Наблюдаемые признаки развития аддиктивного поведения

Сигналы опасности — личностные изменения:
• резкие перепады настроения в короткий промежуток времени;
• нарастающие раздражительность, скрытность, враждебность, замкнутость, угрюмость, подавленность, беспокойство;
• потребность в немедленном удовлетворении своих желаний;
• отказ обсуждать с родителями свои проблемы;
• все возрастающая изоляция от семьи;
• нежелание знакомить своих новых друзей с родителями;
• все большее охлаждение к прежним друзьям;
• новые знакомства с теми, кто намного старше, с людьми со странностями или с очевидными наркоманами;
• равнодушие к учебе, спорту, прежним увлечениям;
• появление у детей чувства ущербности, комплекса неполноценности;
• нарастание социальной изоляции;
• отрицание того, что наркотики могут приносить вред;
• лживость;
• постоянные опоздания в школу и поздние возвращения домой;
• потеря чувства времени;
• усиливающаяся импульсивность.

Сигналы опасности — изменения в привычках и образе жизни:
• необъяснимые отлучки из дома;
• неспособность даже приблизительно определить время своего отсутствия;
• игнорирование семейных праздников;
• неожиданный рост аппетита и неожиданная потеря аппетита;
• страстная потребность в сладком;
• изменения в режиме сна и бодрствования: ребенок спит днем и бодрствует ночью;
• кражи и распродажи домашнего имущества;
• вымогательство денег;
• обильное употребление в речи сленга и терминов, непонятных взрослым;
• частое проветривание своей комнаты;
• использование благовоний, освежителей воздуха, дыхания, духов, дезодорантов — для устранения наркотических запахов;
• ухудшение успеваемости;
• сонливость на уроках.

Сигналы опасности — изменения в физическом состоянии:
• потеря веса;
• утомляемость;
• частые простуды, грипп, желудочные боли и судороги;
• утренняя слабость на фоне вечерней активности;
• сексуальное безразличие;
• сбои в менструальном цикле;
• бессвязная, невнятная или быстрая, торопливая речь;
• обмороки, потеря сознания;
• воспаленные, отекшие или «стеклянные» глаза;
• расширенные или суженные зрачки;
• недостаточная подвижность глаз;
• нарывы и болячки вокруг ноздрей;
• чихание;
• сухость во рту;
• кашель;
• следы уколов на теле;
• постоянное использование одежды с длинными рукавами;
• обесцвеченные пальцы;
• повышенная потливость;
• холодная липкая кожа;
• повышенная нервозность, сверхактивность;
• головокружения;
• пренебрежение личной гигиеной. Сигналы опасности — специфические находки:
• порошок, упакованный в маленькие бумажные свертки;
• упакованные в целлофан кусочки темно-коричневой массы;
• зеленоватый порошок растительного происхождения (чаще всего упакованный в спичечные коробки);
• чайные, столовые ложки со следами подогревания на открытом
огне;
• лекарственные препараты (снотворные, успокаивающие средства) в таблетках и ампулах;
• папиросы «Беломорканал» и упаковки от них;
• шприцы и упаковки от них;
• разноцветные таблетки с выдавленными на поверхности картинками и символами;
• марки, не очень похожие на почтовые.

В настоящее время существует ряд подходов к диагностике повышенного риска алкоголизма и наркомании у подростков, коррекции их поведения, эмоциональных нарушений [55]. Согласно наркологическому подходу, основными признаками риска считаются злоупотребление чаем, кофе, табаком, алкоголем, наследственная отягощенность наркологическими и психическими заболеваниями. При педагогическом подходе признаками риска считаются вредные привычки (грызение ногтей, курение), педагогическая запущенность, воспитание в социально неблагополучных семьях. Правоохранительный подход в качестве основных признаков риска рассматривает определенные формы девиант-ного поведения: азартные игры, самовольные уходы из семьи, уклонение от учебы и работы, участие в асоциальных подростковых группах. Психиатрический подход основное значение придает психическим нарушениям: неврозам, психопатиям, депрессиям, органической мозговой патологии.

Подходя психологически, особенно с точки зрения возрастной психологии, к группе риска по отношению к наркозависимости следует отнести всех детей и подростков в возрастном диапазоне от 10 до 18 лет, независимо от их личностно-психологических особенностей. Убедительных данных о преимущественной представленности каких-то специфических особенностей личности в преморбиде подростков, больных наркоманией, пока не существует. Для категории «группы риска» характерны личностные особенности, обусловленные во многом психологией самого этапа возрастного развития.

В сфере поведения этап характеризуется нестабильностью отношений с окружающими, ограниченным репертуаром реакций на фрустрацию, низкой стрессовой толерантностью, высоким уровнем притязаний при недостаточно критичной оценке своих возможностей.

В аффективной сфере характерны: эмоциональная лабильность, склонность к тревожным и депрессивным реакциям, нестабильность самооценки.

В мотивационной сфере: высокая потребность в самоутверждении, в принадлежности к референтной группе.

В когнитивной сфере: «аффективная» (основанная на эмоциях) и «селективная» (основанная на деталях, вырванных из контекста) логика, «генерализация» (склонность к обобщениям на основании единичных фактов), чрезмерная категоричность суждений (по типу «все или ничего»).

Морфологические и физиологические изменения в организме, обусловленные пубертатом, повышают риск психосоматических заболеваний, оказывают существенное влияние на самочувствие (тревога, повышенная утомляемость) и настроение подростков. Среди специфических факторов риска особо значимы следующие: дисгармоничные отношения в семье; неадекватный тип воспитания; неблагоприятные отношения в школьном коллективе, неблагополучная среда общения вне школы; хронические соматические заболевания и психологические травмы [17].

На возникновение наркомании в подростковом возрасте могут оказывать влияние и особенности характера, точнее его определенные акцентуации. Хорошо известны работы К. Леонгарда, П. Б. Ганнушкина, А. Е. Личко, в которых приведены результаты исследований по данной проблеме. Под акцентуацией характера авторы понимали крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера человека чрезмерно усилены. Так, например, высокий риск наркомании и тягу к азартным играм у эпилептоидов можно объяснить присущей им силой влечений. Гипертимы проявляют особый интерес к галлюциногенам и ингалянтам, которые способны вызывать яркие и красочные фантазии. Кроме того, им свойственны стремление «все попробовать» и страсть к новым, неизведанным и все более интенсивным переживаниям.

А. Е. Личко и В. С. Битенский [40] полагают, что риск злоупотребления наркотиками наиболее высок для акцентуации характера по типу «неустойчивый». Неустойчивость — это характеристика не эмоциональной сферы, а поведенческие особенности: неспособность подростка занять себя чем-либо полезным и конструктивным, нерасположенность к систематическому труду, к учебе, гедонистические установки, отсутствие потребности планировать свою жизнь. Высок риск также для истероидного типа. При шизоидном типе акцентуации преобладает тенденция к применению опийных препаратов и гашиша, т. е. желание вызвать у себя эмоционально-приятное состояние. При эмоционально-лабильном типе риск в целом значительно ниже. При циклотимной, сензитивной и психастенической акцентуациях употребление наркотических и психоактивных веществ, по данным Личко и Битенского, встречается редко.

На поздних этапах развития наркомании индивидуальные различия между личностями наркоманов стираются, и все они становятся одинаковыми как в плане внешнего вида, так и в образе мышления, выражения мыслей, в отношении к жизни. Способность к аналитическому мышлению у большинства наркоманов нарушена, и они не в состоянии уяснить, что состояние их сознания не является нормальным. Состояние измененного сознания их не беспокоит, их больше беспокоят те, кто такого состояния не понимает.

Потребность в изменениях состояния сознания является характерной для рода человеческого вообще, но ведь не все же принимают наркотики, а тем более становятся наркоманами. Что толкает некоторых людей в кризисных ситуациях к наркотику? Зависимость представляет собой неспособность или нежелание человека контролировать свою жизнь и свое поведение, что неизбежно приводит его к утрате полноценных связей с реальностью, прежде всего социальной. С помощью наркотика аддиктивный подросток пытается компенсировать этот недостаток социально-психологической адаптации.

Не всякая аддикция может быть отнесена к сфере медико-биологической компетенции и описана как болезнь или патологический синдром. В то же время в социальном смысле любая аддикция так или иначе разрушительна для гармоничного функционирования личности и человеческого сообщества в целом. Наряду с психоактивными веществами (ПАВ), создающими почву для развития сначала аддикции, а затем и химической зависимости, существуют группы психоактивных агентов иной природы (прежде всего социально-психологической), которые также могут порождать зависимое поведение: «власть», «деньги», «социальный престиж», «секс», «мода», потребление продуктов материальной и нематериальной природы, специально создаваемых для удовлетворения потребностей человека в игре, развлечении, в достижении максимально возможного уровня наслаждения, максимального физического и психологического комфорта. В этом смысле нельзя отказать в логике наркоманам, которые, не отрицая у себя зависимости, указывают своим обличителям на их собственную несвободу от чрезмерных пристрастий: стяжательство, вещизм, шопинг, «тусовки», пивные фестивали; коммерчески-спортивные зрелища с их «фанатизмом», развлекательные шоу и телесериалы, «криминальное чтиво», порнопродукция и прочие «национальные особенности рыбалки и охоты».

Говоря о причинах, толкающих человека к наркотикам и, в более широком смысле, к утрате личной независимости, к зависимому поведению, исследователи называют обширный их список, начиная от простого детского «любопытства» до глубинных подсознательных влечений. Нам представляется, что основную причину «нащупал» еще Ф. М. Достоевский в «поэме» Ивана Карамазова о Великом Инквизиторе. Попробуем схематично сформулировать эту причину:
Человек наделен свободой воли, способностью выбирать между Добром и Злом. Путь Добра трезв и аскетичен, он связан с каждодневной ответственностью за свои поступки. Этот выбор по силам лишь немногим. Путь Зла легок и соблазнителен, но чреват общественным неустройством, муками совести, внутренним конфликтом. Если есть «волшебное» средство, способное «успокоить совесть», отключить ее, обеспечить переход в измененное состояние сознания, то слабый человек откажется от своей свободы в пользу зависимости от такого средства или в пользу силы, манипулирующей таким средством. Отключающим средством могут быть не только рекламные «волшебные пузырьки» и запрещенные таблетки, но и насаждаемая повседневно идеология «общества потребления».

«Пятнадцать веков мучились мы с этою свободой, но теперь это кончено и кончено крепко», — говорит Инквизитор Христу, вновь посетившему сей мир. — «...Знай, что теперь и именно ныне эти люди уверены более чем когда-нибудь, что свободны вполне, а между тем сами же они принесли нам свободу свою и покорно положили ее к ногам нашим».

Источник: 
Григорьев Н.Б., Психологическое консультирование
Темы: