Мораль и нравственность в иудаизме

Наиболее важным текстом Ветхого Завета являются 10 заповедей, которые фактически являются моральным каноном иудеев:
1. Я Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим.
2. Не делай себе кумира... Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий... ненавидящих Меня творящий милость... любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.
3. Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно; ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.
4. Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай и делай всякие дела твои; а день седьмой - суббота - Господу, Богу твоему...
5. Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле...
6. Не убивай.
7. Не прелюбодействуй.
8. Не кради.
9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.
10. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего (М. Малерб, с.70-71).

В Ветхом Завете народ Израиля предстает как любимый сын Бога. Мораль покоится на представлении о братстве людей. Принятие Единого Бога - условие этого братства и тем самым громадный шаг на пути к духовности.

Как указывает P.M. Грановская, Бог в иудаизме отражает нравственные идеи, и вера в Бога понимается как выполнение заповедей Бога. Особо подчеркивается, что тот, кто совершает нравственные деяния, становится соучастником Господа в создании Мира.

Мораль в иудаизме определяется поведением. В иудейской традиции никогда не позволялось вторгаться в душевную жизнь людей. Требовалось только правильное поведение и поступки, предусмотренные Законом. Такой подход контролировал внешне выраженные поступки и толкал к достижению практических результатов. Причем общий характер этих поступков должен был не противоречить идее справедливости. Таким образом, вырабатывался активный, волевой, революционный характер, чуждый созерцательности, свойственной арийским народам с их представлениями о личном бессмертии и вечном возвращении.

P.M. Грановская отмечает, что в иудаизме этичность поступка определялась его верностью Закону. Понимание праведности включало и отношение к себе (непорочен, прост, целен), к людям (справедлив, прям, добродетелен) и к Богу (богобоязнен и далек от зла). Тем самым, хотя запрет завидовать и желать чужого отмечен еще в 10 заповедях, - эта религия в значительной мере - религия внешних дел и кодекса сакральных и гражданских законов. Главную роль в данном вероучении играет правильный образ жизни - Галаха. В раннем иудаизме религия в меньшей степени вторгалась в душевную жизнь. Однако постепенно закон Торы все больше распространился на область мыслей и чувств человека, акцентируя внимание на запрете завидовать и даже в мыслях не желать того, что принадлежит другому.

Чувство греха возникло у евреев как способ примирить веру и собственную избранность с реальной жизнью. Ведь каждый мог видеть, что при бедствиях погибают не самые грешные и спасаются не самые праведные. Для объяснения такой несправедливости любой личный неуспех, как и поражение всего народа, объясняли тем, что иудеи погрязли в пороках: не соблюдали Закон, были идолопоклонниками, заключали браки с язычниками. За это они должны были быть сначала наказаны, т.е. должны пережить неуспех, а уж затем узреть отеческую любовь Бога (быть избранными и вознагражденными). Таким образом, вначале возникло понятие не индивидуального, а коллективного греха. Впадал в грехи и подвергался наказанию весь народ, а Царствие Божье наступит и справедливость восторжествует только тогда, когда Весь Израиль начнет по-настоящему соблюдать все заповеди. Особенно отчетливо активный характер учения виден в разных определениях греха и предписанных способах его прижизненного исправления.

Нарушение заповеди - грех. Однако само понимание его претерепело существенную историческую трансформацию. В Ветхом завете слово «грех» означает упущенную возможность пойти по праведному пути. В этом значении слова еще не звучит осуждения. В Библии есть несколько слов, обозначающих грех. Первое - «ашам» - ближе всего к понятию греха как приставшей нечисти, это - не вина, а скорее несчастье. В таком понимании грешник - это всего лишь запутавшийся брат, и к нему евреям предписывалось относиться снисходительно, ибо Бог милостив и многотерпелив. Понимается, что человек совершил некоторые проступки скорее нечаянно (по неведению), чем сознательно и должен принести очистительную жертву (заплатить). Второе - «хатат» — такой грех очищается через воду, это то, что можно смыть (исправить). Третье -«пеша» - означает преступить границу, это отступничество, измена. Совершить грех «пеша» - значит, перейти границу, откуда возврата нет. Четвертое - «аввон» - наиболее общее понятие греха. Происходит от слов «блуждать», «уклониться». Таким образом, представлена последовательность действий: сбившись, вернуться на верный путь, ошибку исправить, за урон заплатить, от надвигающегося зла уклониться и, наконец, есть такие деяния, последствия которых в течение земной жизни не исправимы (P.M. Грановская, с. 240).

Страх Божий рассматривается в иудаизме как начало мудрости, начало, безусловно, положительное. Его благотворное влияние усматривалось в том, что он освобождает людей от страха перед другими людьми, защищает слабых и лишает преимущества сильных. Страх служит одним из обозначений божества. Человек бессилен, он орудие Бога. В полном согласии с этими взглядами любая удача трактовалась как вознаграждение за послушание Богу, а несчастье как кара за непослушание, в частности в болезни видели наказание за своеволие и проступок.

Под влиянием страха Божьего среди проявлений морального совершенства на первое место ставится смирение. Главная идея Ветхого Завета - это воспитание людей в страхе перед Богом, в послушании ему и в сохранении дистанции между Богом и людьми (P.M. Грановская, с. 243).

Как пишет М. Фишбейн, договор иудеев с Богом включает в себя множество предписаний - мораль, гражданское устройство, религию. Наличие договора дает возможность еврейскому народу чувствовать, что он исполняет Божественную волю. Договор превращал весь мир и все происходящее в нем в свидетельство Божественного участия. Поэтому история, по Библии, не была бессмысленным нагромождением событий, а природа слепой силой. И то, и другое становилось орудием и судом в руках Бога. С точки зрения библейской религиозной идеологии возвышение и падение наций, природные явления и т.п. всегда являлись реакцией Бога на те или иные поступки Израиля. Мир всегда обновлялся благодаря благочестию и раскаянию, однако он же погружался в пучину бедствий и отчаяния вследствие самоуверенности и греха (М. Фишбейн, с. 487-488).

Темы: