Основные свойства правосознания

Аттитюдам, входящим в состав правосознания, присущи следующие свойства:

  1. Прижизненное формирование: правовые аттитюды не врожденны, формируются по мере развития человека.
  2. Разная сформированность компонентов правовых аттитюдов: некоторые компоненты правовых аттитюдов могут быть сформированы лучше, чем другие.

Первая иллюстрация этого свойства — разная сформированность элементов когнитивного компонента правосознания. Например, исследования 70-х годов (Каминская, Михайловская, 1974; Каминская и др., 1974) показали, что, хотя люди хорошо знакомы с некоторыми нормами закона (о необходимости передачи уголовного дела в суд), они хуже осведомлены о других («незнание закона не освобождает от ответственности», «отсутствие у вышестоящего суда права уволить народного судью», «возраст наступления уголовной ответственности», «состояние алкогольного опьянения является обстоятельством, отягчающим вину преступника», «дача взятки предусматривает уголовную ответственность»). В ряде случаев предположения граждан были более жестоки, чем предусматривал закон: больше половины респондентов считали, что уголовная ответственность наступает за недонесение о любых преступлениях, а также положительно относились к массовому обыску в случае необходимости, принимали возражения против участия защитника в уголовном процессе, приветствовали идею ужесточения наказания и требовали наказывать психически больного преступника. При этом граждане заявляли о поддержке закона. Таким образом, солидарность российских граждан с законом была выше, чем уровень их конкретных правовых знаний.

Вторая иллюстрация указанной особенности — доминирование хорошо сформированного аффективного компонента аттитюда к смертной казни над плохо сформированным когнитивным. Эмоциональность этих аттитюдов проявляется в том, что:

  • люди не замечают противоречий между теми аргументами против смертной казни (когнитивный компонент), с которыми они соглашаются, и своей собственной поддержкой этой меры наказания (поведенческий компонент). Например, они рассматривают смертную казнь как эффективную меру устрашения потенциальных преступников и выступают за ее применение, одновременно соглашаясь с данными статистики, согласно которым использование смертной казни не приводит к уменьшению в них уровня преступности, а человек в момент совершения преступления не думает о последующем наказании (Волькенштейн, Коган-Ясный, 1994). По-видимому, это происходит из-за того, что поведенческий компонент этого аттитюда определяется не знаниями, а аффективным отношением;
  • людям трудно приводить аргументы в защиту той позиции по отношению к смертной казни, которая противоречит их собственной (Волькенштейн, Коган-Ясный, 1994);
  • люди часто поддерживают смертную казнь, считая ее средством мести преступнику (Волькенштейн, Коган-Ясный, 1994);
  • отношение людей к смертной казни слабо изменяется под действием полученных знаний (Bohm, Vogel, 2004). Во-первых, информирование о недостатках и проблемах применения этой меры наказания оказывает влияние только на некоторые группы людей, но не приводит к формированию большинства, выступающего против ее использования. Во-вторых, люди не склонны изменять свое мнение о смертной казни, если их просят публично высказать его. В-третьих, если люди изменяют свою точку зрения, это происходит не на основе признания аморальности смертной казни, а на основе «административных» причин (расовой дискриминации, возможности убийства невиновных). И наконец, в-четвертых, в некоторых исследованиях наблюдается «эффект маятника»: информация о недостатках смертной казни изменяет мнение людей лишь на некоторое время, после чего оно становится прежним;
  • на отношение людей к смертной казни оказывает влияние демонстрация того, как она происходит (Howells, Flanagan, Hagan, 1995).

3. Доступность (легкость воспроизведения) правовых аттитюдов. Некоторые правовые аттитюды человек вспоминает достаточно легко, а для воспроизведения других ему приходится прилагать значительные усилия. Как правило, наиболее доступными являются аттитюды:

  • с хорошо сформированным когнитивным или экстремальным аффективным (очень позитивным или очень негативным) компонентом;
  • возникшие в собственном опыте человека, а не заимствованные им от других людей;
  • которые человеку часто приходится выражать.

4. Противоречивость (амбивалентность) правовых аттитюдов. Существует два основных вида противоречия.
Противоречие первого вида возникает между двумя разными компонентами аттитюда, например, между когнитивным (знание общих положений закона) и поведенческим (способность использовать эти нормы при оценке конкретных ситуаций). Например, школьники, признающие, что без соблюдения прав человека не построить богатого и благополучного общества, и выделяющие в качестве наиболее важных прав человека свободу совести, слова и свободу от унизительного и оскорбительного обращения, одновременно считают, что при некоторых условиях (войне и стихийных бедствиях) допустима депортация населения, и негативно относятся тому, что в Россию приедут жители бывших республик СССР (Гайнер, 1998).

Причина этого — негативное отношение людей к некоторым социальным группам, которые также являются субъектами закона. Этот эффект был продемонстрирован еще в начале 70-х годов в США, когда было показано, что поддержка людьми свободы слова не означает согласия с реализацией этого принципа по отношению к членам таких негативно оцениваемых групп, как «сторонники прекращения войны во Вьетнаме», «коммунисты» и «нацисты». Когда полный отказ от реализации закона в отношении членов определенной группы социально неодобряем, люди частично ограничивают их права. Например, граждане Австрии, Западной Германии, Австралии, США, Великобритании и Италии проявляют наибольшую терпимость к людям, поддерживающим оппозиционные правительству политические взгляды, считая, что для реализации свободы слова им можно разрешить проводить митинги, и наименьшую — к сторонникам революции и расистам, полагая, что им лучше писать книги (Davis, 1990).

Другой пример противоречия между двумя компонентами аттитюда — отношение жителей США к порнографии: опросы общественного мнения показали, что распространение порнографии не относится к числу социальных проблем, требующих скорейшего разрешения, однако, преступник, совершивший это преступление, должен быть казнен или подвергнут кастрации (McConahay, 1988).

Второй тип амбивалентности — противоречие внутри одного компонента аттитюда. Например, преступник может вызывать одновременно и страх, неприятие и интерес, симпатию.

5. Системность правосознания. Компоненты правосознания связаны между собой.
Например, согласно В. А. Щегорцеву, правосознание — целостное состояние, т. е. не совокупность отдельных элементов, а их взаимное положение. Это означает, что одни элементы правосознания занимают в нем более важное положение, чем другие. Правосознание, понимаемое как состояние, отличают эмоциональная окрашенность, интенсивность и продолжительность воздействия на поведение его носителей.

Другой пример подобного понимания правосознания — представление о нем как о системе, обладающей следующими свойствами:

  • целями;
  • структурой, в том числе управляющим центром;
  • делимостью на подсистемы;
  • внутренней противоречивостью и изменчивостью;
  • ресурсами;
  • окружающей средой, относительной изолированностью и обратной связью от нее;
  • способностью самостоятельно функционировать и организовывать свою работу и, следовательно, собственным опытом;
  • способностью поддерживать свои параметры на необходимом уровне, т.е. саморегуляцией;
  • возможностью быть измеренной (Баранов, 1997).

6. Включенность правовых аттитюдов в когнитивную систему. Под когнитивной системой понимается совокупность всех знаний, представлений, оценок и намерений человека. Правовые аттитюды являются частью этой системы: они связаны с отношением людей к другим явлениям социальной жизни — морали, религии, политике, здоровью и т. д. В частности, сторонники социальных инноваций соглашаются с участием государства в реализации прав человека в принципе, но отказываются допустить его вмешательство в конкретных ситуациях. Однако сторонники сохранения существующего социального порядка придерживаются противоположной точки зрения.

Элементы когнитивной системы различаются по степени важности для человека: одним их них он придает большее значение, чем другим. Если аттитюды по отношению к правовым явлениям занимают в когнитивной системе человека достаточно важное положение, они оказывают на него большее влияние, чем, например, мораль. В противном случае его поведение определяется не законом, а моральными нормами. Важная роль моральных норм в регуляции правового поведения человека была обнаружена российскими исследователями еще в 70-х годах, которые сделали вывод о том, что подросткам 14-17 лет понятны в основном те требования закона, которые соответствуют существующим моральным нормам.

7. Сила правовых аттитюдов определяется по четырем направлениям: стабильности во времени, устойчивости к воздействию, влиянию на отбор информации и поведение. На силу правовых аттитюдов оказывает влияние:

  • способ формирования (правовые аттитюды, возникшие в собственном опыте человека, обладают большей силой, чем заимствованные им от других людей);
  • их доступность (большей силой обладают легко доступные аттитюды);
  • противоречивость (амбивалентные аттитюды слабее однозначных);
  • положение в когнитивной системе (чем более важное положение аттитюд занимает в когнитивной системе человека, тем большей силой он обладает).

8. Содержание правовых аттитюдов связано с индивидуальными особенностями человека. К ним относятся как социодемографические (пол, возраст, уровень дохода, место жительства, партийная, религиозная и этническая принадлежность и т. д.), так и психологические характеристики (тревожность, агрессивность, психологическая адаптированность, догматизм, авторитаризм).

Социодемографические характеристики легко фиксируются и поэтому учитываются во многих исследованиях. Например, в одном из российских исследований было выяснено, что наиболее позитивное отношение к закону наблюдается у людей со средним специальным образованием, имеющих семью и служащих в армии (Трушков, 1995). Однако эта связь имеет ряд ограничений. Во-первых, с определенными правовыми аттитюдами связаны не отдельные социодемографические особенности, а их группы: одна и та же характеристика по-разному связана с правосознанием в зависимости от других социодемографических особенностей человека. Например, сторонниками активной борьбы с наркоманией в Белизе являются люди с низким уровнем образования, а в США — с высоким (Wiegand, Bennett, 1993). Во-вторых, эта связь изменяется со временем (Tan, Murrell, 1984). В-третьих, важен способ измерения особенности. Например, виктимизация человека в ходе боевых действий может быть измерена на индивидуальном (нанесенный человеку ущерб, его роль в конфликте) и социальном (количество человеческих жертв, длительность и интенсивность боевых действий) уровнях. При этом индивидуальная и социальная виктимизация оказывают разное влияние на отношение к соблюдению норм гуманитарного права во время боевых действий: оно наиболее позитивно у людей с низким уровнем индивидуальной и высоким — коллективной виктимизации (Elcheroth, 2006).

Важная роль в анализе правосознания уделяется таким социодемографическим особенностям людей как род занятий и криминальный опыт. С ними связана отдельная область исследования — содержание профессионального правосознания. Сторонники ее изучения считают, что постоянно участие человека в какой-либо деятельности, способствует формированию у него определенного правосознания. Профессиональное правосознание характерно для врачей, учителей и т. д., но прежде всего для людей, чья деятельность непосредственно связана с реализацией закона — людей, работающих в правовых структурах, и правонарушителей.

Профессиональное правосознание людей, работающих в правовых институтах, отличают две основных особенности. С одной стороны, такие люди пользуются иными познавательными категориями, чем остальные граждане, лучше знают закон, уважают его (Соколов, 1988). С другой стороны, работа в некоторых структурах оказывает противоположное влияние. Например, по мнению ряда российских исследователей, среди работников ОВД распространены подозрительность, предвзятость, обвинительный уклон, недостаточно высокий уровень знания законодательства, отсутствие чувства законности, примат служебной и личной целесообразности над требованиями закона и ориентация на мнение начальников, ориентированность на безнаказанное попирание прав граждан и вера в возможность уйти от ответственности, желание самоутвердиться, использование властных полномочий в эгоистических целях и слабая заинтересованность в торжестве закона. Аналогичные результаты были получены и американскими исследователями. По их данным полицейских отличает подозрительность, циничность, негативное отношение к закону, а также оценка судей как слишком снисходительных к преступникам.

Правосознание правонарушителей отличают хорошее знание закона, по крайней мере, в той части, которая имеет отношение лично к ним, с одной стороны, и негативное отношение к нему и нежелание следовать ему в своем поведении, с другой. Вместе с тем, группа «правонарушителей» неоднородна. Ее членов можно разделить на ранее судимых и несудимых. Несудимые правонарушители уступают законопослушным гражданам по широте и устойчивости позитивных аттитюдов к закону, а судимым правонарушителям — в распространенности и устойчивости негативных аттитюдов (Ефремова, 1974).

Психологические характеристики также оказывают значительное влияние на содержание правосознания.
- Авторитаризм. Понятие «авторитарной личности» было введено Т. Адорно и его коллегами. Позже их представление было модифицировано Б. Альтмейером, который связал авторитарную личность с такими особенностями человека, как полное и безоговорочное подчинение власти, приверженность широко распространенным социальным нормам и агрессивность по отношению к тем социальным группам, неприятие которых поощряется властями. Правосознание авторитарных людей отличают следующие характеристики (например, Na, Loftus, 1998, Lambert, Burroughs, Nguyen, 1999):

  • неприятие прав человека: демократических прав, в том числе свободы слова, свободы организации демонстраций и т.д.;
  • позитивное отношение к закону и негативное — к заключенным;
  • оценка преступления, совершенного представителем власти, например, работником правоохранительных органов, военным и т.д., как менее серьезного, чем совершенного человеком, выступающим против власти;
  • атрибуция большей ответственности за совершение преступления преступнику, но только если он не является представителем власти;
  • оправдание людей, совершивших преступление во время выполнения приказа;
  • интерес к детективам, криминальным драмам, основанным на реальных событиях.

- Завистливость и эгоизм. Завистливые и эгоистичные люди считают более приемлемыми разные формы поведения, свидетельствующие о нечестности человека (уклонение от уплаты за проезд в общественном транспорте, незаконное получение государственных пособий, уклонение от уплаты налогов, покупка заведомо краденого, получение взятки, дача взятки ради решения своих проблем, ложь в корыстных целях, мелкое воровство), его агрессивности и жестокости (политические убийства, месть за нанесенную обиду или ущерб, самоубийство, эвтаназия, физическое наказание детей), сексуальной несдержанности (супружеская неверность, проституция, занятие несовершеннолетних сексом, гомосексуализм) (Муздыбаев, 2000, 2002).
- Эмпатия и оптимизм. Например, американцы, считающие, что их страна должна использовать свои ресурсы для защиты прав человека в других странах, отличаются более сильной эмпатией и оптимизмом (McFarland, Mathews, 2005).
- Личностные черты, входящие в «большую пятерку». Например, смертную казнь больше поддерживают люди с сильно выраженной экстраверсией (напористые, энергичные, активные), нейтротизмом (эмоционально нестабильные, неуверенные в себе) и сознательностью (организованные, ответственные, надежные, настойчивые), а также со слабо выраженными открытостью опыту (нелюбопытные, консервативные) и доброжелательностью (не склонные к сотрудничеству, эгоистичные, злые). При этом сознательность оказывает большее влияние на аттитюды женщин, а открытость опыту — мужчин (Robbers, 2005).

Ключевые слова: Право
Источник: Психологические основы юриспруденции: учебное пособие / О.А. Гулевич — М.: НОУ ВПО Московский психолого-социальный институт, 2009. — 512 с.
Материалы по теме
Право и экономика в философии
Поздняков Э. А. - Философия государства и права - 2016
Принципы инвестиционного права
Фархутдинов И.З., Трапезников В.А. Инвестиционное право
Предмет теории государства и права
Теория государства и права - Учебник (под ред. М.Н. Марченко)
Правовые основы рынка недвижимости
Шевчук Д. А., Экономика недвижимости. Конспект лекций
Культура как контекст правовой социализации
Гулевич О.А., Голынчик Е.О. Правосознание и правовая социализация. Аналитический обзор:...
Логическая структура правовой нормы
Теория государства и права - Учебник (под ред. М.Н. Марченко)
Правовой режим ценных бумаг
В, С. Белых, Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России
Обычные нормы международного права
Международное право. Общая часть : учеб. для студентов юрид. фак. и вузов / И.И. Лукашук;...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий