Капитал как система производственных отношений

Любые формы стоимости, в том числе средства производства, сами по себе капиталом быть не могут. Например, средства производства у самостоятельных ремесленников или крестьян в любом обществе самовозрастающей собственностью не становятся. К ним необходимо прикладывать наёмный труд и оживлять их в процессе производства. Совершенно очевидно, что процесс производства материальных и духовных благ совершается не на одинокой Луне, а в обществе. Производство всегда совершается в специфической социально-экономической форме. Это либо первобытная община, либо крепостничество, либо наёмный труд при капитализме, либо ассоциированный труд при социализме. Мы об этом очень подробно говорили в предыдущих темах, а сейчас лишь напоминаем об этом. Отсюда становится понятно, что капитал — это общественный феномен и сущность его следует искать в специфике социально-экономических отношений буржуазного общества. Те, кто не понимает этого, то, как говорят, это их проблемы; те, кто не воспринимает этого, те лукавят и им лучше перебраться жить на скучную Луну или в сибирскую тайгу к Агафье Лыковой. Пусть на новом местожительстве владельцы капиталов попытаются стать финансовыми олигархами. Однако без участия всего общества им этого сделать не удастся.

Какие общественные отношения превращают деньги, средства производства и другие формы стоимости в капиталы? Если ситуацию рассматривать с позиций единичного акта, как это делает неоклассическая теория, то на рынке капиталов и рабочей силы должны повстречаться два основных экономических субъекта — собственник вещественного капитала и собственник своей рабочей силы. Если ситуацию рассматривать с позиций всего общественного производства, как это делают классическая и марксистская теории, то можно обнаружить две сформировавшиеся социально-экономические системы.

Во-первых, устойчивую и постоянно воспроизводящуюся систему частнокапиталистической собственности на средства производства и частную форму присвоения результатов производства.

Во-вторых, систему социально-экономических отношений, характеризующуюся личной свободой непосредственных производителей материальных и духовных благ и свободой этих же экономических субъектов от средств производства. Эта последняя «свобода», тщательно охраняемая и торжественно провозглашаемая классом буржуазии, делает производителей благ наёмными работниками, так как у них нет другой возможности содержать свои семьи, кроме продажи своей рабочей силы господину. В итоге в буржуазном обществе противоречивыми полюсами выступают две системы — капитал и наёмный труд.

Труд воспроизводит прибавочную стоимость и превращает собственность буржуа в самовозрастающую стоимость или капитал. Капитал, в свою очередь, наёмному труду создаёт условия для производства материальных и духовных благ. Капитал не может существовать без наёмного труда, но и процесс труда без вещественного капитала невозможен. Труд и капитал в производстве предполагают друг друга, но в то же самое время в общественной оболочке они экономически, социально, политически и идеологически враждебны друг другу. Эта враждебность исторически воспринята от рабовладения и крепостничества. Пока существует частная собственность, антагонистические противоречия в обществе не исчезнут. Гимны частных собственников и гимны трудящихся всегда будут разными. Теории о социальной гармонии в буржуазном обществе всегда оставались и будут оставаться сказками. Да и сами такие теории наивны, так как в обществе всегда будут существовать противоречия интересов.

Противоречия капитала находят объяснения противоречиями товара. Вспомните, пожалуйста, эти противоречия. Капитал — это товарная форма богатства, создаваемая конкретным и абстрактным трудом в их противоречивом единстве. В капитале конкретный труд представлен наёмным трудом работников, создающих прибавочную стоимость и тем самым превращающим капитал в самовозрастающую стоимость. Абстрактный труд в капитале-товаре представлен стоимостью и в виду частнокапиталистического присвоения принимает форму частной собственности PS.

Исследование капитала с позиций его социально-экономического содержания позволило К. Марксу сделать вывод о том, что капитал, как система, это не вещи и не деньги, а определённая система производственных отношений, которые материализуются в вещах и деньгах, и представлены в обществе вещами и деньгами. Вещи и деньги в данном случае представляют натурально-вещественную форму капитала и приобретают качество объектов социально-экономических отношений. Они не могут превращаться в самовозрастающую стоимость или капитал без трудового участия людей. Точно также как бумажная форма денег не есть стоимость, точно так же вещи и деньги в их телесной сущности не есть капитал. Безусловно, вещи и деньги представители богатства, но без взаимодействия этой превращённой формы богатства с живым трудом наёмных работников они — «мёртвое» богатство.

Основное противоречие человеческой цивилизации на современном этапе состоит в том, что именно «мёртвое» богатство господствует над трудом и человечеством в целом. Правильнее говорить, что господствуют не вещи и деньги сами по себе, а узкая группа частных собственников, владеющих преобладающей долей «мёртвого» богатства. Именно так должен трактоваться тезис, что капитал господствует над миром. Как пишут в своей книге «Глобальный капитал» профессора МГУ им. Ломоносова А. Бузгалин и А. колганов, «эта группа представляет собой центр (сердце и мозг) гигантской полупрозрачной, но мощной сети, образуемой её актуальными и потенциальными клиентами во всём их многообразии....»

Источник: 
Чуньков Ю.И., Экономическая теория. Часть 2