Место образного компонента в мышлении

Обязательно участвуя в мышлении и постоянно присутствуя при этом в сознании в качестве фона или в качестве актуализированного представления (предмета сознания), образный компонент играет в мышлении такую же роль феноменализации, как и речь. Нельзя, разумеется, признать, что оба вида феноменализации играют одинаковую роль. Если бы так было, не было бы нужды в существовании одновременно обеих форм. Очевидно, оба компонента, имея равное значение необходимости для мышления, взаимодополняют друг друга, играя в ходе процесса мышления различную роль. Роль речевого феноме-нализатора известна.

В отношении образной феноменализации авторы выделяют по крайней мере две особенности наглядного компонента мышления, отличающего его от речи:

  1. способность фиксировать, феноменализовать инвербали-зованную информацию;
  2. способность, состоящую в том, что наглядный компонент мышления представляет неограниченные возможности для феноменализации. Он дает возможность мышлению обходиться без развернутых словесных умозаключений, феноменализуя практически любой оборот мысли. (Очевидно, именно это дало повод говорить о «свернутом восприятии» в случаях интуиции.)

Ж. Адамар предлагал анкету представителям различных наук и искусств, содержавшую вопрос об использовании чувственных образов в познании. Ответ превзошел ожидаемое: практически все математики избегают... мысленного употребления слов, используют расплывчатые образы. То же самое наблюдалось и у экономиста, композитора, этнографа, химика.

Итак, втягивание в орбиту исследования образного компонента мышления приближает нас к решению проблемы интуиции лишь в той степени, в которой требует связать изучение интуиции с изучением деятельности этой второй феноменализации и ее влияния на «словесный» язык. Это как бы сужает пространство поисков, но тем не менее оставляет его еще очень широким. Образный компонент остается всего лишь феноменализа-тором. Ему присущи все свойства феноменализатора, но как феноменализатор он есть лишь результат мышления и ни в коем случае не может отразить его процесс, т. е. сам механизм всегда скрытый за феноменализацией и не поддающийся ей. В этом безнадежность рефлексии.

Что происходит между двумя актами феноменализации образного компонента, мы также не знаем, как и в случае с речевой феноменализацией. Это всегда загадка, как в случае интуиции, так и в случае дискурсивного мышления. Возражая идее бессознательного, Ж. Адамар писал:

«На самом деле тайной является существование любой мысли, всякого умственного процесса, какой бы он ни был».

Потому что в процессе познания сознание (как осознание) направлено на содержание объекта познания и цели деятельности, а не на содержание психических процессов, участвующих в реализации этой деятельности. Данные процессы, данные механизмы едины, как для интуиции, так и для дискурсивного мышления. Отражение их нельзя отыскивать в феноменализаторе ни в образном, ни в речевом, что чревато заблуждениями, о которых сказано было выше.

Источник: 
Общая психология: учебник / Л А. Вайнштейн, В А. Поликарпов, И.А. Фурманов. — Минск: Соврем, шк., 2009.
Темы: 
Материалы по теме
Мышление: понятие, операции, виды
Русланов Д.В. Психология: базовая теория и практика. -2-е изд., переработанное и дополненное...
Виды мышления
Козубовский В. М. Общая психология: познавательные процессы. Мн., 2008.
Развитие мышления в филогенезе и онтогенезе
Нарциссова С.Ю., Сиротин В.П. Мышление: феноменология процесса: монография / С.Ю. Нарциссова...
Как мы думаем?
Балашов, Л. Е. - Практическая философия (М., 2007)
Основные этапы процесса мышления
Кураев Г.А., Пожарская Е.Н., Психология человека
Психология мышления
Цветкова Л.С., Мозг и интеллект
Мышление и интеллект
Кравченко А.И. - Психология и педагогика (Высшее образование) - 2008
Мотивация мыслительной деятельности
...
Оставить комментарий