Определения риторики в русских классических учебниках

Множество споров относительно сущности риторики разрешаются обращением к классическим определениям риторики, тем более что любое такое определение остается актуальным и сопоставимо с современной речевой практикой.

«Определим риторику как способность находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета», — пишет Аристотель, греческий философ IV в. до н.э..

Всякий человек старается развить эту способность, чему и служит искусство риторики, наше стремление обобщить как опыт науки, так и личный опыт для того, чтобы знать способы и приемы убеждения. Обратим внимание на всеобщность риторики, распространяющуюся на множество предметов.

Риторика рождается как искусство управления и решения государственных и судебных дел. Хотя на риторику распространяется требование украшать речь, главное в риторике — не украшение само по себе, а искусство хорошо и достойно говорить. Поэтому в основание риторики всегда закладывались этико-нравственные и философские постулаты. Как только искусство риторики выходило за рамки этики и подлинно глубокого содержания речи, риторика, как и сам ритор (участник речи), бывали критиковать

Этические основания риторики выражены в классической формуле:

«для того, чтобы быть хорошим оратором, надо прежде всего быть хорошим человеком», — утверждал Марк Фабий Квинтилиан, римский теоретик риторики и публицист в «Двенадцати книгах риторических наставлений», ставших одним из первых трудов по речевой педагогике.

В первой русской «Риторике» 1620 года, построенной в виде вопросов и ответов учителя и ученика, на вопрос «Что есть риторика?» следует ответ: «Риторика есть яже научает пути праваго и жития полезнаго добрословием», т.е. эта наука наставляет на правый путь и полезную жизнь добрыми словами. В первой русской «Риторике», явившейся переводом латинского учебника «Риторики» Филиппа Меланхтона, «великого учителя» Германии, автор-переводчик не просто дословно перевел латинский текст, но делал собственные добавления для того, чтобы текст стал более понятным ученикам. В результате уже толкование слова eloquentia (в первом переводе «добрословие») обогатилось богатым синонимическим рядом: «сию же науку сладкогласием или краснословием нарицают, понеже красовито и удобно глаголати и писати научает... Гречестии же мудрецы риторию сииречь течение слов глаголют быти, паки же латинстии мудрецы риторику сию науку нарекли, и сего ради про-именовашеся от тоя ритор, сииречь учитель благословил наречен есть. Та же наука от Димонтена греческаго ритора, сииречь хит-роречиваго, и от Маркуса Талиуша Кикерона, латынскаго хит-рословия начальника , чюдесным разумом украшена есть. И того ради сию науку никто от философ не преминовал для присноте-кущаго и неисчетнаго от нея происходящаго разума».

Весь XVII век состав светских («внешних») наук определялся «тривиумом свободных мудростей» (наук, художеств), который составляли «Грамматика» Мелетия Смотрицкого, вышеуказанная «Риторика» (автор ее неизвестен, так как ранее сделанная атрибуция новгородскому и великолуцкому митрополиту Макарию оказалась неверной) и «Диалектика» Иоанна Дамас-кина в древнерусском переводе.

Позднее Николай Спафарий, переводчик Посольского приказа, в «Книге о девяти мусах и о седми свободных художествах» (1672) давал риторике следующее определение: «Риторика есть художество, яже учит слово украшати и увещевати» [Николай Спафарий 1978: 33]. Оно восходит к классическому древнеримскому пониманию риторики, записанному у основателей европейской риторики Цицерона и Квинтилиана: Rhetorica est ars recte et ornate dicendi — риторика есть искусство хорошо и украшенно говорить. Отсюда и разовьется будущий термин «красноречие». Вопрос о том, что такое «украшенная речь», что такое подлинная красота речи и всякая ли красивая речь убедительна, всегда решался неоднозначно.

Петровские преобразования рождали необходимость в новых учебниках, которые показывали бы правила новой общественной речи. В периоды социально-идеологических преобразований всегда рождается особый интерес к руководствам по риторике и словесности. Именно ранним периодом петровских реформ (1698— 1710) датируются учебники Софрония Лихуда, Михаила Усачева, Стефана Яворского, Андрея Белобоцкого, Козмы Афоноивер-ского и «Старообрядческая риторика».

