Ограничение эгоизма

Как показывает социально-нравственная практика, интерес отдельных индивидов в прирастании общего блага и общественном благополучии сплошь и рядом не выдерживает конкуренции с интересом обеспечения собственного блага. Необходимость в специальных усилиях людей, взаимно ограничивающих по мере сил и возможностей чрезмерные частные интересы, есть всегда. Это является одной из забот различных систем регуляции поведения.

Владимир Соловьев решительным средством против эгоизма посчитал чувственную любовь.

Эгоизм и любовь. Любовь определяется Соловьевым как то, благодаря чему происходит «оправдание и спасение индивидуальности через жертву эгоизма»1. Это философское определение любви, которое предлагает Соловьев, критически разобрав различные научные определения любви. Философия вскрывает высший смысл любви в жизни человека.

Определение Соловьева заслуживает внимания: через подавление эгоизма спасается индивидуальность. Для сознания, не выходящего за рамки житейского лексического опыта, это кажется парадоксальным: для такого сознания эгоизм и есть утверждение индивидуальности. Формулировка Соловьева семантически несравненно тоньше. Строго говоря, эгоизм не есть отстаивание Я как такового. Но отстаивание Я в противовес и вопреки Ты.

Любовь, по Соловьеву, позволяет преодолеть эгоизм как признание «безусловного значения за собою» при отрицании его у других. Эгоизм — это сила, которой может быть противопоставлена такая же реальная, конкретная и определенная сила — сила в лице Другого, в котором всякое проявление Я встречает соответствующий отклик. Эта сила Другого относится ко всей индивидуальности Я и проникает во все его существо, побуждая отрешиться от исключительности своего Я и обратиться к Другому.

Любовь понимается Соловьевым как такое отношение между двумя, которое построено на взаимодействии и общении, на полном и постоянном обмене между ними, благодаря чему один может вполне утверждаться в другом, соединяя с ним целиком свою жизнь. При любовном отношении в другом признается безусловное центральное значение «которое в силу эгоизма, мы ощущаем только в себе»2.

Выявление Соловьевым смысла любви в ее соотнесении с эгоизмом обнажает ряд различных контекстов, которые нуждаются в прояснении. Во-первых, в психологически коммуникативном плане: для того чтобы эгоизм был подавлен и разрушен, необходимы обращенность к Другому и восприимчивость к нему. Иными словами, уже должно быть в некоторой степени неэгоистическое отношение. Получается, что антиэгоистическая действенность любви возможна... при условии уже возникшей любви, причем как любви неэгоистической.

Во-вторых, на уровне понятия любви, в особенности любви чувственной, половой, о смысле которой и говорит Соловьев, антиэгоистичность не является сущностным качеством. В этом ее отличие от любви-милосердия. Антиэгоистичность — характерный признак любви, но ее сущность выражается не в этом. Любовь — это особого рода эмоциональные и духовные отношения между двоими, при котором другой воспринимается как ценность сама по себе, воспринимается целостно и вместе с тем является предметом целостного отношения и т.д. Соловьев, безусловно, видит эти сущностные качества любви, но при определении смысла любви у него на первое место выдвигается другое. Как у высокочтимого им Платона, любовь оказывается в конечном счете предпосылкой и средством духовного возвышения личности как таковой безотносительно к возлюбленному, так и у Соловьева любовь — это средство для чего-то иного, собственно к любви не имеющего прямого отношения.

Однако, в-третьих, на уровне абстрактных идей, отражающих различные формы человеческих отношений, любовь и эгоизм, несомненно, представляют собой антиподы. Это было очевидно, например, и для старшего современника Соловьева — Людвига Фейербаха, как и для непосредственно предшествующих ему немецких философов: «Есть только одно зло, это — эгоизм; и только одно благо, это — любовь».

При таком взгляде действительное ограничение и преодоление эгоизма возможны посредством включения в реальные, личностноопределенные и взаимообращенные отношения. Тогда любовь, о которой говорил Соловьев, преобразуется из чувственной в милосердную и предстает как обобщенное наименование всего положительного состава человеческих отношений. В противоположность нормативному и коммуникативному содержанию эгоизма идея милосердной любви в нововременной философии получила наименование альтруизма.

Ключевые слова: Эгоизм
Источник: Этика : учебник / Р.Г. Апресян. — Москва : КНОРУС, 2017. — 356 с. — (Бакалавриат и магистратура).
Материалы по теме
Кто больше склонен к эгоизму
Е. П. Ильин: Психология помощи. Альтруизм, эгоизм, эмпатия - 2013
Разумный эгоизм или разумный альтруизм?
Е. П. Ильин: Психология помощи. Альтруизм, эгоизм, эмпатия - 2013
Почему одни люди становятся альтруистами, а другие - эгоистами
Е. П. Ильин: Психология помощи. Альтруизм, эгоизм, эмпатия - 2013
Типы эгоистов. Нужны ли они обществу
Е. П. Ильин: Психология помощи. Альтруизм, эгоизм, эмпатия - 2013
Эгоизм в философии
Этика : учебник / Р.Г. Апресян. — Москва : КНОРУС, 2017. — 356 с. — (Бакалавриат и...
«Разумный эгоизм»
Этика : учебник / Р.Г. Апресян. — Москва : КНОРУС, 2017. — 356 с. — (Бакалавриат и...
Эгоизм и эгоцентризм: в чем разница
Флоренская Т.А., Диалог в практической психологии
Эгоизм: что это такое
Е. П. Ильин: Психология помощи. Альтруизм, эгоизм, эмпатия - 2013
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий