Международное право и политика

Связь международного права с политикой государств представляет особый интерес для выяснения механизма функционирования этого права. В том, что такая связь, причем довольно тесная, существует, едва ли можно сомневаться. Она констатируется и в актах такого органа, как Международный Суд ООН. Проблема была основательно разработана в советской литературе Г.И. Тункиным и Д.Б. Левиным. Их выводы о том, что международное право служит инструментом внешней политики, находят подтверждение в современной российской литературе.

Юристы из других стран также подчеркивают связь международного права с политикой. Американский юрист Р. Бек пишет: «Право не может быть целиком познано вне связи с политикой, не может быть познана политика вне связи с правом»2. Юрист из Финляндии М. Коскониеми пишет: «Принято считать право чем-то внешним по отношению к политике, ее инструментом. Между тем международное право является культурным феноменом, оно находится „внутри" общественной практики, а не вне ее».

В зарубежной литературе обнаруживаются две крайности. В одном случае преувеличивают значение политики, в другом преуменьшают, придерживаясь формально-юридического подхода. Доминирует, особенно в США, первая крайность.

Например, некоторые ученые считают, что международное право является в высшей мере политическим правом. По мнению авторитетного американского профессора Л. Генкина, «право есть политика»4. Представители школы «политического реализма» утверждают, что международное право не налагает никаких ограничений на политику отдельного государства (Г. Моргентау, США). Сторонники концепции «политически ориентированной юриспруденции» (М. Макдугал, США) растворяют право в политике.

Принижение роли права в политике наносит вред обоим явлениям. Политика лишается одного из важных инструментов своего осуществления, и одновременно принижается авторитет права.

Что же касается формально-юридического подхода, то он разрывает связь права с политикой. В результате утрачивается связь с реальностью, а также искажается природа международного права. Думается, что вообще неверно противопоставлять политику и право. Задача состоит в том, чтобы правильно определить параметры их оптимального взаимодействия.

Наша эпоха характеризуется ростом значения политики. Все большее количество национальных и интернациональных отношений нуждается в регулировании, ядром которого является политика. Увеличение значения политики определяет и усиление влияния одного из главных ее инструментов — права. Внешняя политика — это стратегия международной деятельности государства, ею определяется расстановка всего арсенала средств воздействия на окружающую среду, в состав которого входит международное право. Политика является главным выражением национальных и интернациональных интересов государства, у которого нет каких-то особых юридических национальных интересов. Руководствуясь целями и принципами своей политики, государства создают и применяют нормы международного права.

Вместе с тем международное право — это не результат какой-то определенной политики. Развитие международного права есть исторический процесс, результат длительных политических процессов. Уже в силу этого международное право обладает относительной независимостью от политики, от ее колебаний. Г.И. Тункин подчеркивал: «Международное право, так же как и национальное право, будучи тесно связанным с политикой, не является частью политики»1. Международное право способно служить инструментом не всякой политики. Перед соответствующей ему политикой международное право открывает дополнительные возможности, а с другой стороны, ограничивает возможности противоречащей ему политики. Политика — искусство возможного и уже в силу этого не может не считаться с возможностями международного права.

Роль политики более значительна при правовом урегулировании коренных проблем, например проблем безопасности, и политических отношений в целом. Реальное содержание договора о союзе зависит главным образом от политики участников, а не от международного права. Правда, будучи заключенным, такой договор способен оказывать большое влияние на политику участников2. Но это влияние в значительной мере носит не столько правовой, сколько политический характер. Если же обратиться к специальным отраслям международного права, например к дипломатическому и консульскому, то влияние политики на создание и осуществление их норм существенно ниже.

Анализ практики государств показывает, что при принятии внешнеполитических решений в целом международному праву не придается должного значения, особенно крупными державами.

На вопрос о том, влияет ли международное право на принятие политических решений, заместитель Государственного секретаря США Иглобергер ответил: «Не очень». В этом видится свидетельство того, что со времен Государственного секретаря Д. Ачесона, утверждавшего, что при урегулировании важнейших политических проблем вообще нет места праву, изменилось немногое.

Недостаточное внимание политических деятелей к международному праву в немалой мере объясняется низким уровнем их международно-правового сознания, соответствующей культуры.

Специально изучавший этот вопрос американский профессор Ф. Бойл администрацию Президента Р. Рейгана охарактеризовал так: «Группы мужчин и женщин, которые были элементарно юридически неграмотны и изощрены в духе Макиавелли в своем восприятии международных отношений и в ведении внешних дел...»1 Думается, что подобная ситуация характерна не только для США.

Было бы неправильно полагать, будто знание международного права само по себе достаточно для обеспечения его влияния на внешнюю политику. Тот же Д. Ачесон был квалифицированным юристом. А.Я. Вышинский, будучи министром иностранных дел СССР, писал труды по международному праву. Тем не менее их практическая деятельность в области внешней политики не свидетельствовала об особом уважении к международному праву. Специалисты в области международного права, состоящие на службе в ведомствах иностранных дел, нередко используют свои знания в ущерб этому праву, стремясь юридически обосновать проводимую их государством политику. Тот же Ф. Бойл пишет о нехитрой способности чиновников оправдывать в псевдоюридических выражениях любой курс поведения, который администрации США представляется целесообразным.

Интернационализация общественной жизни диктует необходимость интернационализации и внешней политики государств. Весьма популярная некогда политика «национального эгоизма» постепенно утрачивает почву. Она становится все менее эффективной даже как средство защиты национальных интересов. Современная политика в растущей мере должна отражать общие интересы государств и общечеловеческие ценности. Не национализм, а интернационализм может служить основой внешней политики, имеющей будущее. Это ведет к упрочению позиций общего международного права.

Таким образом, несмотря на свою связь с политикой, международное право представляет собой самостоятельное социальное явление и выступает как реальность, с которой политика не может не считаться. Ни одно государство не в состоянии пренебрегать международным правом, не рискуя ослабить свои политические позиции.

Учитывая влияние политики на право и желая как-то уравновесить это влияние, необходимо признать принцип примата права в политике. Юридически политика должна сообразовываться с законами, а не законы с политикой (politiae legibus, non leges politis adaptandae). Примат права должен стать частью политики. Определенные шаги в этом направлении предпринимаются. Устав СНГ среди основных принципов содержит и такой как «верховенство международного права в межгосударственных отношениях» (ст. 3). В Декларации тысячелетия ООН 2000 г. выражена решимость повысить уважение верховенства права в международных делах.

Из сказанного видно, что влияние международного права на политику имеет два основных аспекта: с одной стороны, оно ограничивает политику общеприемлемыми рамками; с другой — открывает перед политикой дополнительные возможности, предоставляя в ее распоряжение арсенал юридических средств. Как то так и другое необходимо для обеспечения национальных интересов государства.

Источник: 
Международное право. Общая часть : учеб. для студентов юрид. фак. и вузов / И.И. Лукашук; Рос. акад. наук, Ин-т государства и права, Академ. правовой ун-т. — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М. : Волтерс Клувер, 2005. — 432 с. — (Серия «Библиотека студента»). — ISBN 5-466-00103-1 (в пер.).