Методика и методология изучения стресса

Сегодняшняя наука о стрессе продолжает оформление и обоснование достаточно большого количества концепций, теорий и моделей, отражающих, естественно, личные общебиологические, физиологические и психологические позиции авторов. Отметим:
– генетически-конституциональная теория – сущность ее сводится к положению о том, что способность организма сопротивляться стрессу зависит от генетически предопределенных защитных стратегий функционирования (вне какой-либо зависимости от текущих обстоятельств и условий). Исследования в данной области являются, по сути, попыткой установить связь между генетическим складом (генотипом) и некоторыми физическими характеристиками, которые, в целом, могут снизить общую индивидуальную способность сопротивления стрессу;
– теория/модель предрасположенности к стрессу основана на эффектах общего/перекрестного взаимодействия наследственных и внешних факторов среды. Согласно этой концепции допускается взаимовлияние предрасполагающих факторов и неожиданных, сильных воздействий на развитие реакции напряжения и как следствие – стресса;
– психодинамическая теория базируется на положениях 3. Фрейда, описывающего два типа зарождения и проявления тревоги (беспокойства):
– сигнализирующая тревога, возникающая как реакция предвосхищения реальной внешней опасности;
– травматическая тревога, развивающаяся под воздействием бессознательного, внутреннего источника. Наиболее ярким примером причины возникновения данного типа тревоги является сдерживание агрессивных инстинктов (для описания данного состояния Фрейд ввел термин «психопатия повседневной жизни»);
– междисциплинарная модель стресса – согласно данной теории стресс возникает под воздействием стимулов, которые вызывают тревогу и приводят к комплексу различных физиологических, психологических и поведенческих реакций, часто патологических, но, вероятно, и приводящих к новым возможностям регулирования своего поведения;
– системная модель стресса отражает понимание, исследование процессов управления (поведения, адаптации и т. д.) на уровне системной саморегуляции и проверяется путем сопоставления текущего состояния системы с относительно стабильными нормативными значениями;
– интегративная модель стресса – главное в этой модели – проблема, требующая от человека принятия решения, и понимание которой можно определить, как проявление/воздействие на человека стимулов или условий, требующих от него повышения или ограничения обычного уровня деятельности. Возникновение проблемы и трудности с ее решением сопровождаются напряжением практически всех функций организма. Если проблема не решается, напряжение сохраняется или нарастает и тогда развивается стресс.

Представители данной концепции считают, что способности человека в решении возникающих перед ними проблем зависят от ряда факторов:
✓ ресурсов человека – его общих возможностей, направленных на решение различных проблем;
✓ личного энергетического потенциала, необходимого для решения конкретной проблемы;
✓ происхождения проблемы, степени неожиданности ее возникновения;
✓ наличия адекватности психологической и физиологической установки на конкретную проблему;

У типа выбранного реагирования – защитного или агрессивного.

Учет этих факторов определяет выбор стратегии поведения для предотвращения стресса;
– когнитивная теория стресса связана с именем Р. Лазаруса, как мы уже говорили выше. Основу данной теории составляют положения о роли субъективной познавательной оценки угрозы неблагоприятного воздействия и своей возможности в преодолении стресса. Угроза при этом рассматривается как состояние ожидания субъектом вредного, нежелательного влияния внешних условий и стимулов. Когнитивная теория стресса основывается на положениях о ведущей роли в развитии стресса следующих факторов:
– психического отражения процессов и явлений окружающей действительности и их субъективной оценки;
– познавательных процессов преобразования информации с учетом значимости, интенсивности и неопределенности событий;
– индивидуальных различий реализации этих процессов и в оценке субъективной опасности, вредности стимулов, степени их угрозы.

Когнитивная теория стресса отражает научные представления о том, что взаимодействие человека и среды в определенных адаптационных условиях постоянно подвергается изменению. И, кроме того, чтобы взаимосвязь между этими переменными стала стрессовой, должна быть заинтересованность, высокая мотивация в достижении результатов. И еще – стресс возникает тогда, когда человек оценил то, что внешние и внутренние требования вызывают чрезмерное напряжение сил или просто превосходят его ресурсы.

Говоря об исследовании проблем стресса в отечественной науке, отметим концепцию системного подхода , наиболее полно представленную в работах Б.Ф. Ломова . Эта концепция определяет законы взаимосвязи и взаимообусловленности отражательных, регулятивных, коммуникативных функций психики, физиологических и прочих функций и структур организма, явлений, процессов и объектов внешнего мира. Концепция системного подхода определяет иерархию взаимосвязей этих функций в процессе формирования и развития субъект-объектных отношений, в том числе, и отношений, порождающих состояние стресса. Реализация системного подхода предполагает необходимость изучения психологического стресса, стрессоустойчивости и других состояний и поведения человека при воздействии стресс-факторов в плане проявления человеком своих системных свойств, которые образуются в связи и в результате включения человека в жизнедеятельность и которые оцениваются в процессе выполнения человеком функций организации, контроля, планирования, корректировки, достижения процесса саморегуляции устойчивости к стрессу.

Еще одной методологической концепцией, положенной в основу изучения психологического стресса, является деятельностный подход (при изучении функциональных состояний). Данный подход основывается на основных положениях теории деятельности А.Н.Леонтьева и концепции регулирующей роли психического отражения, разработанной Б.Ф. Ломовым. Деятельностный подход определяет необходимость установления и учета причинно-следственных отношений на разных уровнях [любой] деятельности, что дает возможность проникнуть в сущность явлений, определяющих, например, особенности формирования и проявления стресса и регуляции его преодоления. Закономерности психического отражения предметного мира, соотношение образных конструктов в процессе деятельности, адекватность психических и физиологических ресурсов требованиям деятельности, изменение содержания, средств и условий деятельности, а отсюда и требований, предъявляемых человеку, возможность мобилизации функциональных ресурсов в экстремальных ситуациях определяют особенности функциональной устойчивости человека в связи с конкретным характером его активности.

Методологическое значение для исследования проблем психологического стресса имеет положение о личностном подходе , реализующее представления об особенностях проявления внутренних факторов активности и их роли в регуляции свойств и состояний человека. Личностный подход определяет необходимость ориентации на оценку психических и физиологических ресурсов и функциональных резервов человека при изучении закономерностей развития стресса, формирования устойчивости и противодействия ему.

Серьезную методологическую основу изучения проблемы стресса составляет и концепция динамического подхода , разрабатываемая Л.И. Анциферовой . Этот подход ориентирован на исследование особенностей развития и проявления стресса на разных этапах жизненного и профессионального пути человека и на исследование закономерностей постоянного «движения» личности в «пространстве» своих качеств и характеристик, своего возраста, меняющихся социальных нормативов и т. д. Перечисленные факторы помогают понять индивидуальные различия в характере реакции психики и организма на различные стрессовые факторы, а также обеспечивают избирательность в выборе стратегий преодоления стресса.

Существенное значение для развития исследований в области психологии стресса и его преодоления имеют положения субъектно-деятельностного подхода , основанного на идеях Б.Г.Ананьева , Л.С. Выготского , А.Н. Леонтьева, Б.Ф. Ломова, С.Л.Рубинштейна и развитого в трудах К.А.Абульхановой-Славской , А.В.Брушлинского , Е.А. Климова и др. Согласно этому подходу, в результате включения в процесс различных видов целенаправленной и осознаваемой деятельности, активности (игра, учебная деятельность, деятельность общения) человек приобретает специфические свойства и качества самоорганизации, саморегуляции, самоконтроля и т. д. Важнейшими положениями субъектно-деятельностного подхода являются:
• неразрывная связь и взаимовлияние человека и деятельности, в которую он включен;
• творческий и самостоятельный характер деятельности;
• понимание деятельности как целенаправленной, сознательной, практически преобразующей активности человека по отношению к внешнему миру и самому себе;
• развитие субъекта в деятельности и изменение самой деятельности. Отсюда: человек, его психика формируются и проявляются в деятельности, социальной, творческой, самостоятельной, преобразующей.

Итак, стресс – состояние психофизиологического напряжения – совокупность защитных физиологических реакций, наступающих в организме человека в ответ на воздействие различных неблагоприятных факторов.

Стрессор – неблагоприятный фактор, вызывающий в организме состояние напряжения – стресс. Стрессорами, воздействующими на организм человека могут быть – холод, голод, жажда, психические и физические травмы и т. п.

Бизнесмен, испытывающий давление со стороны конкурентов, различных государственных органов надзора, клиентов и служащих; диспетчер аэропорта, понимающий, что минутное ослабление внимания – это сотни погибших; студент во время сессии, испытывающий информационную нагрузку и волнение; спортсмен, жаждущий победы; муж, беспомощно наблюдающий, как его жена медленно и мучительно умирает от рака – все эти люди испытывают стресс. Их проблемы различны, но медицинские исследования покажут, что организм реагирует стереотипно, одинаковыми биохимическими изменениями, назначение которых – справиться с, возросшими требованиями к «человеческой машине». Факторы, вызывающие стресс – стрессоры, различны, но они запускают одинаковую, в сущности, биологическую реакцию стресса.

Кстати, чтобы понять суть неоднократно уже упомянутого определения Селье, нужно точно понять и слово неспецифический , ведь каждое предъявленное организму требование в каком-то смысле своеобразно или специфично. На морозе мы дрожим, чтобы выделить больше тепла, кровеносные сосуды кожи сужаются, уменьшая потерю тепла с поверхности тела. На солнцепеке мы потеем – испарение пота охлаждает нас. Если мы съели слишком много сахара и содержание его в крови поднялось выше нормы, мы выделяем часть и сжигаем остальное, так что уровень сахара в крови нормализуется. Мышечное усилие, например, бег вверх по лестнице с максимальной скоростью, предъявляет повышенные требования к мускулатуре и сердечно-сосудистой системе. Мышцы нуждаются в дополнительном источнике энергии для такой работы, поэтому сердцебиения становятся чаще и сильнее, повышенное кровяное давление расширяет сосуды, улучшается кровоснабжение мышц. Каждое лекарство и каждый гормон обладают специфическим действием: мочегонные увеличивают выделение мочи, адреналин учащает пульс и повышает кровяное давление, одновременно поднимая уровень сахара в крови, инсулин снижает содержание сахара. Однако независимо от того, какого рода изменения в организме они вызывают, все эти агенты имеют и нечто общее – они предъявляют свое требование к перестройке, и это требование неспецифично – оно состоит в адаптации к возникшей трудности, какова бы та ни была. То есть, кроме специфического эффекта, все воздействующие на нас агенты вызывают еще и неспецифическую потребность осуществить приспособительные функции и, тем самым, восстановить нормальное состояние. И эти функции независимы от специфического воздействия. Неспецифические требования, предъявляемые воздействием как таковым – это и есть сущность стресса.

С точки зрения стрессовой реакции не имеет значения приятна или неприятна ситуация, с которой мы столкнулись. Имеет значение лишь интенсивность потребности в перестройке или в адаптации. Мать, которой сообщили о гибели в бою ее единственного сына, испытывает страшное душевное потрясение, а если много лет спустя окажется, что сообщение было ложным, и сын неожиданно войдет в комнату целый и невредимый, она почувствует сильнейшую радость. Специфические результаты двух событий – горе и радость – совершенно различны, прямо противоположны, но их стрессорное действие – неспецифическое требование приспособления к новой ситуации – может быть одинаковым. Нам нелегко представить, что холод, жара, лекарства, гормоны, печаль и радость вызывают одинаковые биохимические сдвиги в организме. Однако дело обстоит именно так – количественные биохимические измерения показывают, что некоторые реакции неспецифичны и одинаковы для всех видов воздействий. Заметим, что медицина довольно долго не признавала существования такого стереотипного ответа. Казалось нелепым, что разные задачи, да фактически все задачи требуют одинакового ответа. Но ведь и в повседневной жизни много аналогичных ситуаций, когда специфические явления имеют общие неспецифические черты. На первый взгляд, трудно найти «общий знаменатель» для человека, стола и дерева, но он есть – все обладают весом. Давление на чашу весов не зависит от таких специфических свойств, как температура, цвет или форма. Точно так же и стрессорный эффект предъявленных организму требований не зависит от типа специфических приспособительных ответов на эти требования.

Стресса, точно, не следует избегать. В нашей разговорной речи часто слышно: человек испытывает стресс , так же, как у него температура. Но тепло и производство тепла – неотъемлемые свойства жизни. Независимо от того, чем мы заняты или что с нами происходит, всегда есть потребность в энергии для поддержания жизни, отпора нападению и приспособление к постоянно меняющимся внешним воздействий. Даже в состоянии полного расслабления спящий испытывает некоторый стресс, сердце продолжает перекачивать кровь, кишечник переваривать вчерашний ужин, а дыхательные мышцы обеспечивают движения грудной клетки. Даже мозг не полностью отдыхает в периоды сновидений.

И, видимо, нам точно придется обратиться к медицине, говоря о физиологическом компоненте стресса.
Типичная триада реакции тревоги представляет следующую схему [функционирования, изменения функционирования]:
А – надпочечники;
Б – тимус (в ил очковая железа);
В – группа из трех лимфатических узлов;
Г – внутренняя поверхность желудка.

Кроме того, выявлены добавочные, ранее неизвестные биохимические и структурные изменения организма в ответ на неспецифический стресс. Особое внимание уделяется биохимическим сдвигам и нервным реакциям. Успешно изучается роль гормонов в реакциях стресса. Теперь уже признано: экстренное выделение адреналина лишь одна сторона острой фазы первоначальной реакции тревоги в ответ на стрессор. Для поддержания гомеостазиса, то есть стабильности организма, важна ось гипоталамус – гипофиз – кора надпочечников, которая участвует в развитии многих болезненных явлений. Эта ось представляет собою координированную систему, состоящую из гипоталамуса (участок мозга в основании черепа), который связан с гипофизом, регулирующим активность коры надпочечников. Стрессор возбуждает гипоталамус (пути передачи этого возбуждения до конца не выяснены) – продуцируется вещество, дающее сигнал гипофизу выделять в кровь дренокортикотропный гормон (АКТГ) – под влиянием АКТГ внешняя корковая часть надпочечников выделяет кортикоиды, и это приводит к сморщиванию вилочковой железы и многим другим сопутствующим изменениям – атрофии лимфатических узлов, торможению воспалительных реакций и продуцированию сахара (легкодоступный источник энергии).

Другая типичная черта стрессовой реакции – образование язвочек пищеварительного тракта (в желудке и кишечнике). Их возникновение облегчается высоким содержанием кортикоидов в крови, но автономная нервная система тоже играет роль в их появлении.

История общего адаптационного синдрома (см. выше) показывает, что ключом к прогрессу для медиков было открытие объективных признаков стресса – увеличения надпочечников, атрофии вилочковой железы, желудочно-кишечных изъязвлении. Разумеется, всякое заболевание вызывает какую-то степень стресса, поскольку предъявляет организму требования к адаптации. В свою очередь, и стресс участвует в развитии каждого заболевания. Действие стресса наслаивается на специфические проявления болезни и меняет общую картину в худшую или лучшую сторону. Вот почему действие стресса может быть благотворным (при различных формах шоковой терапии физиотерапии и трудотерапии) или губительным – в зависимости от того, борются с нарушением или усиливают его биохимические реакции, присущие стрессу (например, гормоны стресса или нервные реакции на стресс).

Влияние различных факторов [при стрессе] можно сравнить, например, по степени вызванного ими увеличения надпочечников или атрофии вилочковой железы. Эта реакция была впервые описана еще в 1936 г. как «синдром, вызываемый различными вредоносными агентами », впоследствии и получивший известность как общий адаптационный синдром или синдром биологического стресса. О нем мы можем и подробнее – фазы общего адаптационного синдрома:
А. реакция тревоги. Первая стадия развития стресса – мобилизация [по тревоге] адаптационных возможностей организма. Автор концепции стресса предположил ограниченность адаптационных возможностей организма – ни один организм не может постоянно находиться в состоянии тревоги… Под действием сильных стрессоров (ожоги, крайне высокие и крайне низкие температуры и т. п.) организм может погибнуть уже на стадии тревоги.

