Органы речи и их функции

Перечисляя науки, имеющие отношение к речи, в предыдущей главе автор умышленно не коснулся ее физиологических основ — тех органов человека, которые обеспечивают функционирование видов речи: говорения, аудирования, письма, чтения, внутренней, мысленной, речи. Строго говоря, органы речи — тема не филологическая, но филологу, изучающему речь, — вполне материальную деятельность — необходимо ознакомиться хотя бы с основными блоками.

Термин блоки не следует понимать прямолинейно: так, в блоке говорения, произносительном, мы действительно можем назвать реально существующие органы: голосовые связки, язык, полость носа...

Иное дело — органы мысленной, внутренней речи, органы, обеспечивающие кодовые переходы. Когда мы говорим о блоке восприятия звучащей речи, то имеем в виду как физиологические органы (ушную раковину, барабанную перепонку), так и процессы, механизмы преобразования акустического сигнала, перевода его на универсальный предметный код, по Н.И. Жинкину.

Но если, рассматривая блоки говорения и аудирования, мы наряду с процессами перекодирования можем назвать и некоторые органы, например ухо, то конкретного центра памяти назвать не можем, используем гипотетическую модель (есть гипотеза нейронной теории памяти, связанная с биотоками; есть химическая гипотеза).

Память представляет собой процессы сохранения прошлого опыта, делающие возможным его повторное использование в деятельности, в сознании, она служит важнейшей познавательной функцией, лежащей в основе обучения и развития. В памяти сохраняется информация, закодированная в форме образов и в форме языковых кодовых единиц и правил. Нам нелегко понять, как форма языковой единицы — слова связана в памяти со значением, с образом или понятием, но такая связь подтверждается фактом речи — говорения и аудирования.

Механизмы памяти обладают следующими способностями: запоминанием, сохранением, пониманием, воспроизведением. Память также обладает способностью развития. Она обладает огромным объемом — запасом памяти. Память существует в двух формах: долговременной памяти и кратковременной, так называемой оперативной, памяти. Память входит в целостную структуру личности человека, структура хранимой в памяти информации обладает способностью перестраиваться, например, может изменяться отношение человека к своему прошлому.

Долговременная память — это подсистема, обеспечивающая постоянное сохранение: язык, как правило, хранится, даже при отсутствии его повторения, многие десятилетия, порой всю жизнь. Но лучшее хранение — это воспроизведение, т.е. речь. Долговременная память не только сохраняет огромное количество языковых единиц, но и упорядочивает их, что позволяет в нужный момент передавать их в оперативную, кратковременную память. Память сохраняет и воспроизводит языковые единицы всех уровней — эталоны звучания, фонемы, правила сильных и слабых позиций фонем, эталоны интонаций; слова — тоже в виде эталонов, соотнесенных со значениями; фразеологию и эталоны сочетаемости слов; морфологические формы, правила словоизменения и сочетания; правила и модели синтаксических конструкций, внутритекстовых связей, целые заученные тексты, композицию, сюжеты...

Объем языковой (речевой) памяти у человека, получившего современное образование, исчисляется сотнями тысяч единиц.

Материальная природа функционирования памяти, как и всей системы, обеспечивающей речь, нам неизвестна, но методом моделирования удается, со значительной степенью вероятности, предположить, что наряду с долговременной есть еще кратковременная, или оперативная, память. Это тоже подсистема, она обеспечивает оперативное удержание и преобразование данных, переданных из долговременной памяти.

Механизм оперативной памяти принимает от органов восприятия речи информацию в языковых формах и передает ее в долговременную память.

Именно в механизме оперативной (кратковременной) памяти подготавливается, конструируется устное или письменное высказывание. Этот процесс протекает на уровне внутренней речи, или мышления, с упреждением, объем которого возрастает по мере речевого развития человека.

Подготовленное в блоке оперативной памяти высказывание передается в другие блоки, где происходит «озвучивание» или написание текста.

Речевые центры мозга, ведающие всеми речевыми операциями, а также языковой памятью, приблизительно установлены физиологами в процессе соотнесения участков поражения коры больших полушарий головного мозга и дефектов речи, а также другими методами исследования. Точными данными, которые могли бы прояснить механизмы мозга, наука не располагает.

Травмы определенных участков мозга приводят к потере речи. Это позволяет, однако, сделать вывод: именно здесь сходятся и осуществляются акты понимания речи, акты кодовых переходов, здесь формируется содержание говоримого, усвоение услышанного и прочитанного. Здесь сосредоточены центры самосознания, самоконтроля, самооценки, интеллекта — всего того, что составляет феномен личности человека. Человек, утративший по какой-то причине свою память, язык, способность речи и мысли, — это уже не личность. Манкурт.

