Определение и структура правосознания

Большинство современных определений правосознания сформулировано в виде перечня элементов, среди которых: идея, теория, взгляд, убеждение, представление, понятие, рациональный образ, мнение, идеал, верование, ценностная ориентация, настроение, переживание, чувство, состояние, отношение, привычка, традиция, установка.

Таким образом, в качестве основных элементов структуры правосознания выделяют правовые чувства, установки, правовой опыт, правовые иллюзии ( Баранов, 1991); знание права, представления о праве, отношения и требования к праву, отношение к выполнению правовых предписаний ( Пристанская, Юцкова, 1990); мотивы соблюдения закона (Семен-ко, 1987); осознание и принятие тех социальных ценностей, которые находят свое официальное закрепление в праве (Еникеев, 1982).

По мнению исследователей, элементы правосознания различаются по стойкости, эмоциональной насыщенности и содержанию ( Колотов, 1991) и объединяются в три ( Бохан, 1970; Лысков, 1969) или четыре (Щегорцев, 1981) компонента:
• содержательный (что думает и знает человек о законе, наказании и т.д.);
• оценочный (как оценивает происходящее в сфере права);
• поведенческий (как человек намеревается себя вести в правозначащих ситуациях);
• энергетический (эмоциональное сопровождение поведения).

В целом трехкомпонентная структура, в которой оценочный компонент является частью содержательного, идентична структуре аттитюда. Таким образом, содержательный и оценочный компоненты образуют когнитивный компонент аттитюда, энергетический — аффективный компонент, а намерения человека вести себя в правозначащих ситуациях определенным образом — поведенческий компонент. Эта структура используется и в западных исследованиях правосознания. В принципе возможно выделение еще одного компонента правосознания — образного, включающего в себя визуальный образ преступника, жертвы, милиционера, судьи и т.д.

Все упомянутые элементы правосознания могут быть разделены на четыре группы: аттитюды (1) к преступлениям / преступникам, (2) закону, (3) наказанию, (4) правоохранительной / судебной / пенитенциарной системам и их работникам. Аттитюды к каждому из объектов включают в себя когнитивный, аффективный и поведенческий компоненты.

Отдельные компоненты правосознания соотносятся российскими исследователями с его основными функциями и эмпирическими показателями (табл. 1.2.).

Таблица 1.2. Компоненты правосознания, их эмпирические показатели и функции по А.Р.Ратинову (Ратинов, 1975)
Основные функции правосознания Компоненты правосознания Эмпирические показатели
Познавательная Интеллектуальный Юридические знания и умения
Оценочная Интеллектуально-эмоциональный Оценочные суждения
Регулятивная Интеллектуально- эмоционально- волевой Поведенческие позиции

Однако систематизация элементов правосознания и даже приписывание разных функций разным его компонентам не оправдывают введение общего термина для обозначения этого явления. Оправданием введения термина «правосознание» в эмпирические исследования может служить системность этого феномена, объединенность его элементов в единую структуру, содержание каждого компонента которой зависит от содержания других ее компонентов.

Российскими исследователями предпринималось несколько попыток описать правосознание как целостный феномен. Одна из таких попыток принадлежит В.А.Щегорцеву, который предложил рассматривать правосознание как целостное состояние, под которым понимается не просто совокупность элементов (идей, взглядов, представлений, чувств), а их взаимное положение, при условии, что один из элементов занимает доминирующую позицию. Правосознание, понимаемое как состояние, отличают эмоциональная окрашенность, интенсивность и продолжительность воздействия на поведение его носителей.

Другой вариант понимания правосознания как целостного феномена — представление о нем как о системе, обладающей следующими свойствами: целями, структурой, в том числе управляющим центром, делимостью на подсистемы, внутренней противоречивостью и изменчивостью, ресурсами, окружающей средой, относительной изолированностью и обратной связью от нее, способностью самостоятельно функционировать и организовывать свою работу и, следовательно, собственным опытом, способностью поддерживать свои параметры на необходимом уровне, а также возможностью быть измеренной.

В пользу предположения о системности правосознания говорят эмпирические исследования, в которых было продемонстрировано наличие взаимосвязи между размером предлагаемого преступнику наказания, страхом перед преступлениями и оценкой уровня преступности.

К сожалению, теоретическая разработка идеи системности правосознания редко получает свое эмпирическое воплощение.

Источник: 
Гулевич О.А., Голынчик Е.О. Правосознание и правовая социализация. Аналитический обзор: Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по специальности 020400 — «Психология». Москва: Международное общество им.Л.С.Выготского, 2003. — 270 с.
Темы: