Личность в буддизме

Личность, в соответствии с теорией марксизма-ленинизма и материалистической психологии, определяется как совокупность общественных отношений. Определение личности как совокупности отношений, на самом деле, не является пионерской идеей классиков диалектического материализма. Эта идея наиболее глубоко как на уровне концептуальном, так и на уровне психотехническом, разработана в классическом буддизме.

Именно Будда Шакьямуни разворачивал, изменял, трансформировал личность через осознание того, что она является совокупностью отношений. Понятие упаданы в буддийской психологии показывает, как личность сканируется через определенные отношения, и любое отношение проявляет состояние, структуру, динамику личности. Любой внешний акт выявляет внутреннюю структуру личности: отношение к себе, отношение к своему телу, отношение к другим людям, отношение к тому, что происходит...

Текст, который приведен выше, является самым оптимистичным выражением по отношению к Эго в буддийской психологии.

Но, если разобрать даже наиболее важные положения психологии буддизма как учения о человеке и мире, лежащие в основе теории личности, то наша однозначность, к сожалению потеряется.
Мы уже достаточно подробно разбирали в водной части книги то, что в основе буддизма лежит утверждение принципа личности, неотделимой от окружающего мира и отсутствие в буддизме противоположности субъекта и объекта, духа и материи. В буддизме личности как отдельности и автономности не существует, а происходит интеграция индивидуального и космического, психологического и онтологического.

Творческим началом, конечной причиной бытия оказывается психическая активность человека, определяющая как образование мироздания, так и его распад: это волевое решение "Я", понимаемого как некая духовно-сознательно-эмоционально-телесная целостность.

Если в современной психологии личность является центральной категорией, то в буддизме это больше все-таки иллюзия омраченного сознания людей, наполненных невежеством (авидья).

В буддизме считается, что сначала блуждающие в сансаре существа зарождают представление об истинно существующем «я», а затем, как следствие, воображают, что есть и истинно существующее «моё». В силу этого они заключены в сансаре, как привязанное за верёвку ведро, что беспомощно болтается в колодце, то, поднимаясь, то снова опускаясь. Как видно из текста, представления о Я мало совпадают с современными психологическими текстами.

В буддизме мы можем обозначить личностью совокупность причинно обусловленных дхарм, которые постоянно меняются.

В соответствии с Законом изменяемости и текучести бытия (анитья) ни человек, ни какое-либо другое существо не может иметь самость (анната). Интуитивная или поддерживаемая глобальными традициями вера в то, что в человеке живет некая субстанция, называемая душой (атма), которая продолжает существовать, несмотря на все изменения, претерпеваемые телом, которая существовала до рождения и будет существовать после смерти, переселяясь из одного тела в другое, является в буддийском смысле абсурдной. Так проявляется принцип анатмана, отрицающей существование индивидуальной простой и вечной субстанциальной души.

В соответствии со своей теорией обусловленного существования и всеобщей изменяемости Будда отрицает существование такой души.

Целостность личности во всех ее перерождениях или даже просто в различных стадиях развития - детстве, юности и старости не связана с целостностью константной субстанции в человеке, которая в культурной традиции Европы называется психикой. Буддизм не признает существование "я" (атман) и души (джива). Одновременно с этим буддизм не отрицает целостности потока последовательных состояний, из которых образуется жизнь человека и которую мы и можем обозначить личностью Личность в таком смысле это непрерывный ряд состояний; каждое из них зависит от предшествующих условий и, в свою очередь, порождает следующее состояние. Целостность личности основана на причинной связи, охватывающей все стадии ее развития и личность из себя представляет полностью детерминированный процесс, актуальное состояние которого является одновременным проявлением прошлого, настоящего и будущего. Целостность в буддизме объясняется с помощью светильника, горящего всю ночь. Его пламя в данный момент зависит от условий этого момента, но

отлично от самого себя в другой момент, который зависит от других условий. И, тем не менее, здесь налицо непрерывный ряд различных огней. Так же как одно пламя может зажечь другое, хотя и отличное от него, но причинно с ним связанное, так и - конечная стадия одной жизни может явиться причиной начала следующей. Поэтому новое рождение не есть переселение, то есть переход той же самой души в другое тело, а рождение последующей жизни как следствие настоящей.

Буддизм обходится личностью без допущения наличия души в силу простого нелинейного системного детерминизма, который в том, что данное состояние личности и сознания получает в наследство свои характерные черты от предыдущего состояния, прошлое существует в настоящем, а настоящее полностью обуславливает будущего.

Именно в силу принципа анатмана Будда неустанно убеждал своих учеников отбросить заблуждения о самих себе, иллюзии о своем я как незнания своей собственной природы. Чувство "я" и возникающая из него привязанность к "я" есть источник всех прочих привязанностей, страстей и влечений, затягивающих живое существо в трясину сансары.

Эгоцентризма как любви к душе и стремления сделать ее счастливой, достигнув спасения, не существует в модели буддизма. В соответствии с мифом, Будда остроумно сравнивал любовь к душе с любовью к самой красивой девушке страны, которую, однако, никто никогда не видел и не знал, а также с сооружением лестницы для подъема во дворец, которого человек никогда не видел.

Таким образом, личность в буддизме при первом приближении это только условное название совокупности различных целостей: целого материального тела (кая), нематериального ума (манас или читта) и бесформенного сознания (виджняна).

В знаменитом буддийском философском памятнике "Вопросы Милинды" (Милинда паньха) буддийский монах Нагасена беседует об этом с греко-индийским царем Милиндой. Царь утверждает, что если буддисты считают, что души нет и что ни один из элементов психофизического состава человека, равно, как и совокупность всех этих элементов, не являются личностью, то у буддистов получается, что никакой личности вовсе нет.

Возражая царю, Нагасена указывает ему на колесницу и начинает спрашивать царя, что она такое - есть ли колеса колесница? Или может быть, кузов - колесница? Или не являются ли колесницей оглобли или какие-либо еще детали? На все эти вопросы царь дает отрицательный ответ. Тогда Нагасена спрашивает царя, не есть ли колесница все это вместе. Милинда снова дает отрицательный ответ, а это дает Нагасене возможность сказать, что в таком случае получается - никакой колесницы нет вовсе. Тогда царь возражает, и говорит, что колесница суть только имя, призванное обозначить совокупность всех перечисленных частей и деталей. Этот ответ дает возможность Нагасене сказать, что точно также и личность суть только имя, обозначающее определенным образом упорядоченное единство пяти групп элементов опыта - скандх (панча скандха; слово "скандха" дословно означает "куча").

Именно эти совокупности образуют индивидуальный поток сознания, ложно отождествляемую невежественными людьми с несуществующим субстанциальным «Я».

С психологической точки зрения личность можно рассматривать как совокупность пяти видов причинно обусловленных скандх:
1) группа чувственного (рупа), форма, состоящая из различных факторов, которые мы воспринимаем в этом теле, имеющем форму - все, что мы могли бы отнести к области чувственно воспринимаемого и материального;
2) чувства удовольствия, страдания и безразличия - ведана;
3) восприятие, включая понимание и наименование, осознавание различий (круглое - квадратное; белое - черное и т.д.) - самджня;
4) предрасположение и стремление, порождаемое впечатлениями прошлого опыта, группа мотивирующих факторов - волений и побудительных импульсов, создающие карму - самскара;
5) сознание как таковое самого себя - виджняна.

Порядок перечисления скандх отражает порядок восприятия объекта и его освоения сознанием: вначале восприятие объекта, затем сопровождающее восприятие чувство, затем формирование конкретного образа воспринятого объекта и категоризация, затем формирование установок (влечение к воспринятому или отвращение) к нему. Все стадии этого процесса сопровождаются участием в них сознания, которое присутствует даже на уровне восприятия.

Таким образом, личность в буддизме не имеет тех константных структурных компонентов (характер, темперамент, интеллект, мотивация и др.), однозначных качеств и свойств, которые приписываются ей в западной психологии. В буддийской психологии личность не реальна в том смысле, что 5 групп скандх существуют в индивидуальном потоке как моментальные состояния, но побуждают личность стремиться к продлению этого существования и жаждать нового рождения в сансаре. Личность, которая пребывает в сансаре, не имеет ничего постоянного. Более того - личности как таковой (как таковости) нет в сансаре.

Именно моментальность скандх не дает нам повода утверждать, что они (5 скандх), являются субстанциональными единицами, некими "кирпичиками" Эго. Реальными являются только элементы скандх - дхармы.

Мы уже анализировали Дхарму Будды. Что касается дхармы как элемента скандхи, то в этом аспекте дхарма является неделимым элементом нашего психофизического опыта, элементарным психофизическим состоянием, в психосемантическом отношении единицей языка описания опыта.
Понятие дхармы является онтологически релевантным языком описания элементов сознания и опыта вообще. Мы не можем в буддийском смысле вычленить личность, сознание и опыт как раздельности в силу того, что в понятие "личность" включается и объектная область, воспринятая человеком.

Мир, воспринятый человеком и является частью его внутреннего мира, частью данной человеческой личности, содержанием сознания.

В буддийской психологии нет объективного мира, в котором человек существует, а есть мир как уникальное и потоковое переживание. В силу этого дхарму мы можем обозначить как целостный опыт переживания и элемент языка описания сознания и опыта. И, во многих смыслах, дхармы являются по существу имманентный сознанию язык его описания, это алфавит языка сознания.

В буддизме существуют три причинно не обусловленные дхармы (абсолютные дхармы): «пространство сознания», «прекращение посредством знания» и «прекращение за недостаточностью условий».
«Прекращение» (ниродха) - это абсолютная, причинно не обусловленная дхарма, присутствующая в индивидуальной психике, но не обнаруживающая себя без приложения специальных усилий. Состояние йогического сосредоточения не выступает ее причиной - оно лишь раскрывает сознанию факт наличия этой дхармы. То есть, в индивидуальном психическом пространстве существуют дхармы за пределами зависимого происхождения, дукхи, аннаты и анничьи, но они не раскрываемы для человека, не победившего свое неведение.

Это неизменное в традиции называется дхармакаей, вечным изначальным пробуждённым состоянием, истинной природой сознания всех живых существ. Это природа нашего ума, само качество знания и ясности, неомраченности концептуальными мыслями, которую можно обозначить буддовостью, чистым светом сознания.

Таким образом, буддизм в своей доктрине анатмавады отрицает существование постоянного "я", или души и рассматривает личность в качестве потока, или континуума (сантана) элементарных психических состояний (дхарм).

Источник: 
Козлов В.В., Психология буддизма
Темы: