Наиболее типологически ясные из них — авторитарный, либеральный и попустительский.

Традиционно различают следующие стили управления:

  • авторитарный (автократический, директивный);
  • либеральный (нейтральный, анархический, попустительский);
  • демократический (коллегиальный).

Авторитет и авторитарность. Слово «авторитарный» связано со словом «авторитет». Авторитет — это безоговорочное значение или влияние, обретенное человеком, многими людьми, социальными институтами, которое не нуждается в постоянном подтверждении или доказательствах. Авторитет обычно бывает общепризнан, но не формален в том смысле, что рождается сам по себе, без принуждения со стороны. Авторитет основан на знаниях, нравственных достоинствах, опыте, традициях. Различают авторитет религиозный, политический, научный. В узком смысле слова авторитет — одна из форм осуществления власти.

Разъясняя различие между понятиями «власть» и «авторитет», Э. Фромм писал о том, что власть — это не качество, которое человек имеет, как какую-либо собственность или физическое качество. Власть, по его мнению, — это результат межличностных отношений, при которых один человек смотрит на другого как на высшего по отношению к себе. Но существует принципиальная разница между отношениями «высших» и «низших», которые можно определить как рациональный авторитет, и теми отношениями, которые можно назвать подавляющей властью.

Фромм разъяснял данное различие на следующем примере.

Отношения между профессором и студентом основаны на превосходстве первого над вторым, как и отношения рабовладельца и раба. Но интересы профессора и студента стремятся к совпадению: профессор доволен, если ему удалось помочь ученику получить новые знания и способствовать его развитию как личности. Если это не получилось, то плохо для обоих. Рабовладелец стремится эксплуатировать раба: чем больше он из него выжмет, тем лучше для рабовладельца. Раб же, в свою очередь, всеми способами старается защитить доступную ему долю счастья.

Здесь интересы определенно антагонистичны, поскольку выигрыш одного обращается потерей для другого. В двух этих случаях превосходство выполняет самые различные функции: в первом оно является условием помощи низшему, во втором — условием его эксплуатации.

Различна в данных случаях и психологическая ситуация подчиненного. В первом случае у него преобладают элементы любви, восхищения и благодарности. И здесь авторитет — это не только власть, но и пример, с которым хочется частично или полностью отождествить себя. Во втором случае, когда подчинение причиняет низшему подчиненному ущерб, у последнего по отношению к эксплуататору возникают чувства возмущения и ненависти. Однако ненависть раба может привести его к таким конфликтам, которые лишь усугубят его страдания, поскольку шансов на победу у него крайне мало. Поэтому более естественной является, как правило, не борьба, а желание подавить это чувство или даже заменить его чувством слепого восхищения.

Чувство слепого восхищения выполняет две функции:

  1. болезненное и опасное чувство ненависти;
  2. смягчает чувство унижения.

В самом деле, если мой господин так удивителен и прекрасен, то мне нечего стыдиться моего подчиненнного положения. Я не могу равняться с господином, потому что он настолько сильнее, умнее, лучше меня... В результате при угнетающей власти неизбежно возрастание либо ненависти к ней, либо иррациональной сверхоценки и восхищения. При рациональном авторитете эти чувства изживаются, поскольку подчиненный становится сильнее и, следовательно, ближе к своему руководителю.

Авторитарный стиль руководства. Методы искусства управления эффективно применяются в таком важном аспекте управленческой деятельности, как стиль руководства, т.е. в привычной для руководителя манере поведения по отношению к подчиненным, в том, как он обычно организует работу своего коллектива и реализует управленческие решения. Это, разумеется, относится и к педагогическому коллективу.

Авторитарный стиль руководства связан с латинским словом «полная власть», «приказание». Он основан на слепом подчинении власти. Властный человек стремится утвердить свой авторитет, но при этом он пытается оказать воздействие на окружающих, подчинить их собственному влиянию. Однако сам стиль не может рассматриваться только как негативный. Авторитарный стиль руководства может стоять во главе авторитарного коллектива, согласного с данным характером управления. Большинство членов группы будет чувствовать себя комфортно, поскольку руководитель, организуя работу, самостоятельно принимает все решения. Если речь идет о сотрудниках, привыкших к послушанию, то эффективность данного стиля руководства может оказаться очевидной.

Авторитарному стилю руководства присущи следующие черты:

  • социальный консерватизм;
  • потребность в иерархии и уважении к силе;
  • негибкость установок;
  • стереотипный характер мышления;
  • нередко стадная враждебность и агрессивность;
  • тревожность в поведении и трудности в установлении доверительных отношений с другими.

Авторитарный стиль работы учителя в школе сложился во времена чешского мыслителя-гуманиста Яна Коменского. В те годы единственным источником сведений и оценки был учитель. Понятие «авторитарности» закрепилось в общественной мысли и педагогике после Второй мировой войны. Авторитарность исследовалась прежде всего в связи с темой тоталитаризма.

Тоталитаризм (от лат. totalis — целый, полный) — общественно-политический строй, который пытается обеспечить тотальный контроль над всеми сторонами человеческой жизнедеятельности и отличается беспредельной властью государства и многочисленными жертвами репрессий. Многие видные мыслители прошлого века занимались проблемой тоталитаризма. Назовем в их числе немецко-американскую исследовательницу Ханну Арендт (1906—1975).

Согласно ее теории, тоталитаризм — это прежде всего система массового террора, обеспечивающая в стране атмосферу всеобщего страха. Анализируя основные положения ее книги «Истоки тоталитаризма», можно сделать вывод, что авторитарный стиль руководства — прямое следствие такой формы правления в государстве, как тоталитаризм.

Авторитарность является смягченной формой тоталитаризма. Значительный вклад в эту проблему внесли Э. Фромм и Т. Адорно. Э. Фромм рассматривал не только стиль руководства, но и характерные психологические черты личности этого типа. В своих работах Э. Фромм анализировал основы мазохизма и садизма у авторитарной личности.

Наиболее частые проявления мазохистских тенденций — это чувство неполноценности, беспомощности, ничтожности. Также он классифицирует три типа садистских тенденций:

  1. стремление поставить других людей в зависимость от себя и приобрести полную и неограниченную власть над ними, превратить их в свои орудия, «лепить, как глину»;
  2. стремление не только иметь абсолютную власть над другими, но и эксплуатировать их, использовать и «обкрадывать», «заглатывать» все, что они могут дать и в моральном и интеллектуальном плане;
  3. стремление причинять другим людям страдания и наблюдать, как они страдают.

Страдание может быть и физическим, но чаще это душевное страдание. Целью их действий может быть как активное причинение страдания — унизить, запугать другого, так и пассивное созерцание чьей-то униженности и запуганности. Для авторитарного характера существуют, по Фромму, два пола: сильные и бессильные. Сила автоматически вызывает его любовь и готовность подчиниться независимо от того, кто ее проявил. И так же, как сила автоматически вызывает его «любовь», бессильные люди или организации автоматически вызывают его презрение. При одном лишь виде слабого человека он испытывает желание напасть, подавить, унизить.

Поэтому авторитарный человек восхищается властью и хочет подчиняться, но в то же время он хочет сам быть властью, чтобы другие подчинялись ему. Авторитарная личность может обладать и активностью, и смелостью, и верой. Но у личности авторитарного характера активность основана на глубоком чувстве бессилия, которое он пытается преодолеть. Активность в этом смысле означает действие во имя чего-то большего, чем собственное Я, и это должно быть обязательно несокрушимым и неизменным.

Существенный вклад в оценку авторитарного стиля руководства внес немецкий ученый Теодор Адорно (1903—1969). Он показал, что трансформация ненависти в любовь никогда не завершается полностью успешно и часть агрессивности впитывается и превращается в мазохизм. В понятие авторитаризма Т. Адорно вкладывал политический монополизм, существование в стране единственной или господствующей партии, отсутствие оппозиции, ограничение или подавление политических свобод в обществе.

После анализа политических аспектов авторитаризма эта проблема стала изучаться в рамках психологии управления. Типы руководителей и соответствующие им стили руководства исследовал немецкий психолог Курт Левин (1890—1947). Сам исследователь склонялся к демократическому стилю руководства, поэтому весьма проницательно анализировал недостатки авторитарного стиля. Он и его коллеги провели одно из ранних в психологии исследований эффективности стилей руководства.

Эксперимент проводился в группе детей-подростков, которые под руководством взрослых лепили маски из папье-маше. Руководители трех групп (следует помнить, что вели уроки взрослые, а не лидеры, стихийно выдвинувшиеся из среды детей) демонстрировали разные методы влияния на подчиненных. Экспериментаторы сравнивали затем эффективность деятельности этих групп. В своем исследовании Левин обнаружил, что авторитарное руководство добивалось выполнения большего объема работы, чем демократичное. Однако на другой чаше весов были низкая мотивация, меньшая оригинальность, меньшее дружелюбие в группах, отсутствие группового мышления, большая агрессивность, проявляемая как к руководителю, так и к другим членам группы, высокий уровень подавляемой тревоги и одновременно — более зависимое и покорное поведение. По сравнению с демократичным стилем руководства при либеральном стиле объем работы уменьшается, качество работы снижается, появляется больше игры и в опросах участников эксперимента предпочтение отдается демократичному руководителю.

Более поздние исследования не полностью подтвердили выводы о том, что авторитарное руководство обеспечивало более высокую продуктивность, но более низкую степень удовлетворенности, чем демократичное. Тем не менее исследование Левина дало основу для поисков других ученых стиля поведения, который может привести к наиболее высокой производительности труда и высокой степени удовлетворенности членов коллектива.
Каждая организация имеет свои неповторимые специфические особенности. По определению А.А. Русалиновой, стиль руководства — это стабильно проявляющиеся особенности взаимодействия руководителя с коллективом, формирующиеся под влиянием как объективных и субъективных условий управления, так и индивидуально-психологических особенностей личности руководителя.

Авторитарный руководитель (далее автократ) — сторонник централизации управления, обладает достаточной властью, жестко диктует свою волю исполнителю. Он принимает решения единолично, директивно определяет функции подчиненных, не давая им возможности проявлять инициативу, пресекает всякую критику в свой адрес и наделяет исполнителей минимумом информации.

Автократ намеренно апеллирует к потребностям более низкого уровня своих подчиненных исходя из предположения, что это тот самый уровень, на котором они оперируют. Всегда уверен в личной правоте, основывается на собственных знаниях и умениях, большом личном капитале и обширных внешних связях в государственных органах и предпринимательской среде. Он один является во всех случаях конечной инстанцией, верховным судьей, источником поощрений и наказаний. Руководитель такого типа может привести свою фирму к большому успеху, но также и к полному краху.

Демократический стиль руководства. Второй стиль управления — демократический стиль. Он базируется на другом понимании человеческой природы: труд — процесс естественный. Если условия благоприятные, люди не только примут на себя ответственность, но даже будут стремиться к ней. Способность к творческому решению проблем встречается редко, а интеллектуальный потенциал среднего человека используется лишь частично. Благодаря этим предположениям демократический лидер предпочитает такие механизмы влияния, которые апеллируют к потребностям более высокого уровня: потребности принадлежности к какому-то элитарному слою, высокой цели, автономии и самовыражения. Настоящий демократический руководитель избегает навязывать свою волю подчиненным.

Организации, в которых доминирует демократический стиль, характеризуются высокой степенью децентрализации полномочий. Подчиненные принимают активное участие в принятии решений и пользуются широкой свободой в выполнении полномочий. Довольно часто, объяснив цели организации, руководитель позволяет подчиненным определить свои собственные цели в соответствии с теми, которые он сформулировал. Вместо того, чтобы осуществлять жесткий контроль за подчиненными в процессе их работы, руководитель обычно ждет, когда работа будет выполнена до конца, чтобы провести ее оценку. Руководитель действует как связующее звено, обеспечивая соответствие целей класса или организации в целом.

Поскольку демократический лидер предполагает, что люди мотивированы потребностями более высокого уровня — в социальном взаимодействии, успехах и самовыражении, — он пытается сделать обязанности подчиненных более привлекательными. В каком-то смысле он старается создать ситуацию, в которой люди до некоторой степени сами мотивируют свои поступки, потому что их работа, по природе своей, сама является вознаграждением. Он также способствует тому, чтобы подчиненные понимали, что им предстоит решать большую часть проблем, не имея одобрения или помощи. Но руководитель вкладывает много усилий в создание атмосферы открытости и доверия, с тем чтобы, если подчиненным и понадобится помощь, они, не стесняясь, могли бы обратиться к педагогу или руководителю. Руководитель, чтобы добиться этого, организует двустороннее общение и играет направляющую роль.

Однако коллегиальный стиль руководства таит в себе и некоторые опасности. Он характеризуется минимальным участием руководителя в управлении, и коллектив имеет полную свободу принимать решения по основным направлениям своей деятельности. Этот стиль руководства предполагает высокую сознательность и творческую инициативу всех членов коллектива. Но далеко не все коллективы готовы к такой форме самоуправления.

Демократический стиль руководства в современной литературе часто подвергается критике. Сомнения в том, что демократия не является идеальной формой правления, рождались давно. Ведь и Аристотель поставил в своей типологии политических режимов демократию на непривилегированное место. Как удивился бы античный мыслитель, если бы узнал, что современный мир склонился к убеждению, что именно демократия больше чем другие типы государственного устройства годится для политической жизни и для управления людьми.

В 20-х годах прошлого столетия Н.А. Бердяев пришел к убеждению, что демократия завершает свою историческую судьбу.

Демократия носит формальный характер, она сама не знает своего содержания и в пределах утверждаемого ею принципа не имеет никакого содержания. Демократия не хочет знать, во имя чего изъявляется воля народа, и не хочет подчинить волю народа никакой цели.

В 60-х годах прошлого века многие западные интеллектуалы тоже объявили о конце демократии. Действительно, разве социологи Д. Белл (р. 1919) или Р. Арон (1905—1983), возвещая «конец идеологии», не выступили одновременно могильщиками демократии? Неужели Э. Шилз (р. 1911) или американский социолог С Липсет (р. 1922), толкуя о приходе эры технократов, не имели в виду закат народовластия? Если в классе все проблемы будем решать голосованием, учитывая все мнения ребят, то вряд ли общее сознание класса отразит высокие помыслы и устремления. Даже выбирая руководителя, многие коллективы стараются отдать предпочтение тому, кто и сам не работает, и другим не станет мешать.

Может быть, демократия за эти десятилетия окончательно выработала свои резервы, и мир вступает в принципиально новую полосу развития? Демократия — не узор на фасаде общественного здания, а форма правления, руководства. Никто никогда не рассматривал ее как идеальную форму руководства. Особенно сегодня, когда демократия вошла в полосу умышленной фальсификации. Современная техника, силовые способы решения, манипулятивные возможности все чаще рождают в политическом подсознании крамольную мысль: а не расстаться ли с ней или по крайней мере не придать ей декоративный характер. Иногда мы ловим себя на смутном предположении: президентские выборы были столь дорогостоящи, а итоги столь безуспешны, что, может быть, было бы разумнее назначить руководителя страны в узком круге политбюро ЦК.

Только отчего эти лидеры, не имеющие нужной легитимности, исчезают в политическом подводье? Человечество бережно относится ко всем достижениям политического творчества. Бичевали тиранию, а монархии остались. Осуждали чернь, но даже английская королева, наделенная безоговорочной властью, прибегает к демократическим процедурам. Глумились над охлосом, но, по словам философа и социолога К. Поппера (1902—1994), осознавали, что только демократические институты позволяют проводить реформы без применения насилия. Демократия не приказала долго жить. Меняется наше отношение, преображается она сама. О том, что механизмы демократии станут иными в наступившем веке, пишут многие прогнозисты, в том числе Э. Тоффлер.

Попустительский конформистский стиль. Нередко руководитель отвергает жесткие методы руководства коллективом. Однако соблюдение демократических норм ему также  кажется неприемлемым или даже сложным.

Тогда, естественно, рождается мысль: а что если предоставить событиям развиваться стихийно, свободно. Куда вынесет волна? В этом случае руководитель старается подладиться к существующим представлениям, к настроениям внутри класса или организации. Он следует за событиями, полагая, что дарованная им свобода поможет получить хорошие результаты. Однако такой стиль руководства слабоэффективен. Его не случайно называют еще конформистским.

Конформизм (от позднелат. conformis — подобный, сходный) — социально-психологическая ориентация личности, которая проявляется не в самостоятельном, глубоко продуманном выборе жизненных и социальных ценностей, а лишь в пассивном, приспособительном отношении к существующему порядку вещей. Конформное поведение — это поведение согласное, некритическое. Конформистом называют того, кто без критического разбора присоединяется к суждениям, господствующим в определенных кругах. Научная общественность так и не выработала окончательного мнения относительно конформизма. В новейшей истории едва ли не первым ополчился против безоговорочного послушания немецкий философ Артур Шопенгауэр. Слова «конформист» тогда еще не было, его успешно заменяло другое ругательное понятие — «филистер». Толкуя про такой социальный персонаж, немецкий философ констатировал: «Устрицы и шампанское — вот апогей его бытия». Цель жизни филистера — добыть все, что способствует его телесному благоденствию. Вот почему такой человек, по мнению Шопенгауэра, питает уважение к чину, богатству, власти и влиятельности. Оттого-то он и сговорчив во всем, что касается привычных общественных установлений.

Не жаловали филистеров ни К. Маркс, ни Ф. Энгельс. Оба с сарказмом критиковали тех, кто, как они выражались, был прикован к своей жизненной среде и не был способен на энтузиазм во имя свободы. Получил свое даже великий Гёте, который, по мнению классиков марксизма, был то колоссально велик, то безмерно мелок. В силу своего таланта он мог быть непокорным властям, а Гёте вел себя как довольный и узкий мещанин. Заодно получили на орехи те, кто испытывал мещанский трепет перед великим ледоходом. Что таила в себе эта метафора, мы сегодня хорошо представляем. Речь шла о наступлении революции.

В большевистской идеологии «филистера» заменили «обыватель» и «мещанин». Советская историография изо всех сил прославляла бунтовщиков, повстанцев, мятежников, головорезов и ниспровергателей. В героях числились те, кто умел проливать кровь, а в злодеях — кто подчинялся власти, обычаям и жизненным обстоятельствам. И тем не менее большевистская идеология впала в неразрешимое противоречие, когда наряду с фанатизмом надо было распространить верноподданничество, идейное послушание, вождизм.

О попустительском стиле руководства писал Э. Фромм. Он сделал парадоксальное открытие: многие люди вообще чураются свободы. Она вовсе не является универсальной ценностью. Ему-то мы обязаны словом «конформизм», который он рассматривал как один из механизмов «бегства от свободы». Этот механизм Фромм сравнивал с защитной окраской некоторых животных: они настолько похожи на свое окружение, что практически неотличимы от него.

Но вот в американской психологии и педагогике слово «конформизм» вовсе не является ругательным словом. Лабильность сознания рассматривается как психологическая норма. Изучая поведение человека, современные исследователи стремятся отыскать в психике человека конформность как положительное свойство. Психологи США изучают психологические группы, которые характеризуются «слабо» или «сильно» выраженной конформностью.

Но что может дать такая фиксация? Если конформность присуща всем, то логично считать ее проявлением «здоровой» психики. Ведь именно она служит основой для закрепления в обществе принятых идей, ценностей и норм. Без конформизма невозможны общественный порядок и стабильное развитие.

Показательна в этом отношении классификация американского исследователя И. Джаниса, исследовавшего связь между лабильностью психики и типологическими характеристиками личности. По его мнению, самые убедительные примеры сильного сопротивления воздействию массовой коммуникации можно найти среди людей с ярко выраженными параноидальными тенденциями или среди тех, кто обнаруживает склонность к откровенно антисоциальному поведению и сознательно избегает общения.

Логика рассуждений Джаниса примерно такова. Нормальный человек должен обладать стремлением и способностью к приспособлению. Невротик плохо подготовлен к тому, чтобы выполнять свои социальные роли, его психика неподатлива. В своей работе Джанис выступает как нонконформист поневоле. У нормальных людей, подчеркивает Джанис, сознание легко поддается внешнему воздействию, поэтому всякое сопротивление влиянию других людей — это психическая аномалия. Ее осложненными формами являются агрессия, стремление продемонстрировать свою власть над другими.

Согласно классификации Джаниса, неподатливость к внешнему воздействию наблюдается также среди людей, безразличных к социальным интересам. Обычно на выборах они голосуют против всех. Ярче всего такое безразличие проявляется у тех, кто страдает шизоидными расстройствами или обладает нарциссическим характером.

Мы видим, таким образом, что соотношение между конформизмом и нонконформизмом изображается Джанисом как противоречие между «нормальной» и аномальной психикой. Его эмпирическая классификация узаконивает жесткую предустановленность социальных ориентаций, а ее плохо замаскированной тенденцией оказывается призыв к лояльности.

Может быть, такой подход к проблеме характерен для стабильных, благоустроенных обществ и совершенно неуместен в нашей стране? Однако пора обратить внимание и на уже открывающуюся параноидальность нонконформизма. Мы видим, что многие социальные мыслители, которые в качестве нонконформистов активно изобличали коммунистическую идеологию, теперь проявляют несговорчивость по отношению к другой реальности. Не является ли нонконформизм постоянной психологической установкой, которая не различает самой реальности?

Может быть, надо радоваться конформизму в обществе? Возможно, нонконформизм в своих глубинах параноидален? Но все-таки хочется думать, что фундаментальной личностной установкой является не приспособление к господствующим мнениям, а постоянный поиск подлинной социальности, предполагающей проверку, корректировку и пересмотр однажды найденных общественных стандартов, осознание своей социальной позиции, жизненных устремленных и социальных интересов.

Итак, попустительский стиль руководства бывает продуктивным крайне редко. Это может выглядеть как реакция, направленная против жесткой опеки, авторитаризма. Этот стиль может выразить поверхностное единодушие, которое никогда не было предметом демократического обмена мнениями. Такой коллектив плывет без «руля и без ветрил» и не может быть успешным.

Очевидно, что ни один стиль руководства не является универсальным. Чаще встречаются смешанные, гибридные стили. Нередки случаи, когда авторитарный по своим убеждениям начальник внешне ведет себя весьма демократично: вежлив, приветлив, готов выслушать мнение коллег, но его решения давно готовы и ни в чьих рекомендациях он не нуждается. При возникновении экстремальных ситуаций либеральный, «добрый и мягкий» руководитель обязан проявить свою волю, и тогда его стиль управления классом или организацией будет жестким, авторитарным. Если же коллектив состоит из высококвалифицированных специалистов своего дела, то авторитарный стиль в этом случае будет явно неуместным.

Использование различных стилей общения оказывает огромное влияние на развитие познавательной активности, общего и профессионального развития студентов.

Источник: 
Психология и педагогика: учебник для студентов вузов / П.С. Гуревич. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. — 320 с.
Темы: 
Чтобы оставить комментарий или обсудить материал на форуме, необходимо зарегистрироваться или войти.