Для реакции тревоги характерно уменьшение размеров тимуса, селезенки и лимфатических узлов, количества жировой ткани, появление язв желудка и кишечника, исчезновение эозинофилов в крови и гранул липидов в надпочечниках, кровь сгущается, содержание ионов хлора в ней падает, происходит повышенное выделение азота, фосфатов, калия, отмечается увеличение печени и селезенки. Организм действительно меняет свои характеристики будучи подвергнутым стрессу. Но сопротивление его недостаточно, и если стрессор сильный может наступить смерть;

Б. фаза сопротивления. Если действие стрессора совместимо с возможностями адаптации, организм сопротивляется ему. Признаки реакции тревоги почти исчезают, уровень сопротивления поднимается значительно выше обычного. Эта фаза характеризуется практически полным исчезновением признаков реакции тревоги, уровень сопротивляемости организма значительнее выше обычного. Если стрессор слабый или прекратил свое действие, то стадия резистентности продолжается длительное время и/или организм приспосабливается, приобретая новые свойства. Это вторая стадия сбалансированного расходования адаптационных резервов. Если стрессорный фактор является чрезвычайно сильным или действует длительно, развивается стадия истощения;
В. фаза (стадия) истощения. На этой стадии организм посылает сигналы – призывы о помощи, которая может прийти только извне – либо в виде поддержки, либо в форме устранения стрессора, изнуряющего организм. Вновь появляются признаки реакции тревоги, но теперь они уже необратимы, что приводит к гибели организма (если вовремя не оказать необходимой помощи). Таким образом, после длительного действия стрессора, к которому организм приспособился, постепенно истощаются запасы адаптационной энергии. Вновь появляются признаки реакции тревоги, но теперь они необратимы, и индивид может погибнуть.

Эта трехфазная природа ОАО дала первое указание на то, что способность организма к приспособлению [адаптационная энергия ], не беспредельна. Холод, мышечные усилия, кровотечения и прочие стрессоры могут быть переносимы в течение ограниченного срока. После первоначальной реакции тревоги организм адаптируется и оказывает сопротивление, причем, продолжительность периода сопротивления зависит от врожденной приспособляемости организма и от силы самого стрессора. Но, в конце концов, наступает истощение. Правда, мы до сих пор точно и не знаем, что именно истощается, но точно не только запасы калорий – ведь в период сопротивления продолжается нормальный прием пищи. Поскольку началась адаптация, а энергетические ресурсы поступают в неограниченном количестве, можно ожидать, что сопротивление будет продолжаться долго. Но, подобно любой машине, которая изнашивается даже без дефицита топлива, масла и прочего, человек становится жертвой износа и амортизации.

Необходимо повторить и уточнить вышеуказанное:
– Г. Селье выделил два типа стресса: эустресс и дистресс: эустресс сочетается с желательным эффектом, это нормальный стресс, служащий целям сохранения и поддержания жизни; дистресс – патологический стресс, проявляющийся в болезненных симптомах. Дистресс всегда неприятен, вредоносен;
– Р. Лазарус ввел понятие физиологического и психологического (эмоционального) стресса. Физиологическими стрессорами являются крайне неблагоприятные физические условия, вызывающие нарушение целостности организма и его функций. Психологическими стрессорами являются те воздействия, которые сами люди оценивают как вредные для своего благополучия. Это зависит от опыта людей, их жизненной позиции, нравственных оценок, способности адекватно оценивать ситуацию;

– психологический стресс подразделяется на стресс информационный и стресс эмоциональный. Стресс информационный возникает в ситуациях информационных перегрузок, когда субъект не справляется с задачей, не успевает принимать верные решения [в требуемом темпе] при высокой ответственности за последствия решений. Стресс эмоциональный появляется в ситуациях угрозы, опасности, обиды и т. п. При этом различные его формы – импульсивная, тормозная, генерализованная – приводят к изменениям в протекании психических процессов, эмоциональным сдвигам, трансформации мотивационной структуры деятельности, нарушениям двигательного и речевого поведения. Психологический стресс сопровождается чрезмерно повышенным эмоциональным напряжением. Характер реакции зависит не только от оценки степени вредности стрессора данным человеком, но и от умения реагировать на него определенным образом – запомним: человек способен научиться адекватному поведению в различных стрессовых, экстремальных ситуациях (в аварийных ситуациях, при внезапном нападении и пр.).

Добавим о ситуативном факторе: экстремальные ситуации делят на кратковременные, когда актуализируются программы реагирования, которые в человеке всегда «наготове», и на длительные , которые требуют адаптационной перестройки функциональных систем человека, иногда субъективно крайне неприятной, а то и совсем неблагоприятной для его здоровья. При кратковременных сильных экстремальных воздействиях ярко проявляются симптомы стресса (быстрая мобилизация защитных механизмов организма, расходование поверхностных адаптивных резервов). При длительном экстремальном воздействии происходит постепенная мобилизация и расходование как поверхностных так и глубоких адаптационных резервов.

Есть доказательства того, что у человека, постоянно подавляющего вспышки гнева, развиваются различные психосоматические симптомы. Во время гнева и ярости увеличивается содержание кислоты в желудке. Хотя подавленный гнев, конечно, не единственная причина таких заболеваний, все же известно, что он участвует в развитии ревматического артрита, крапивницы, псориаза, язвы желудка, мигрени, гипертонии. Печаль, грусть тоже не проходят даром.

При длительной фрустрации (фрустрация – в переводе с латыни – «тщетное ожидание»), состоянии дискомфорта, которое овладевает человеком, не имеющим возможности получить желаемое в будущем или потерпевшим фиаско в прошлом, могут развиться некоторые стрессовые заболевания.

При гнетущем состоянии появляются желудочно-кишечные расстройства, при подавлении злости – сексуальные дисфункции.

Страдания о прошлом приводят к болезням сердца, а боязнь будущего и тревога – к заболеваниям печени.
Психологи и психиатры установили зависимость между соматическими заболеваниями человека и его личностными особенностями, а также психологическим климатом, в котором он живет и работает. Если человек стремится занять в коллективе место, не соответствующее его реальным возможностям, обладает повышенным уровнем притязаний, то он в большей мере подвержен развитию сердечно-сосудистой патологии.
Хронические коронарные заболевания чаще встречаются у лиц с выраженной целеустремленностью, честолюбием и нетерпимостью к своему ближайшему окружению.

Главной особенностью личности, страдающей гипертонией, является злопамятство.
Если человека подавляют, игнорируют, то у него развивается чувство постоянного недовольства собой, не находящее выхода и заставляющее его ежедневно «проглатывать обиду».

Для больных сердечно-сосудистыми заболеваниями типична завышенная самооценка, приводящая к таким особенностям личности, как индивидуализм, неудовлетворенность своим положением в жизни (профессией, должностью), конфликтность, пристрастие к выяснению отношений. Это, как правило, люди сдержанные, скрытные, обидчивые, тянущиеся к другим, но трудно с ними сходящиеся. При неблагоприятной ситуации или заболев, они часто уничтожают свои социальные связи, замыкаясь на анализе субъективных ощущений, уменьшая не только количество контактов, но и делая их более поверхностными. Тогда для них становится характерной повышенная чувствительность к словесным раздражителям, особенно к порицаниям, уход от острых конфликтных ситуаций и от таких эмоциональных факторов, как дефицит времени, элементы соревнования.

Чувствительность человека к психотравмам определяется уровнем его стрессоустойчивости. Под стрессоустойчивостью понимают такой набор личностных черт, который определяет устойчивость человека к различного вида стрессам. Стрессоустойчивость состоит из трех компонентов: ощущения важности своего существования; чувства независимости; способности влиять на собственную жизнь (открытость и интерес к изменениям, отношение к ним не как к угрозе, а как к возможности развития). Стрессоустойчивость зависит от самого человека, от желания и умения пользоваться теми или иными приемами психической саморегуляции.

Говоря о физиологических предпосылках стрессоустойчивости, следует подчеркнуть, что особую роль играет состояние эндокринной системы и хорошая физическая форма. Вместе с тем существует предрасположенность к стрессовым реакциям людей, характеризующихся определенными эмоциями: гневом, враждебностью и агрессивностью.

На индивидуальную чувствительность человека к травмам оказывают влияние следующие факторы: пол, возраст, уровень интеллектуального развития, актуальная структура личности (наличие таких свойств, как зрелость-незрелость, гиперчувствительность, зависимость, склонность к чрезмерному контролю, стремление подавлять эмоции, склонность выступать в роли жертвы, стремление к удержанию травматического опыта) Таким же фактором является генетическая предрасположенность – физиологическое состояние в момент получения травмы, особенно при истощении, нарушении сна и питания. Стресс связан и с витаминами.

Кроме всего прочего, имеются сведения о связи между индивидуальнопсихологическими и личностными особенностями и устойчивостью к стрессовым ситуациям:
– экстраверты более адаптивны и лучше ориентируются в жизни, чем интроверты;
– «ригидные» и «подвижные» различаются в оценке стрессогенных ситуаций: первые больше реагируют на неожиданности в работе, исходящие от руководства и испытывают зависимость от других людей, а вторые, будучи более открытыми, влиянию других людей, легко оказываются перегруженными;
– ориентированные на достижения показывают более высокую независимость и включенность в работу, чем ориентированные на безопасность.

Видимо необходимо отметить и признаки стрессового напряжения (в свободной интерпретации):
– невозможность сосредоточиться на чем-либо/ ослабление внимания;
– слитком частые необъяснимые ошибки в работе;
– ухудшение/ослабление памяти;
– слишком частое и быстрое возникновение усталости;
– убыстренная, торопливая речь;
– довольно частые и повторяющиеся боли (голова, спина, область желудка);
– заметная повышенная возбудимость;
– работа не доставляет прежнего удовольствия даже при ее окончании, успехе и т. д.;
– потеря чувства юмора;
– постоянное ощущение недоедания;
– пропадает аппетит, вообще исчезает вкус к еде;
– невозможность вовремя закончить работу/хронические опоздания.

И причины стрессового напряжения (в свободной интерпретации):
– гораздо чаще приходится делать не то, что хотелось бы, а то, что входит в должностные обязанности;
– постоянно не хватает времени;
– постоянно что-то или кто-то подгоняет, постоянная спешка;
– начинает казаться, что все окружающие зажаты в тисках какого-то напряжения;
– постоянно хочется спать, невозможно выспаться;
– чересчур много снов;
– почти ничего вокруг не нравится;
– дома, в семье, на учебе, на работе постоянные конфликты;
– постоянно ощущается неудовлетворенность жизнью;
– долги, с которыми невозможно расплатиться;
– появление комплекса неполноценности;
– не с кем поговорить о проблемах, да и нет особого желания;
– ощущение неуважения к себе.

Рассматривая адаптационную энергию человека как основной источник необходимых приспособительных реакций к условиям среды, Г. Селье предложил различать «поверхностную» и «глубокую» адаптационную энергию. Первая доступна «по первому требованию» и реально восполнима за счет второй – «глубокой». Но ее истощение необратимо, и, как считает Селье ведет к гибели или к старению и гибели. Понятно, что стрессовое воздействие на человека оказывают те или иные экстремальные ситуации. В психологии такие ситуации делят на кратковременные – когда актуализируются программы реагирования, которые в человеке всегда «наготове», и на длительные – которые требуют адаптационной перестройки функциональных систем человека, иногда субъективно крайне неприятной, а подчас совсем неблагоприятной для его здоровья.

Кратковременный стресс – это постепенное, но всестороннее проявление начала длительного стресса. При действии стрессоров, вызывающих длительный стресс (но долго можно выдержать только сравнительно не сильные нагрузки), начало развития стресса бывает стертым , с определенным числом неких проявлений адаптационных процессов. Поэтому кратковременный стресс можно рассматривать как усиленную модель начала длительного стресса. И хотя по своим проявлениям кратковременный и длительный стресс отличаются друг от друга, тем не менее, в их основе лежат идентичные механизмы, правда, работающие в разных режимах (с разной интенсивностью).

Кратковременный стресс-бурное расходование «поверхностных» адаптационных резервов одновременно начало мобилизации «глубоких». Если «поверхностных» резервов недостаточно для ответа на экстремальные требования среды, а темп мобилизации «глубоких» недостаточен для возмещения расходуемых адаптационных резервов, то человек/животное могут погибнуть при совершенно неизрасходованных «глубоких» адаптационных резервах.

Длительный стресс – постепенная мобилизация и расходование и «поверхностных» и «глубоких» адаптационных резервов. Его течение может быть скрытым, отражаться лишь в изменении показателей адаптации, которые удается регистрировать только специальными методами. Максимально переносимые длительные стрессоры вызывают выраженную симптоматику стресса. Адаптация к этим факторам может быть при условии, что организм человека успевает мобилизовать глубокие адаптационные резервы и подстроиться к уровню длительных экстремальных требований среды. Симптоматика длительного стресса напоминает иногда начальные общие симптомы тяжелых болезненных состояний. Такой стресс может переходить в болезнь. Причиной длительного стресса может стать повторяющийся экстремальный фактор. В этой ситуации попеременно отключаются процессы адаптации и реадаптации. Их проявления могут казаться слитными, общими. Сегодня хорошо изучена первая стадия развития стресса – стадия мобилизации адаптационных резервов («тревога»), на протяжении которой в основном заканчивается формирование новой функциональной системности организма, адекватной новым экстремальным требованиям среды. При длительном пребывании в экстремальных условиях возникает достаточно сложная картина изменений различного рода человеческих характеристик. И как раз многообразие проявлений длительного стресса, трудности организации экспериментов с многосуточным, многомесячным и т. д. пребыванием человека в экстремальных условиях и есть основные причины недостаточной его изученности. Системное экспериментальное изучение длительного стресса было начато в свое время в связи с подготовкой длительных космических полетов. Здесь сразу встает вопрос об адаптационных резервах организма – функциональных возможностях, используемых для поддержки баланса между внешней средой и организмом. Для приспособления к внешним факторам и поддержания постоянства внутреннего состояния необходимо определенное напряжение регуляторных механизмов. Чем стабильнее адаптационные резервы, тем меньше напряженность механизмов, необходимая для приспособления. Адаптация организма к различным раздражителям внешней среды происходит за счет расходования функциональных резервов, что позволяет сохранить жизненно важный гомеостаз. Отсюда – адаптационные резервы – способность клеток, органов и систем всего организма противодействовать неадекватному влиянию внешних нагрузок, приспосабливаться к ним, уменьшая их воздействие на организм. При постоянной атаке возмущающих факторов здоровый организм человека постепенно угасает и переходит к состоянию болезни. За время этого перехода организм проходит стадию положительной адаптации, регуляторного напряжения, неудовлетворительного приспособления и потери адаптации. Существует и тренировочная адаптация, происходящая путем повышения сопротивляемости организма за счет сохранения адаптационных резервов при влиянии постоянных слабых негативных нагрузок (упоминавшаяся уже подготовка космонавтов). Функциональные резервы бывают биохимические, физиологические и психологические. Все эти резервы – самостоятельные механизмы, но для лучшей адаптации организма к внешним раздражителям и поддержания гомеостаза необходимо одновременное их участие.

Кроме функциональных, существуют структурные резервы, которые подразумевают особенности строения каждой отдельной составляющей организма: клетки, ткани, органов, систем.

Источник: 
Мандель Б.Р., Психология стресса
Темы: