Когнитивная психотерапия: характеристика, виды

Общая характеристика. В понятие когнитивного направления можно включить методы, апеллирующие преимущественно к системе логического мышления субъекта, к его рациональному мировосприятию и миропониманию, в которых работа психотерапевта направлена на логическое осмысление проблемы. Сюда справедливо отнести когнитивный метод А. Бека, логотерапию В. Франкла, клиент-центрованную терапию К. Роджерса, трансактный анализ (ТА) Э. Берна, гуманистические методы А. Маслоу, У. Шутца и др.

Когнитивный метод (А. Бек).

А. Бек построил свою психотерапевтическую работу на выявлении и анализе таких феноменов, как неадаптивные мысли, автоматические мысли, искажение суждений.

Термин «автоматические мысли» подразумевает устаревшие стереотипы мышления. Это мысли безусловного реагирования, они не подвергаются пересмотру в соответствии с изменяемой обстановкой. Их можно рассматривать в качестве атрибута шаблонных ролей поведения (масок, субличностей, см. ниже). Искажения суждений имеют разную форму. Например, совершенно безосновательное заключение о чем-либо (чаще всего по механизму интроекции). Это может быть преувеличение или избирательное абстрагирование, при котором из детали выводится «глобальное» заключение. Например, сосед, занятый своими мыслями, рассеянно поздоровался со мной; вывод — он меня глубоко презирает и ненавидит меня. Задача психотерапевта в когнитивном методе сводится к выявлению логических несоответствий и демонстрации этих несоответствий субъекту в доступной для его понимания форме.

Логотерапия (В. Франкл).

В. Франкл рассматривал проблемы человека сквозь призму стремления субъекта к поиску и реализации личностного смысла жизни. Естественно, это требует от самого психотерапевта глубокого проникновения в разные философские системы, что встречается нечасто. Внимание психолога направлено на выяснение вопроса: заблокирована или нет реализация личностного смысла? Задача — оказать помощь в поисках клиента найти себя и свое место в этой жизни. Таким образом, волей-неволей приходится вести разговор о ценностях.

В. Франкл отдавал приоритет ценностям творчества, свободы личности в принятии решений и ответственности за них. Из ценностей переживаний на первом плане рассматривается любовь во всех ее проявлениях, ведь именно любовь придает смысл любому существованию, в том числе и страданию. Здесь уместно процитировать удивительно точную и емкую формулировку любви, сделанную ярчайшим представителем неофрейдизма (гуманистической психологии) Эрихом Фроммом: «Существует только одно чувство, удовлетворяющее человеческую потребность в единении с миром и вместе с тем дающее ему ощущение целостности и индивидуальности, — любовь. Любовь — это объединение с кем-либо или чем-либо вне себя самого при условии сохранения обособленности и целостности собственного «я».

Перед клиентом ставится задача: искать, увидеть (найти) и понять смысл в любой ситуации. Отдавая должное теоретической концепции логотерапии, следует все же помнить и об альтернативах. Ведь иногда понимание жизни стоит свести к простому тезису: «Жить, чтобы жить, приобретая опыт».

Клиент-центрованная терапия (К. Роджерс).

В подходе К. Роджерса подчеркивается важность работы над эмпатией и конгруэнтностью (соответствием опыта и его осознания). Трактовка эмпатии расширена. По К. Роджерсу, это позиция сочувственного, безусловного принятия другого человека таким, какой тот есть, с выраженной готовностью откликнуться на его актуальное состояние. Понятие конгруэнтности, в принципе, полностью идентично ранее рассмотренному гештальту (целостному образу). В последующем К. Роджерс начал уделять большее внимание межличностным отношениям в социуме и предложил понятие так называемых энкаутер-групп (группы встреч), в которых появляется новый фактор: воздействие группы на личность и личности — на группу. Стоит заметить, что подобные группы обрели популярность там, где в обществе ощущается недостаток эмоционально теплого и близкого общения. На встречах участники восполняют недостаток социального признания, в терминологии трансактного анализа (см. ниже) получают эмоциональные «поглаживания».

Психотерапия К. Хорни.

К. Хорни уделила особое внимание нарушениям межличностных отношений. Истоки их возникновения она усматривала в проблемах детского возраста. Ею выделено три принципиально разных стратегии поведения ребенка во враждебном окружении:

  • поиск помощи (движение к людям);
  • агрессия (движение против людей);
  • избегание общения (уход в себя).

Этим стратегиям соответствуют три типа поведенческих реакций: беспомощность, агрессивность, отчужденность.

В соответствии с психодинамическими (психоаналитическими) концепциями проблемы детского возраста трансформируются в проблемы взрослой личности, трактуясь различного вида неврозами. Полезно рассматривать невротическую личность не только (и не столько) в медицинском ракурсе, сколько сквозь призму ее социальной адаптации и психологических феноменов. Причину многих внутренних конфликтов можно увидеть в несоответствии интроективных ценностей требованиям суровой реальности.

К. Хорни описывает поведение невротика в трех срезах:

  • завышенных и нереалистичных притязаний;
  • долженствований в форме чрезмерных требований соответствия какой-либо норме и себе;
  • защитных механизмов, известных из психоанализа.

Одна из возможных форм невротического поведения образно точно названа «тиранией долга». Подсознательные механизмы защиты К. Хорни дополнила осознанной защитой в форме самоизоляции, жесткого самоконтроля и цинизма как способов защиты от моральных ценностей.

К. Хорни представила перечень основных симптомов, сигнализирующих о внутренних проблемах (неврозе):
непоследовательность и нерешительность поведения;

  • подчеркнутая безнадежность;
  • боязнь перемен;
  • постоянное настаивание на собственной правоте (как защита от внутренних конфликтов);
  • стыдливость и робость;
  • мстительность или садизм в поведении;
  • значительная усталость (в результате растрат энергии на внутренние конфликты).

Трансактный анализ (Э. Берн).

Термин «трансактный анализ», далее ТА, являет собою пример крайне неудачного перевода, слепой «кальки» с английского оригинала. В понятном смысле — это анализ взаимоотношений, взаимодействий между людьми. ТА был предложен Э. Берном. Он возник и развивался как техника проведения групповой терапии. Фактически в ТА выстроена оригинальная, хотя и в чем-то спорная модель вариантов межличностных отношений и скрытых мотивов, лежащих в основе поведения индивидов. Достоинство ТА — в простоте и наглядности.

Теория ТА в популярной форме раскрывает внешнюю сторону того, что было описано теорией психоанализа. Показано, что когда человек о чем-то говорит, в своем высказывании он может подразумевать нечто совсем иное. Его истинное понимание скрыто или замаскировано от окружающих. Такой подход хорошо согласуется с моделями интроекции, формирования подсознательных комплексов и образования защитных механизмов «эго» (феномен рационализации и т.п.). Данная идея в последующем была хорошо разработана в рамках теории NLP.

Э. Берн тонко подметил, что в основе каждого конкретного поведения таится некий стереотип, и многие линии поведения укладываются в четкие схемы, образно названные «сценариями». Действуя по накатанным «сценариям», люди уподобляются детям, играющим в одни и те же игры. Например, широко распространена «игра в поиск виновного» (Э. Берн) — сценарий поведения, когда в других людях или вещах ищут виновников проблем. На самом деле наши проблемы и состояния являются производными нашего опыта, мы сами создаем их и мы одни ответственны за них.

Психотерапия А. Маслоу.

Представитель гуманистического направления американский психолог Абрахам Маслоу обратил внимание на такие понятия, как личностный рост и развитие. В основе его учения лежит теория самоактуализации (саморазвития), предполагающая изначально детерминированную потребность в духовном самосовершенствовании, творчестве, бескорыстной любви и дружбе, стремление к альтруизму вплоть до самопожертвования и т.п.

При анализе психологических портретов выдающихся современников А. Маслоу определил некие общие черты, выделяющие их из общей массы населения, в частности:

  • более спонтанное, естественное и позитивное восприятие реальности и более комфортное отношение к ней, чем у большинства людей;
  • постоянная свежесть (не стереотипность) оценки людей и событий, демократичность мировосприятия, готовность к объективной коррекции своих взглядов и мнения; неагрессивное чувство юмора;
  • самодостаточность, автономия, независимость основных черт характера и поведения от влияния культуры и среды; здоровая потребность в периодическом уединении;
  • сконцентрированность на задаче, деятельности, внешнем объекте в отличие от «зацикленности» на своей персоне;
  • мистичность (как неосознанная вера в предопределенность некоторых событий) и опыт высших состояний, интуитивных озарений.

Саморазвитие (самоактуализация) как принцип личностного роста имеет следующие характеристики:

  • полное мысленное и эмоциональное включение в реальную проблему или деятельность;
  • реализация своих потенциальных творческих возможностей на практике, а не только в мечтах и планах;
  • развитие в себе способностей принимать правильное решение не только на основании объективного анализа, но и с помощью интуиции; при этом в так называемых «пиках переживания» наступает прорыв в состояние ясного осознания себя и окружающей действительности, когда отчетливо понимаешь пути точных решений;
  • мужество каждого жизненного выбора, принятие риска негативных последствий своих действий;
  • честность перед собой и другими; принятие ответственности за свои решения и действия, а не перекладывание ее на других людей и обстоятельства;
  • способность критически оценить себя и свои проблемы, разобраться в собственном самообмане и психологической защите.

А. Маслоу обратил внимание, что большинство людей, нуждающихся в психокоррекции, в той или иной степени страдают из-за недостатка любви, уважения и реального (а не показного) самоуважения. Выход из невротического состояния он видит в старой как мир рекомендации самосовершенствовании клиента, его работе над собой. Задача психотерапевта — помочь индивиду осознать свои истинные потенциальные способности, поверить в возможность их успешной практической реализации, начать работать над собой, получить успешный конечный результат. На этом пути клиенту следует осознать и разобраться в иерархии своих потребностей и мотивов поведения, а также недостающих ему ценностей (депривационных ценностей, возникающих от дефицита чего-либо). При этом психолог должен выступать в роли не столько руководителя, сколько равного партнера, мудрого друга, который максимально придерживается даосского принципа невмешательства, постепенно передавая все больше инициативы и ответственности самому клиенту. Фактически речь идет о недирективной (не приказательной) форме терапии, при которой врач сохраняет позицию невмешательства, лишь иногда повторяя сказанное самим пациентом. Считается, что пациент, проговаривая вслух свои проблемы, способен сам лучше в них разобраться. Однако на практике в случаях подлинных неврозов и запутанности человека в своих проблемах ценность такого подхода сомнительна.

Затрагивая вопросы мотивов и мотивации, следует заметить следующее: практически важно различать истинные и ложные мотивы. Последние обусловлены искажением мировосприятия и мировоззрения. Огромное множество мотиваций (и наиболее тонких обманных ходов мышления и поведения) построено на одном мотиве, жизненно важном для подавляющего числа людей — потребности в социальном (или межличностном) признании. Признание, в свою очередь, представляет собой неудовлетворенную потребность в любви в широком смысле этого слова.

Психотерапия У. Шутца.

У. Шутц поставил во главу угла всего психотерапевтического процесса принцип искренности и правдивости: «правда, и только правда». Сокрытием правды выступает насилие. Препятствуют правде страхи. Человечество установило целую систему оправдания лжи: такт, дипломатия, «ложь во спасение», «бизнес есть бизнес», «нельзя ранить чувства другого» и т.п. Наиболее глубокий уровень лжи — самообман. Психотерапевт должен нацелить пациента на преодоление всего одного страха — страха не суметь сделать нужный выбор, принять ответственное решение и справиться с ситуацией. По этому поводу Т. Рузвельт любил повторять: «Единственно, чего надо бояться по-настоящему, это самого страха». Пациенту следует почаще задаваться вопросом: «На что я закрываю глаза? Чего не осознаю?»

Вообще говоря, проблема искренности была поднята раньше. В психологии широко распространено понятие аутентичности, введенное философом М. Хайдеггером. Аутентичность (от лат. authenticus — подлинность) — подразумевает внутреннюю искренность (наедине с самим собой), полную свободу от самоманипулирования. Видный психиатр К. Ясперс связал аутентичность с центральной проблемой философии человека: превращения суеты бытия в подлинную радость жизни. Для этого необходима предельная искренность во всем и вся, прежде всего самого себя и своих поступков.

Психотерапия А. Лазаруса.

А. Лазарус предложил удобную для запоминания аббревиатуру своей мультимодальной терапии, BASIC. В ней психолог изучает и корректирует поведение, эмоции, представления, когниции, взаимоотношения с другими, зависимости (медикаментозная и иные).

В практике когнитивной психотерапии бывает весьма полезно рассматривать ситуации с позиций проблемы вины, «зажатости», спонтанности и естественности поведения, локального контроля. Следует также избегать многочисленных ловушек, «устраиваемых» пациентом, например, ситуации так называемого «плакунчика», когда клиент занимает защитную поведенческую позицию («меня никто не любит, никому я не нужен»). Естественно, психолог ни в коем случае не должен подкреплять эту позицию. Наоборот, его задача — формирование и поощрение психологически зрелого поведения, когда выбор самой позиции зависит от человека, от его свободного решения. Еще А. Адлер подчеркивал: «Избегайте жалости!»

Отдельные эффективные приемы психокоррекции
Техника «постановка целей и принятие обязательств». Смысл данной техники прост: цель должна быть реалистична и достижима за ограниченное время. При возникновении существенных препятствий цель и план действий можно пересмотреть. В случае удачи клиент поощряется к принятию более долгосрочных обязательств в желаемом направлении. А. Адлер прокомментировал этот прием так: «Делай только то, что приятно». Такая позиция не всегда верна, особенно в случаях ложных мотиваций и проявлений лени. Она просто способствует продлению финансово-подкрепленного общения психолога с клиентом-«жертвой». Порой важно сделать обратное. Надо изменить точку зрения клиента на смысл приятного/неприятного. Надо побудить его заняться с удовольствием тем, к чему ранее он испытывал внутреннюю антипатию, если эта антипатия вызвана его подсознательными комплексами. Иными словами, поставить альтернативную задачу — преодолеть себя.

Техника «нажатие кнопки». Прием эффективен с субъектами, чувствующими себя жертвами противоположных эмоций. Клиенту предлагается расслабиться и обратить внимание на то, какие образы или мысли вызывают неприятные чувства, а какие — приятные. Затем его обучают произвольно регулировать свое эмоциональное состояние визуализизацией — мысленным «нажатием кнопки». Это помогает сосредоточиться на интересующих образах, ситуациях, состояниях и мыслях.

Источник: 
Русланов Д.В. Психология: базовая теория и практика. -2-е изд., переработанное и дополненное. - Х.: Полиграф-М. 2016.
Оставить комментарий