Михаил Усачев дает риторике следующее определение в «Риторике» 1699 г.: «Риторика есть наука добре, красно и о всяких вещех прилично глаголати». У Стефана Яворского, ставшего во главе Московской Славяно-Греко-Латинской академии, риторика определялась как «художество добре глаголати». Аккуратно читавшие все риторики старообрядцы, организовавшие Выговское общежительство на севере России, также записали в своем учебнике «Риторика в пяти беседах»: «Риторика есть хитрость добре глаголати».

Козма Афоноиверский, грек-монах Чудова монастыря, настолько овладел русским языком, что не только перевел греческую «Риторику» Софрония Лихуда в 1698 году, но и написал собственное сочинение «Книгу всекраснаго златословия» (1710), где определение риторики дал в разделе о том, как оратору учиться строить само определение исходя из «рода и разнства». Ритор, определив род, указывает на видовое различие предмета («разн-ство»). Например, «риторика есть художество благо глаголати», то есть (поясняем в переводе): «здесь род — художество, все науки свободные и несвободные объемлющее, например, врачебную, военную и прочее. Различие же риторики — в том, чтобы благо глаголати, и этим она отличается от прочих искусств, ибо только в риторике имеется благое, полезное и потребное к тому, чтобы говорить. Художеством же именовалась потому, что имеется предание, будто присночудным явится глаголющий: словно не речи, но бисеры испускающий драгие».

Первое научное определение риторики дал великий русский ученый-филолог М.В. Ломоносов в «Кратком руководстве к красноречию» 1747 года. Этому событию предшествовал напряженный поиск точного определения, которое необходимо было дать науке и искусству речи. Любопытно, что в первом рукописном неопубликованном варианте 1744 года даже учебник назван по иному «Краткое руководство к риторике».

Выбор слова для обозначения науки риторики из бесконечного ряда существовавших синонимов «благоречие», «добрословие», «хитроязычие», «сладкоречив» и т.д. происходит именно здесь. Ломоносов останавливается на слове «красноречие» и несомненно сознательно редактирует во втором варианте определения § 1 — ср.: 1744 г. — «Риторика есть наука о всякой предложенной материи красно говорить и писать...»; 1747 г. — «Красноречие есть искусство о всякой данной материи красно говорить и тем других преклонять к своему об оной мнению».

Факт ясного отделения риторики от красноречия доказывается в повторном именовании 1-й книги: «Краткого руководства к красноречию Книга 1, содержащая риторику. § 1. Имя сея науки происходит...». Таким образом,риторика — это «наука», «учение», «правила»; красноречие — «искусство», способность, умение «говорить и писать», но также и состав текстов словесности, если употребить взятый впоследствии термин. Говоря о «правилах обоего красноречия: оратории и поэзии», Ломоносов понимает под красноречием также совокупность текстов или словесных произведений — аналог будущей словесности. Это значение термина «красноречие» сохраняется и поныне, когда говорят о разных видах красноречия: судебном, политическом, духовном, академическом и т.д.

Вполне в соответствии с ломоносовскими традициями разделяется понимание риторики и красноречия в учебниках первой половины XIX века. Так, учебник профессора Московского университета А.Ф. Мерзлякова (1804—1828) фиксирует следующее различие: «Риторика заключает в себе полную теорию красноречия. Красноречие... есть способность выражать свои мысли и чувствования на письме или на словах правильно, ясно и сообразно с целию говорящего или пишущего. Древние под именем красноречия разумели единственно искусство оратора, а под именем риторики — правша, служащие к образованию оратора».

Другое значение слова риторика — «теория прозаических сочинений», не ограничивающаяся «убеждением и доказательствами»; наконец, риторика — «наука научать наш разум и занимать воображение, или трогать сердце и действовать на волю».

И все-таки взгляды А.Ф. Мерзлякова не вполне последовательны. Эта непоследовательность выразилась в том, что риторика «не простирает своих исследований до мыслей и до слов, предоставляя это логике и грамматике» (вспоминаются слова Цицерона: «красноречие состоит в мыслях и словах»). Отношения же с логикой и грамматикой проясняются далее: риторика «более смотрит на красоту и стройность сочинения, т.е. она учит мысли, правильно обдуманные и по правилам грамматики выраженные, представлять в виде изящном и соответственном каждому роду красноречия» .

Из определений XIX века имеет смысл остановиться на наиболее популярном учебнике Николая Федоровича Кошанского, учителя российской и римской словесности в Царскосельском лицее. Две его книги «Общая реторика» и «Частная реторика» выдержали соответственно 10 и 7 изданий с 1829 по 1849 годы (слово «реторика» Н.Ф. Кошанский пишетчерез «е», возводя данный термин к латинскому rhetorica).

Словесность названа «способностью выражать мысли и чувствования» и подразделяется на прозу (ее изучает частная риторика) и поэзию (изучается пиитикой). При этом каждая из словесных наук имеет свою теорию и практику. «Реторика вообще» (общая риторика) определена как «наука изобретать, располагать и выражать мысли, и в особенности руководство к познанию всех прозаических сочинений» (частная риторика)».

В отличие от А.Ф. Мерзлякова Н.Ф. Кошанский возвратил в риторику учение об изобретении, назвав предметом риторики «мысли», точнее способность их «изобретать, располагать и выражать». При этом нет никакого противоречия в споре предметов логики и риторики: логика предстает как наука об умственных операциях безотносительно к слову, риторика — как наука о выражении мысли через слово.

Термин красноречие прокомментирован у Н.Ф. Кошанского в примечаниях. Если каждая из словесных наук (грамматика, риторика, поэзия) имеет, «как наука, свою теорию, и как искусство, свою практику», то очевидно, что практика риторики ближе всего к традиционному значению слова красноречие. В «Частной реторике», пользуясь терминами «гражданское красноречие», «политическое красноречие», «духовное красноречие» при описании конкретных родов речей, Н.Ф. Кошанский предпочел названию вида словесности термин «ораторство». Не исключено, что это произошло вследствие влияния латыни на терминологию автора (ведь все термины у него имеют в скобках латинское слово как источник своего происхождения, а латынь не давала источников для русских слов красноречие и витийство).

Последним учебником русской классической риторики, предшествовавшим критике риторики, стал «Курс русской словесности» 1849 г. профессора Ришельевского лицея в Одессе К.П. Зеленецкого, состоявший из четырех книг: «Общая риторика»; «Частная риторика»; «Пиитика»; «История русской литературы для учащихся».

Учебник начинался словами:

«Предмет риторики есть речь. Речь есть устное или письменное выражение наших мыслей на словах или на письме...» 

Содержание риторики в XX веке не изменилось по существу, но обогатилось новыми концепциями и идеями, нередко представляя хорошо забытое старое в рамках новых дисциплин: культуры речи, практической стилистики, психологии общения и других. Но риторика после критики ее во второй половине XIX века переживает период возрождения. Однако справедливо встает вопрос: почему же риторика вышла из состава преподавания, почему ее критиковали и забыли?

Ключевые слова: Риторика
Источник: Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание, стереотип. — М. : ФЛИНТА , 2016. — 296 с.
Материалы по теме
Риторический логос
Волков А. А., Основы риторики
Кризис риторики
Лмов М.Р., Риторика. Культура речи: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений, обуч. по...
Топос сравнение в риторике. Примеры
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Аргумент к авторитету
Волков А. А., Основы риторики
Политическое красноречие
Лмов М.Р., Риторика. Культура речи: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений, обуч. по...
Топос противоположность (антитеза) в риторике. Примеры
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Структура деловой презентации
Гандапас Радислав, Презентационный конструктор
Риторика как учение о речи
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий