Международное инвестиционное право

Как видно из вышесказанного, многие правовые акты и учреждения, относящиеся к сфере торгового и финансового права, в большей или меньшей мере касаются и инвестиций. Вместе с тем количество норм и институтов, непосредственно относящихся к этой области, стало достаточно значительным, что дает основание говорить о международном инвестиционном праве как о самостоятельной подотрасли международного экономического права, особенно если учесть значение иностранных инвестиций в развитии экономики государств.

Международное инвестиционное право — отрасль международного экономического права, принципы и нормы которой регулируют отношения государств по поводу капиталовложений.

Федеральный закон «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» 1999 г. (далее — Закон об иностранных инвестициях) определил иностранные инвестиции как вложения иностранного капитала в объекты предпринимательской деятельности на территории России.

Основной принцип международного инвестиционного права сформулирован в Хартии экономических прав и обязанностей государств следующим образом: каждое государство имеет право «регулировать и контролировать иностранные инвестиции в пределах действия своей национальной юрисдикции согласно своим законам и постановлениям и в соответствии со своими национальными целями и первоочередными задачами. Ни одно государство не должно принуждаться к предоставлению льготного режима иностранным инвестициям».

Глобализация обусловила значительный рост иностранных инвестиций. Соответственно активизировалось национальное и международное правотворчество в этой области. В стремлении привлечь иностранные инвестиции примерно 45 развивающихся и бывших социалистических стран за последние несколько лет приняли новые законы или даже кодексы, посвященные иностранным инвестициям. По этому вопросу заключено свыше 500 двусторонних договоров. Тем самым общее число таких договоров достигает 200, в которых участвуют свыше 140 государств.

Заключен ряд многосторонних договоров, содержащих положения об инвестициях: Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), Энергетическая хартия и др. Всемирный банк и Международный валютный фонд в 1992 г. издали сборник, содержащий примерные общие положения соответствующих законов и договоров (Guidelines on the Treatment of Foreign Direct Investment).

Рассматривая упомянутые законы и договоры, приходишь к выводу, что в общем они нацелены на либерализацию правового режима инвестиций, с одной стороны, и на повышение уровня их защиты — с другой. Некоторые из них предоставляют иностранным инвесторам национальный режим и даже свободный доступ. Многие содержат гарантии от некомпенсируемой национализации и от запрещения свободного вывоза валюты.

Особого внимания заслуживает то обстоятельство, что большинство законов и договоров предусматривают возможность рассмотрения споров между иностранным инвестором и принимающим государством в беспристрастном арбитраже. В общем, ощущая острую потребность в капиталовложениях, соответствующие страны стремятся создать оптимальный режим для иностранных инвесторов, который порой оказывается даже более благоприятным, чем режим для местных инвесторов.

Не обошла вниманием проблему иностранных инвестиций и правовая система России. Определенные гарантии им предоставляет ГК РФ (ст. 235). Закон об иностранных инвестициях содержит главным образом гарантии, предоставляемые государством иностранным инвесторам: правовая защита их деятельности, компенсация при национализации имущества, а также в случае неблагоприятного изменения законодательства, надлежащее разрешение споров и др.

России достались от СССР свыше 10 соглашений, касающихся защиты иностранных инвестиций. Немало таких соглашений заключено и самой Россией. Так, в течение 2001 г. ею были ратифицированы 12 соглашений о поощрении и взаимной защите капиталовложений. Все соглашения предусматривают предоставление национального режима. Инвестициям предоставлен режим, «обеспечивающий полную и безусловную защиту инвестиций в соответствии со стандартами, которые приняты в международном праве» (ст. 3 Соглашения с Францией). Основное внимание уделено гарантии иностранных инвестиций от некоммерческих, т.е. политических, рисков, рисков, связанных с войной, государственным переворотом, революцией и т.п.

В рамках СНГ заключено многостороннее Соглашение о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности 1993 г.1 Характерная черта этого Соглашения в том, что оно создает особый режим для участников, не распространяющийся на третьи государства (ст. 24). Стороны обязались сотрудничать в разработке и осуществлении инвестиционной политики. Одним из направлений сотрудничества является сближение законодательства по вопросам инвестиционной деятельности. Установлен национальный режим для инвестиций друг друга. Вместе с тем их положение регулируется не только местным законодательством, но также и международными договорами (ст. 6).

В двусторонних соглашениях России предусмотрен довольно высокий уровень защиты инвестиций, и не только от национализации. Инвесторы имеют право на возмещение убытков, включая упущенную выгоду, причиненных им в результате незаконных действий государственных органов или должностных лиц.

Важной гарантией инвестиций являются положения международных соглашений о суброгации, под которой понимается замена одного субъекта другим в отношении правовых претензий. В соответствии с этими положениями, например, национализировавшее иностранную собственность государство признает передачу собственником прав своему государству. В Соглашении России с Финляндией говорится, что сторона «или ее компетентный орган приобретает в порядке суброгации соответствующие права инвестора, основывающиеся на настоящем Соглашении...» (ст. 10). Особенность суброгации в данном случае состоит в том, что права частного лица передаются государству и защищаются на межгосударственном уровне. Происходит трансформация гражданско-правовых отношений в международные публично-правовые.

В целом договоры предоставляют существенную международно-правовую гарантию иностранным капиталовложениям. Благодаря им нарушение принимающим государством инвестиционного контракта становится международным деликтом. Договоры обычно предусматривают немедленную и полную компенсацию, а также возможность передачи спора в арбитраж.

Договоры об инвестициях основаны на принципе взаимности. Но в большинстве случаев фактически пользуются предоставленными ими возможностями инвесторы лишь одной стороны. Нуждающаяся в инвестициях сторона не обладает значительным потенциалом для капиталовложений за рубежом. Однако порой этими возможностями может воспользоваться и слабая сторона. Так, правительство ФРГ хотело наложить арест на принадлежавшие иранскому шаху акции сталелитейного завода Крупа с тем, чтобы они не попали в руки иранского правительства. Однако этому воспрепятствовал договор о защите инвестиций с Ираном.

Таким образом, можно констатировать наличие развитой системы нормативного регулирования иностранных инвестиций. Значительное место в ней принадлежит нормам обычного международного права. Они дополняются договорными нормами, которые повышают эффективность системы, уточняя общие нормы и определяя конкретные средства защиты инвестиций.

Эта система в целом обеспечивает высокий уровень защиты, включая:
• обеспечение минимальных международных стандартов;
• предоставление режима наибольшего благоприятствования и недискриминации по национальной принадлежности;
• обеспечение защиты и безопасности;
• свободный перевод инвестиций и прибыли;
• недопустимость национализации без немедленной и адекватной компенсации.

Перед лицом обострения борьбы за иностранные рынки капиталовложений на основе Сеульской конвенции 1985 г. в 1988 г. по инициативе Всемирного банка было учреждено Многостороннее агентство по инвестиционным гарантиям (далее — Агентство по гарантиям). Общая цель Агентства по гарантиям — поощрение иностранных капиталовложений на производственные цели, особенно в развивающихся странах. Достигается эта цель путем предоставления гарантий, включая страхование и перестрахование некоммерческих рисков на иностранные инвестиции. К таким рискам отнесен запрет на вывоз валюты, национализацию и аналогичные меры, нарушение контракта и, разумеется, войну, революцию, внутриполитические беспорядки. Гарантии Агентства рассматриваются как дополняющие, а не заменяющие национальные системы страхования инвестиций.

Организационно Агентство по гарантиям связано с Международным банком реконструкции и развития, который, как отмечалось, входит в систему Всемирного банка. Тем не менее Агентство по гарантиям обладает юридической и финансовой самостоятельностью, а также входит в систему ООН, взаимодействуя с ней на основе соглашения. Связь с МБРР находит выражение в том, что членами Агентства по гарантиям могут быть только члены Банка. Число членов превышает 120 государств, включая Россию и другие страны СНГ.

Органами Агентства по гарантиям являются Совет управляющих, Директорат (председателем Директората по должности является Президент МБРР) и Президент. Каждое государство-член обладает 177 голосами плюс еще один голос за каждый дополнительный взнос. В результате несколько стран — экспортеров капитала имеют такое же количество голосов, как и многочисленные страны, импортирующие капитал. Уставный фонд формируется за счет взносов членов и дополнительных поступлений от них.

Отношения инвестора с Агентством по гарантиям оформляются частноправовым контрактом. Последний обязывает инвестора ежегодно выплачивать страховой взнос, определяемый как процент от суммы страховой гарантии. Со своей стороны Агентство по гарантиям обязывается выплачивать определенную страховую сумму в зависимости от величины убытков. При этом к Агентству по гарантиям в порядке суброгации переходят претензии к соответствующему государству. Спор трансформируется в международно-правовой. Заслуживает внимания то обстоятельство, что благодаря Агентству по гарантиям спор возникает не между двумя государствами, а между одним из них и международной организацией, что существенно уменьшает возможность отрицательного влияния спора на взаимоотношении заинтересованных в нем государств.

Капиталовложения в странах с неустойчивой экономической и политической системой связаны со значительным риском. Существует возможность страхования риска в частных страховых компаниях, которые требуют высоких страховых взносов. В результате снижается рентабельность инвестиций, а продукция утрачивает конкурентоспособность.

Будучи заинтересованными в экспорте национального капитала, промышленно развитые страны создали инструменты, обеспечивающие страхование по приемлемым ценам, а связанные с этим потери компенсируются самими государствами. В США этими вопросами занимается специальное правительственное учреждение — Корпорация по заморским частным капиталовложениям. Споры инвесторов с Корпорацией решаются арбитражем. Некоторые государства, например ФРГ, предоставляют такого рода возможности лишь тем, кто экспортирует капитал в страны, с которыми заключены договоры о защите инвестиций.

Предоставление гарантий по заниженным страховым ставкам представляет собой скрытую форму субсидирования экспорта государством. Стремление смягчить конкуренцию в этой области побуждает развитые страны искать международные средства урегулирования. Упомянутое Агентство по гарантиям является одним из основных средств такого рода.

Национализация. Национализация иностранной собственности представляет собой одну из главных проблем инвестиционного права. Суверенная власть государства распространяется и на иностранную частную собственность, т.е. включает и право на национализацию. Вплоть до конца Второй мировой войны, пожалуй, большинство юристов отрицали это право и квалифицировали национализацию как экспроприацию. Так была и официально квалифицирована национализация, осуществленная в России после Октябрьской революции.

Сегодня право национализировать иностранную собственность признано международным правом. Однако оно осуществляется на определенных условиях. Национализация не должна быть произвольной, она должна осуществляться не в частных, а в общественных интересах и сопровождаться немедленной и адекватной компенсацией.

Как свидетельствует опыт, компенсация обходится государству дешевле, чем разрыв международных экономических связей. Не случайно социалистические страны Центральной и Восточной Европы при национализации иностранной собственности не следовали примеру России.

Спорные вопросы решаются по соглашению или арбитражем.

При рассмотрении дела «Фроматом» в 1982 г. арбитражем Международной торговой палаты Иран утверждал, что требование полной компенсации фактически аннулирует закон о национализации, поскольку государство не в состоянии ее выплатить. Арбитраж, однако, определил, что такие вопросы должны решаться не односторонне государством, а арбитражем.

Существует так называемая ползучая национализация. Для иностранной компании создаются такие условия, которые заставляют ее прекратить деятельность. К аналогичным результатам порой приводят и благонамеренные действия государства, например запрещение сокращать излишнюю рабочую силу. По своим юридическим последствиям ползучая национализация приравнивается к обыкновенной.

Возможность национализации при условии возмещения стоимости обращаемого в государственную собственность имущества и других убытков предусмотрена Гражданским кодексом РФ (ч. 22 ст. 235). Федеральный закон от 9 июля 1999 г. №160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» решает вопрос в соответствии с правилами, утвердившимися в международной практике. Иностранные инвестиции не подлежат национализации и не могут быть подвергнуты реквизиции или конфискации, кроме как в исключительных, предусмотренных законодательством случаях, когда эти меры принимаются в общественных интересах (ст. 8).

Если обратиться к международным договорам России, то они содержат специальные постановления, предельно ограничивающие возможность национализации. В Соглашении с Великобританией говорится, что капиталовложения инвесторов одной из сторон не будут подвергаться на территории другой стороны де-юре или де-факто национализации, экспроприации, реквизиции или каким-либо мерам, имеющим аналогичные последствия (п. 1 ст. 5). Представляется, что такого рода постановление не исключает полностью возможность национализации. Однако она может осуществляться лишь в случае общественной необходимости, в соответствии с законом, не быть дискриминационной и сопровождаться адекватной компенсацией.

Во взаимоотношениях стран СНГ проблема национализации решена многосторонним Соглашением о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности 1993 г. Иностранные инвестиции пользуются полной правовой защитой и в принципе не подлежат национализации. Последняя возможна лишь в исключительных, предусмотренных законом случаях. При этом выплачивается «быстрая, адекватная и эффективная компенсация» (ст. 7).

При национализации основные вопросы связаны с критериями полной, адекватной компенсации. В таких случаях речь идет прежде всего о рыночной стоимости национализируемой собственности. Международная практика в общем придерживается того мнения, что основания для компенсации возникают после национализации, но при этом в нее включатся убытки, понесенные в результате объявления о намерении произвести национализацию.

После Второй мировой войны получили распространение соглашения между государствами о выплате общей суммы компенсации при массовой национализации. Такого рода соглашения отражали определенный компромисс. Страна — источник инвестиций отказывалась от полной и адекватной компенсации, национализирующая страна отказывалась от правила равенства иностранцев с местными гражданами.

Как известно, граждане стран Центральной и Восточной Европы в результате национализации после Второй мировой войны либо вообще не получили компенсации, либо получили значительно меньшую, чем иностранцы. Согласившись на выплату компенсации гражданам иностранных государств, эти страны сохранили свои экономические связи, что имело существенное значение для их национального хозяйства.

Получив по соглашению общую сумму компенсации, государство распределяет ее между своими гражданами, собственность которых была национализирована. Такие суммы обычно существенно меньше реальной стоимости национализированной собственности. Обосновывая это, осуществившее национализацию государство обычно ссылается на тяжелое состояние экономики в результате войны, революции и т.п. Было бы, однако, неправильно полагать, будто практика соглашений о выплате общей суммы в порядке компенсаций за национализацию и учет тяжелого положения выплачивающего ее государства стали нормой международного права. Проблема решается соглашением заинтересованных государств.

Национализация иностранной собственности ставит вопросы и перед третьими государствами. Как они должны относиться, например, к продукции предприятия, законность национализации которого оспаривается? До признания Советского правительства иностранные суды не раз удовлетворяли иски бывших владельцев в отношении вывезенной продукции национализированных предприятий. В настоящее время США активно добиваются от других стран признания незаконной национализации на Кубе.

Источник: 
Международное право. Особенная часть : учеб. для студентов юрид. фак. и вузов / И.И. Лукашук; Рос. акад. наук, Ин-т государства и права, Академ. правовой ун-т. — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М. : Волтерс Клувер, 2005. — 544 с. — (Серия «Библиотека студента»). — ISBN 5-466-00104-X (в пер.).