Общение и общность

Соотношение понятий общения и общности. Многогранность феномена общности и многообразие его функций применительно к самому процессу человеческого общения не дает вместе с тем оснований для отождествления категорий общности и общения.

Прежде всего, различно смысловое значение данных понятий. Категория общения служит для обозначения процесса, в то время как категория общности обозначает определенное свойство, которое может быть присуще или не присуще как процессу, так и любому другому элементу деятельности, из которого складывается процесс. Иными словами, категория общности относится к числу атрибутивных понятий, производных от групповой деятельности, выступающей в качестве совокупного субъекта.

Отсюда же вытекают определенные различия между рассматриваемыми понятиями и по содержанию. Данные категории лишь частично покрывают содержание друг друга и могут быть отнесены к числу взаимно перекрещивающихся понятий.

Общение включает в себя и момент общности, проявляющейся в уподоблении, идентификации, согласованности, взаимопонимании, симпатии, кооперации, координации действий и психического состояния общающихся между собой людей.

В свою очередь, общность является предпосылкой общения и продуктом его развития. Кроме того, процессы общения характеризуют внутреннее состояние данной общности и ее отношение с другими общностями.

Однако характеристика общности не сводится к определению степени ее внутренней и внешней коммуникабельности, но предполагает также исследование психического состояния общности, социального настроения, а также психологии ее деятельности (экономической, политической, эстетической, научной и т. д.).

Точно так же и процесс общения не сводится к моменту общности, уподобления, согласованности и взаимопонимания ни в смысле идентичности социальных черт тех или иных устойчивых групп людей, ни в смысле идентичности в процессе осознания этих черт.

Уподобление и обособление в процессе общения. Процесс общения предполагает не только элемент уподобления и общности, но и обособления, внутригрупповую дифференциацию; не только общность интересов и деятельности общающихся, но и стремление к сопоставлению их различий (различных вкусов, взглядов, навыков и опыта), а также, при определенных условиях, не исключает их взаимную оппозицию и борьбу. Последняя может носить как явный (открытый), так и неявный (скрытый) характер, выражаясь в психической напряженности и конфликтности отношений внутри или между общностями.

Общение богаче момента общности еще и потому, что включает в себя момент обособления. Нельзя поэтому рассматривать акт обособления как нечто находящееся за пределами человеческого общения и говорить об общении и обособлении личности как об альтернативных категориях. Этим допускаются сразу две существенные неточности. Во-первых, общение фактически противопоставляется обособлению и приравнивается тем самым к уподоблению, к процессу установления общности, что, как это было показано выше, крайне обедняет само существо и понятие общения. Во-вторых, обособление тем самым выносится за рамки общения, а это также неверно.

Как уподобление человека человеку, так и процесс обособления одного индивида от другого или от общности в целом находит свое выражение в процессе человеческого общения, в смене форм и способов, круга и диапазона этого общения и т. д. Если же под обособлением иметь в виду не ограничение круга индивидуального общения и свертывание глубоких контактов с окружающими, а абсолютную психофизическую изоляцию индивида от внешнего социального мира, то тем самым правомерно уже говорить не просто об обособлении, а о нарушении нормальных условий существования индивида, которое может иметь самые тяжелые психические последствия.

Как уподобление, так и обособление являются различными сторонами единого процесса общения и существуют в органической взаимосвязи, дополняя и обогащая друг друга.

Однако если в акте уподобления выражается процесс солидаризации, идентификации индивида с той общностью, к которой он принадлежит, то в акте обособления проявляется индивидуальная неповторимость и особенность личности, за которой стоит ее принадлежность ко многим другим социальным общностям, многообразие социальных отношений и социальных ролей личности.

Обособление личности как смена формы общения. Наряду с обособлением как способом свертывания общения или даже ухода из общения в одной общности ради развития коммуникативной активности в другой, правомерно говорить и о такой форме обособления, какой является уход индивида в свой собственный внутренний мир общения с самим собой. В таком случае можно говорить о смене форм общения. Склонность к внутриличностному общению может при этом рассматриваться как ситуативная потребность личности или как стабильная черта ее характера. В последнем случае принято говорить об интровертированном типе личности в отличие от экстравертирован-ного, т. е. направленного преимущественно на общение с другими.

В зависимости от степени развития склонности личности к уходу во внутренний мир общения с собой можно говорить об этом как о признаке богатства ее духовного мира, так и симптоме коммуникативной или даже в целом психической аномалии, которую принято называть аутизмом, т. е. затрудненностью установления психического контакта с другими людьми. Эти два различных признака могут как соединяться в одной личности, так и быть свойствами разных людей.

Ключевые слова: 
Источник: 
Парыгин Б.Д., Социальная психология, 1999
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии.