Основные концепции распределения политической власти в современном обществе

Какие социальные группы доминируют в политике? Кто из них более представлен в политических структурах, оказывает влияние на принятие государственных решениях и воздействует на процесс формирования политического сознания граждан? Т.е., кто правит?

При ответе на этот вопрос исследователи разделились. Марксисты (А. Грамши, Л. Альтуссер, Р. Милибенд, Н. Пуланзас) считают, что политической властью в современном западном обществе обладает экономически господствующий класс. Государство и государственные служащие в буржуазных странах зависят от крупного бизнеса и реализуют его волю; ценности и идеалы правящего класса навязываются всему обществу, что обеспечивает стабильность его господства. В соответствии с данным подходом, политическая власть в современной России принадлежит «новым русским», контролирующим деятельность всех основных политических институтов.

Элитисты (Ч.Р. Миллс, У. Домхофф, Т. Дай, Дж. Хигли) доказывают, что даже в странах с развитой либеральной демократией (не говоря уже об авторитарных и тоталитарных режимах) политическая власть концентрируется в руках сравнительно небольшой и относительно замкнутой правящей элиты. В отличие от марксистов, рассматривающих политическую власть главным образом как продукт власти экономической и называющих субъектом и объектом политической власти, соответственно, эксплуатирующий и эксплуатируемые классы, элитисты придают большее значение другим ресурсам власти (сплоченность, организованность, связи, образование, умение манипулировать) и отвергают классовый характер власти, ограничивая субъекта власти небольшой группой людей, оказывающих непосредственное влияние на принятие и непринятие важнейших государственных решений. Субъектами политической власти в России, исходя из элитистской парадигмы, являются активно (открыто или скрытно) участвующие в политике национальные и региональные «олигархи» и связанные с ними руководители государства, высший слой бюрократии, а также наиболее влиятельные мафиозные и криминальные структуры.

Плюралисты (Р. Даль, Ч. Линдблом, Н. Полсби, Р. Уэйст) отвергают наличие в современном демократическом обществе единой правящей элиты или господствующего политического класса. С их точки зрения, политическая власть рассредоточена между различными группами людей, ни одна из которых не обладает монопольным влиянием на принятие политических решений. Это, по их мнению, обусловлено тем, что ресурсы власти не сконцентрированы в руках одной группы, и поэтому отсутствие одних ресурсов (деньги, общественное положение) можно компенсировать эффективным использованием других (численность, организованность, образование). Для современного общества характерна не борьба нескольких антагонистических классов (как это было ранее), а конгломерат различных интересов, взаимодействующих между собой. Между группами возникают отношения конфликта и консенсуса, при этом конфигурация «друзей» и «врагов» постоянно изменяется. Поэтому на арене принятия политических решений нет постоянных победителей и побежденных: в одних вопросах побеждают одни группы, в других — другие. Государство и его носители не находятся под контролем какой-то одной группы, выполняя функции относительно нейтрального арбитра, реагирующего на действия различных групп и учитывающего многообразие общественных интересов. Современные плюралисты признают, что бизнес имеет большее влияние на государственную политику по сравнению с другими группами, но считают, что и те группы имеют шансы быть услышанными.

В процессе полемики между этими теоретическими перспективами выявились их сильные и слабые стороны, что стимулировало их коррекцию и усовершенствование. В настоящее время наблюдается определенное сближение подходов в объяснении распределения политической власти на основе синтеза отдельных элементов.

Источник: 
Политология - под ред. Буренко В.И., Журавлева В.В. - 2004