Эти центры психики человека надежно защищены самой природой от непрошенного вторжения не только посторонних, но и самого субъекта.

Произносительный аппарат, механизм говорения, легко доступен изучению: эти органы всем известны. Легкие, подающие в гортань струю воздуха, необходимую для образования звуков речи; голосовые связки, вибрирующие при прохождении струи воздуха и создающие звук, голос; резонаторы — полости рта и носа, меняющие свою конфигурацию в процессе говорения; подвижные органы, изменяющие форму резонаторов и тем изменяющие звучание; мягкое нёбо, открывающее и закрывающее полость носа; подвижная нижняя челюсть, губы и особенно язык. Все они обеспечивают так называемую членораздельную речь, артикулируют звуки данного языка. Здоровый, хорошо натренированный произносительный аппарат речи более или менее легко продуцирует звуки родной речи, а иногда — и звуковую систему двух-трех языков; вырабатывается дикция.

В работу произносительных органов субъект имеет возможность вмешиваться по своему желанию: умышленно изменять звучание голоса, нарочито произносить некоторые звуки, говорить громко или тихо. Он может тренировать свой произносительный аппарат: артистам «ставят голос»; логопед устраняет ребенку шепелявость или «рычание».

Органы аудирования обеспечивают прием акустических сигналов, т.е. устной речи.

Ушная раковина — это внешняя часть устройства, принимающего акустическую речь. У человека этот орган невелик и неподвижен: не может обращаться в сторону источника принимаемой речи (в отличие от уха некоторых животных).

Открытость, доступность аппарата говорения позволяет получить понимание функционирования этого блока, кроме механизма кодовых переходов. Этой доступности нет в блоке аудирования.

Звуковые волны, улавливаемые ушной раковиной, вызывают вибрацию барабанной перепонки и затем, через систему слуховых косточек, жидкостей и других образований передаются восринимающим рецепторным клеткам. От них сигнал поступает в ечевые центры мозга. Здесь совершается акт понимания услышанной речи.

Более подробно говорение, порождение высказывания и вос-риятие речи будет описано в соответствующих главах.

Условно можно предположить наличие физиологического комплекса координирующих, управляющих механизмов.

Обратимся к механизму говорения. Каждый звук речи в произносительном аппарате артикулируется, у каждого звука — свой способ образования с участием различных органов: голосовых связок, языка и пр., что и кладется в основу фонетических классификаций. Так, образование гласных и согласных звуков различается наличием или отсутствием шумов; подобным же образом озникают пары звонкие—глухие согласные; шумы создаются либо рывком воздуха при резком размыкании губ, без голоса, либо при резком отрывании языка от нёба, от альвеол, от зубов, или в результате прохождения воздуха сквозь узкую щель, создаваемую между языком, нёбом, зубами. Звукообразующие возможности произносительного аппарата человека избыточны, это позволяет человеку усваивать, хотя подчас с трудом, звуковые системы неродных языков, достигать отчетливого разграничения звуков и их сочетаний, что помогает дифференцировать звуки — их называют членораздельными. Речь на незнакомом языке воспринимается человеком как нечленораздельный акустический поток: требуется значительный опыт восприятия незнакомого языка, чтобы научиться выделять в речевом потоке на этом языке все большее количество разных звуков.

Ухо, точнее — весь комплекс органов восприятия устной речи, улавливает звуки окружающего мира, отделяет звуки речи на знакомом языке, дифференцирует их, улавливает ритмику слогов, выделяет комплексы, напоминающие фонетические слова; затем происходит сравнение полученных фонетических слов с соответствующими эталонами, хранящимися в долговременной речевой памяти... Здесь мы вступаем в область догадок, а возможно — и научных гипотез.

Об устройстве координационной системы известно очень мало. Предположительно, эта система связывает все блоки речевых механизмов, речевую память, говорение, аудирование, письмо, чтение, внутреннюю речь, мир эмоций, воображение, интуицию, предвосхищение возможного результата речи и даже возможность разного понимания сказанного и услышанного.

Координация неотделима от контроля и управления процессами речи, особенно в условиях быстрого диалога. Следовательно, координационная система должна быть одновременно и центральной, и периферийной. Она охватывает не только речемыслитель-ные процессы, но и всю деятельность индивида. По-видимому, в человеке как в функционирующей системе речемыслительная деятельность наиболее сложна и всеохватна.

Каждый из нас, пользуясь методом самонаблюдения, может заметить не частые, но неизбежные сбои в координации речевых действий: ошибка в ударении, особенно при еще не окрепшем навыке (феномен — «феномен»), нечаянная замена буквы при письме и т.п. Бывают задержки в выборе слова, ошибки в согласовании, удивляющие самого говорящего и приводящие к срыву общения.

Такие самонаблюдения подтверждают наличие физиологической основы координации в речемыслительном процессе.

Мы не решаемся даже предположить существование какого-то специального органа кодовых переходов во внутренней речи. Но последние не только несомненно существуют, но и играют важнейшую роль в речи.

Человек пользуется в речевой деятельности, как минимум, кодом устной речи, или акустическим, кодом письменной речи, или графическим, и кодом (кодами?) внутренней речи, или мыслительным. Н.И. Жинкин использовал также понятие «речедвига-тельного кода» («О кодовых переходах во внутренней речи») (Жинкин Н.И. Язык. Речь. Творчество // Избр. труды. — М., 1998. — С. 151). Здесь же он выдвигает гипотезу предметно-изобразительного кода внутренней речи (С. 159). Понимание, по Жинки-ну, есть переход с одной кодовой системы на другую, например, со словесного кода на код образов. Он ввел понятие универсального предметного кода.

Недаром проблема кодовых переходов интересует многие науки, и в первую очередь — психолингвистику.

Кстати, во внеречевой деятельности человек пользуется множеством кодов: каждый иностранный язык, диалекты, жаргоны — это коды, которые используют носители родного языка, иногда переводят, владеют этими кодами; стили речи — это внутриязыковые коды, математические символы — тоже код, химические формулы, знаки, используемые в географических картах, — все это кодовые (знаковые) системы. Человек пользуется бесчисленным количеством подобных кодов во внешней речи, в познавательной, интеллектуальной деятельности.

Органы письма — это условность: природа не предусмотрела в организме человека таких специальных органов. По-видимому, современное письмо было изобретено слишком поздно. Для письма человек использует:
а) органы зрения;
б) руки как органы деятельности;
в) частично — ноги, туловище для опоры во время письма.

Сам феномен письма как перехода с мыслительного на графический код (через посредство фонемного кода, поскольку наше современное письмо, в частности русское, имеет фонемную основу) не есть спонтанное действие, подобное мысли, это продукт изобретательской способности людей.

Не следует забывать, что письмо, или письменную речь, — выражение мысли в графическом коде, обслуживают и речевые центры мозга, и память — долговременная и кратковременная, оперативная, и координирующие механизмы, и даже произносительные органы, ибо установлено, что человек во время письма совершает микродвижения произносительного аппарата и ощущает эти микродвижения (эти ощущения называются кинестезии). Письмо осложнено также правилами графики и орфографии, эти правила сложны, их бывает трудно усвоить.

Заметим также, что овладение письменной речью в обоих вариантах — письма и чтения — в современном обществе нуждается в специальном обучении, не происходит само собой, подобно усвоению устной речи; имеет место и самообучение детей, обычно 5—6 лет. Оно встречается все чаще, и можно ожидать прогресса в этой области.

Чтение, как и письмо, тоже представляет собой перекодирование; его обеспечивает зрительный аппарат, в варианте громкого чтения — также произносительный блок. Читающий осуществляет перекодирование текста с графического кода на мыслительный и в варианте устного чтения — еще на акустический код. Понимание читаемого обеспечивает мысленный код, код образов и понятий. Им ведают речевые центры мозга, оперативная память.

Чтение — источник познания, образования. Оно достигает у субъекта степени автоматизма и связано с умениями осознанного запоминания, логического обобщения, систематизации знаний и их воспроизведения в речи и применения на практике в соответствующих ситуациях.

Таким образом, физиологическая основа едина для мышления и речи; она имеет отделы, центры, не поддающиеся контролю сознания, не подчиняющиеся волевым воздействиям субъекта; материальная природа некоторых органов речи и их функционирования пока не поддается изучению, она познается лишь на уровне гипотез; тем не менее система органов мысли и речи обладает высокой устойчивостью и нуждается в обеспечении питательными веществами (система весьма чувствительна к недостаточному питанию, а также к стимуляторам и наркотическим средствам). Внешние органы — глаз, ухо, органы говорения и пр. нуждаются в тренировке, в профилактике и в доведении их действия до уровня навыка; внутренние процессы — припоминание, выбор слова, кодовые переходы и пр. также поддаются совершенствованию.

Источник: 
Львов М.Р., Основы теории речи: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2000. - 248 с.
Темы: