История государственно-административных идей в России

История государственно-административных идей в России отражает сложный процесс становления государствоведе и и я и формирования смежной для правоведения, политологии и социологии области знания. На протяжении XVIII—XIX вв. происходило изменение научных парадигм: философско-метафизическое обоснование власти постепенно сменилось социологическим объяснением сущности государственности. Политическая философия трансформировалась в политическую науку и обратилась к социологическому анализу принципов и технологии государственного управления. При этом институциональное и методологическое оформление административно-государственной науки проходило в условиях идейной борьбы между либеральной и консервативной доктринами, во многом предопределившей общий вектор развития науки о политике. В развернувшейся идейной полемике принимали участие народники и марксисты, ставившие актуальные проблемы формирования политического самоуправления и этики политики.

Следует отметить важность идей европейских ученых для развития русского государствоведения. Работы Монтескье, Гоббса, Локка, Бентама, Канта, Блюнчли, Л. Штейна, Моля, Иеринга, Еллинека, Дюги издавались в России, а их концепции активно обсуждались в научной печати и становились методологической предпосылкой отдельных направлений политической науки. Отечественная политология развивалась в творческом контакте с европейской научной культурой, демонстрируя свою зрелость и творческие возможности. При этом становление отечественной государственно-административной науки было тесно связано с правоведением, которое с самого начала приобретает в России характер университетской науки. Уже в Петербургском академическом университете читается публичное право, а в Московском университете кафедру правоведения занимают первые русские профессора С.Е. Десницкий и И.А. Третьяков. В последующем курсы права читаются и в других российских университетах — Казанском, Харьковском, Дерптском, Киевском. У идейных истоков государственной науки в России находится философия естественного права, которую официально изучают во всех университетах страны. Наиболее известны в начале XIX в. лекционные курсы Е.Г. Чиляева, А.П, Куницына, П.Д. Лодия. Научное значение естественно-правовой философии состояло в том, что она, тесно связанная с концепцией общественного договора, открывала широкие возможности для изучения проблем легитимности власти, конституционализма, юридической основы самодержавия. Специфика концепции естественного права выразилась в методологическом универсализме и в определенной мере в игнорировании исторической стороны развития социальных отношений. Очевидно, что принцип неотчуждаемости естественных прав человека не соответствовал политико-правовым реалиям феодального сословного строя. Недовольство властей либеральными выводами из философии естественного права предопределило то, что по университетскому Уставу 1835 г. кафедры естественного права окончательно упраздняются.

Наряду с естественным правом в России появляется и практическое толкование государственных законов — законоискусство, и в конце XVIII в. издаются сборники действующих законов. В ряду важнейших административно-государственных документов эпохи Просвещения следует назвать «Наказ, данный комиссии для составления нового Уложения» (1766) Екатерины II, в котором выделяются такие сферы государственною управления, как благочиние-полиция, обеспечивающая государственный порядок, и государственное строительство, которое занимается финансово-организационной частью государственного управления.

Определенной реакцией на универсализм естественно-правовой философии выступила историческая школа права, видным представителем которой был профессор петербургского университета

К.А. Неволин (1806-1855). Ученый полагал, что в основе процесса правообразования всех народов находится обычное право, и каждый народ имеет особую форму законодательства, детерминированную исторически сложившимися обычаями. Общий идеал законодательства получает своеобразную форму, применяясь к местным историческим и культурным условиям и развитию гражданского общества, представляющего собой «совокупность лиц самостоятельных, соединенных между собой общими нуждами и общими усилиями для удовлетворения их» [Неволин, 1997, 61|. Высшей формой социального союза является государство, строящееся не на отдельных частных целях, а на «совокупности всех видов целей человеческого духа». «Союз лиц, которые при всех своих особенных целях признают целью своей деятельности еще цель нравственно-всеобщую-совокупность всех высших целей человеческого духа» [там же, 63].
Заслугой Неволина было введение в научный оборот редчайших источников по истории русского права, включенных им в «Историю российских гражданских законов» (1851). Эти источники стали основой ряда работ по истории русского права. Важность исторической школы права состоит в том, что она способствовала изучению исторических особенностей законов, обратила внимание на связь права, политики и языка.

Несомненный интерес представляет магистерская диссертация И.И. Срезневского (1812-1889) «Опыт о сущности и содержании теории в науке политики», написанная под влиянием исторической школы права и защищенная в 1837 г. Предметом политической науки, по мнению Срезневского, является исследование «государства как живой органической сущности». В его работе впервые в отечественной науке выделяется «философско-административная» сторона политики, которая изучает вопрос о том, «каким образом государство и все в государстве могут достичь благоустройства общества, частного лица или семьи» [Срезневский, 1837, 3]. Предметом политической теории является изучение идеи государства в нормальном его бытии и в ее отношении к себе и ко всему роду человеческому как природным явлениям. Особо значима критика Срезневским европоцентризма в политической науке и отстаивание им историко-культурного подхода к анализу государственных форм, требование изучения духовных сил народа, его традиций, психологии и языка.

Дальнейшее изучение форм и методов административно-государственного управления в России осуществлялось в рамках государственного и полицейского права. Важнейшим сочинением по государственному праву является, опубликованное в 1845 г. «Руководство к познанию законов» великого реформатора и политического мыслителя М.М. Сперанского (1772—1839). Оно теоретически синтезирует идеи естественно-правовой и исторической школы права. Первые четыре главы этого труда посвящены изложению естественных и «общежительных» законов. Исследуется существо законов и выявляется их содержание, раскрываются исторические формы правления и показано место, занимаемое Россией как «чистой монархией». Специфика политической концепции Сперанского заключается в том, что он не сомневается в неограниченности самодержавного правления, и вместе с тем выступает за фактическое самоограничение власти самодержца, которое исходит из правды. Сперанский пишет:

«Слово “неограниченность власти” означает то, что никакая власть на земле, власть правильная и законная, ни вне, ни внутри Империи не может положить пределов верховной власти российского самодержца. Но пределы власти, им самим поставленные, извне — государственными договорами, внутри — словом императорским, суть и должны быть для него непреложны и священны. Всякое право, а, следовательно, и право самодержавное, лотолику есть право, поколику оно основано на правде» [Сперанский, 2002, 61].

В связи с этим Сперанский различает указ императора и закон, показывая, что первый определяет, как следует поступать в конкретном случае, а второй определяет правило поведения для всех аналогичных случаев. Подробно останавливается Сперанский на характеристике смешанной конституционной монархии и скептически относится к всеобщему избирательному праву, считая, что при нем законодателем будет чернь. Он пишет:

«Если бы цель общежития состояла в том, чтобы оградить и возвысить материальные выгоды некоторых сословий, как-то: класса родовитой именитости, класса промышленного, класса наук и знания, тогда нет сомнения, что, допустив сии классы к участию в державном праве посредством их представителей, цель государства была бы достигнута. Но мы видели выше, что она состоит не в том, чтобы некоторые отдельные сословия одни преуспевали, скопляли бы или расточали большие богатства, но в том, чтобы весь народ постепенно подвигался к добру, к нравственному совершенству, находя в законах равную защиту и покровительство в произведениях своего труда и собственности» [Там же, 77].

Ценной стороной труда мыслителя является принципиальная разработка идеи организации высших, средних (губернских) и уездных органов власти и выделение особой области государственного управления — административной власти учреждений. На основе органических законов устанавливаются власти как орудия верховного правления. Существуют семь установлений административной власти: для законодательных соображений, дли законов правительственных сил, законов благоустройства и о состояниях, а также для законов полиции, исправительных, уголовных и гражданских законов. До начала 60-х годов «Руководство» остается важнейшим трудом по государственному праву,

Сперанский без всякого преувеличения может быть назван организатором бюрократии в России. Создав централизованную систему государственного управления, он сделал государственную службу привлекательной. «Сперанский был своего рода Пушкиным для бюрократии: как великий поэт, точно чародей, владел думами и чувствами поколений, так точно над развивавшимся бюрократизмом долго царил образ Сперанского» (С,М. Середонин). В Сперанском выявились такие специфические черты отечественной бюрократии, как универсализм и энциклопедизм познаний, гибкость характера и огромная работоспособность.

В 60-е годы появляются книги русских юристов по полицейскому праву. Ученик К.А. Неволина И.Е. Андреевский (1831—1891) читал курс государственного права в Петербургском университете и был автором первого труда по полицейскому праву в России. В курсе представлено два раздела: учение о безопасности и учение о благосостоянии. В первом разделе исследуются основные политические, экономические и другие условия, способствующие сохранению власти. Во втором разделе изучаются основные моменты сохранения благосостояния и народного здравия. Это деление сохранилось в последующих курсах полицейского права.

Особое значение для развития русской политической науки имеет государственная школа историографии, созданная усилиями Б.Н, Чичерина, В.И. Сергеевича, К.Д, Кавелина, С.М. Соловьева. Ее значение заключается в предпринятом творческом синтезе методологии исторической школы права с философским изучением государства и права и обосновании концепции правовой монархии. Главные теоретические предпосылки государственной школы следующие.

  1. Сущность государства — самодержавие. Признаками государства являются централизация и разграничение частного и публичного права.
  2. Государственное право отличается тем, что в государстве подданный подчиняется правительству, выражающему общую волю, не на основе договора, а согласно закону.
  3. В Средние века в Европе государство отсутствует, так как в этот период господствуют частный интерес и частное право.

Специфика русского государственного быта заключается в закономерном развитии от родовых отношений к государственным формам и в активной роли государства в создании общественных элементов. Особенностью России также является сравнительно большее, нежели в Западной Европе, развитие абсолютизма и слабое проявление личной самодеятельности.

Данная теория вылилась в ряд концепций: закрепощения и раскрепощения, государственного происхождения сельской общины, культурно-созидательной роли самодержавия. Следует отметить, что теоретики юридической школы успешно разрабатывали также и концепции политического управления и местного самоуправления.

Научные труды профессора Московского университета Б.Н. Чичерина (1828-1904) «История политических учений», «О народном представительстве», «Курс государственной науки», «Собственность и государство», «Философия права» заложили основы политической науки, строящейся как на философской методологии, так и на анализе эмпирических фактов, отражающих процесс развития государства. Политология должна, по его мнению, изучая проявления жизни и истории, показать, какими средствами и при каких условиях образуются и живут государства, чем определяются различия образов правления и совершающиеся в государстве перемены, в чем состоят выгоды и невыгоды тех или других политических форм, что они могут дать и чего нельзя требовать от них, наконец, какими средствами может пользоваться государство для достижения своих целей. Чичерин писал:

«Теория политики, основанная на всестороннем изучении философии права и истории народов, составляет лучшее руководство для практики. Это — венец науки о государстве» [Чичерин, 1998, 382].

Целью политологии является, по Чичерину, выявление основных условий сохранения государственного порядка и развития общества. Разделение гражданского общества и государства, экономической и политической сфер создает необходимое равновесие между личностью и обществом, гражданином и государством, позволяя беспрепятственно развивать промышленность, науку и искусство, предоставленные свободной человеческой деятельности. Политическим идеалом ученого было сильное централизованное государство, способное сдерживать противоборствующие стороны и частные силы в обществе при господстве правды, распределяющей согласно способностям и заслугам лиц. В основе общественного здания лежат права и свободы личности: право действовать по своему усмотрению, не нарушая при этом чужих прав, право свободного перемещения, свобода труда, мысли, совести и частной собственности. Важно то, что все эти права и свободы рассматривались в единстве с обязанностями человека перед государством и другими людьми. Труды Чичерина стали концептуальной основой правового государства с российской спецификой.

В пореформенный период начинается позитивистский этап развития отечественного государствоведения. Он ознаменован появлением фундаментальных работ А.Д, Грааовского, Н.М. Коркунова, А.И. Стронина, Г.Ф. Шершеневича, посвященных исследованию социологических аспектов формирования и функционирования государственной политики. Профессор Петербургского университета А.Д. Градовский (1841—1889), основатель административного отделения юридического общества при университете, стремился создать новую науку управления — «общественно-государственную науку».

Ее задача — «выследить истинно-сильное, живое начало в ряду умственных и экономических элементов страны, определить степень участия, который этот элемент должен принять в политической жизни, показать истинное соотношение между правительственной организацией и экономическим элементом страны, исследовать истинную связь и действительную иерархию этих элементов как основу будущей организации» [Градовский, 1871, 49].

Ученый изучил историческую связь государства с отношениями собственности и показал, что государство возникает из понятий собственности, церкви, семьи, общины. Каждая эпоха имеет свое государство, исследование которого предполагает рассмотрение законодательства и существенных признаков прав государственной власти. Градовский писал:

«Государственное единство зависит от совокупного действия системы однообразных установлений, действующих на твердой основе общих законов» [Там же, 423].

Согласно Грановскому, в правовом государстве закон выражает отношения власти и личности, опыт выработанных убеждений и общественных представлений о социальной справедливости. Традиции законодательной и высшей исполнительной власти в России заключаются в их нераздельности. «Когда закон молчит, а дело требует разрешения, нужно обратиться к верховной власти — вот формула самодержавия». Градовский разработал теорию национально-прогрессивного государства, в котором государственная идея выступает высшим выражением национального самосознания, а право оказывается средством решения политических вопросов. Спецификой концепции ученого было углубленное исследование сущности администрации и организованной природы государственной власти. Решение вопросов демократии, централизации и децентрализации увязано с характером администрации и степенью развития разных социальных элементов, в частности, собственности и просвещения. Задача государственной власти — в обеспечении прогресса общества и охранения порядка, а отношение государства к обществу — это отношение единства к множеству. Градовский писал: «Корень вопроса в том, чтобы ни один элемент общества, достигший значительной и действительной силы, не остался вне правительственной сферы и участия в политической жизни страны» [там же, 25]. В связи с этим Градовский высказал новую для отечественной политической науки мысль о бюрократической деятельности как «лучшей школе» управления для различных социальных сил.

Примером социологического анализа политики являются работы профессора Петербургского университета Н.М. Коркунова (1853 1904) по общей теории права. В них развивается психологическая концепция власти, в основе которой лежит идея личности как «продукта совместного воздействия разнородных союзов». Природа общества, согласно Коркунову, определяется тем, что на него серьезное влияние оказывают идеалы, «образующиеся на основании прошедшего опыта человечества». Наличие идеальной, психической связи позволяет человеку принадлежать одновременно к разным союзам, реализует социальную дифференциацию — интеграцию, обеспечивает прогресс общества. Коршунов выделил сферу права как область разграничения индивидуальных интересов, связанную с субъективными представлениями личности о должном порядке общественных отношений. Он подчеркивал, что социальное развитие является равнодействующей сознательных и активных стремлений людей и исторически установившегося «инертного» общественного строя. Концепция Коркунова стала теоретическим основанием психологической школы политики и права Л.И. Петражицкого, С.Л. Франка.

Социологический анализ политики представлен в работе А.И. Стронина (1826—1889) «Политика как наука» (1872). Стронин был убежден в возможности научного руководства политикой государства. Политический деятель должен облегчать последовательность социального развития, устранять задержки и препятствия в осуществлении требований общества. Искусство политика требует тонкого такта, умения «не передержать волну», а его ошибкой является «упреждение» естественного общественного развития. В политической науке должны быть учтены социальные законы и экономические факторы. Строниным была поставлена проблема общественной роли интеллигенции, в которой он видел силу, способную сознательно вести общество по пути прогресса. По его мнению, требования народа воспринимаются новаторами, пропагандистами: идеи превращаются в проекты новых законов. Правительство же служит посредником между идеей и правом. Право осуществляется судом и администрацией и посредством «инкорпорации». Новые политические понятия входят в право и в общественные нравы. Идеалом Стронина была абсолютная демократия с общечеловеческим правом и общественным мнением, общественной совестью и свободной прессой. Средством создания этой демократии являются международные формы организации, а также воздействие интеллигенции на правительство. Стронин писал о «законе скрещивания», смешивающим различные социальные слои и нации для прогресса человечества.

В своей совокупности социологические исследования политики и права позволили конкретизировать политическое знание, включить в методологию политического анализа зарождающиеся методы социологического и социально-психологического анализа. В связи с этим конкретизируется и сфера административного управления. Важное место в пореформенной административно-государственной науке заняли работы по полицейскому и административному праву Н.Х. Бунге, Н.Л. Гривцова, В.Ф. Дерюжинского, А.И. Елистратова, В.В. Ивановского. Ценной является также фундаментальная работа К.П. Победоносцева «Курс гражданского права» (1873). Классическим трудом была работа Н.Х. Бунге (1823—1895) «Полицейское право» (1873— 1877), где различаются учение о безопасности и учение о благоустройстве. В первом разделе исследуются проблемы развития промышленности и земледелия в государстве. Во втором разделе рассматриваются следующие вопросы: финансовая деятельность государства, средства сообщения, народное образование, страхование, сберегательные кассы, благотворительность. Важной особенностью «Полицейского права» Бунге было использование экономического метода анализа политических проблем,

В начале XX столетия публикуются исследования М.М. Ковалевского, Н.И. Кареева, С.А. Муромцева, Б.А. Кистяковекого, П.И. Нов-городцева, В.М, Гессена по проблемам конституционализма и правового государства. Профессор Петербургского университета М.М. Ковалевский (1851—1916) читал лекционные курсы «Общего конституционного права», «Общего учения о государстве», в которых развивал идеи социально-правового государства. Ученый писал о конкретных формах государства в рамках нормальной эволюции общества, поскольку народы проходят одни и те же стадии развития, но со своей спецификой. Развитие общества возможно только при условии признания общественной солидарности, и государство является союзом людей, объединенных единством власти и права, созданным в интересах подданных. При этом отношения государства и личности опосредованы социальными союзами, которые служат интересам отдельного индивида. Расширение сферы государства имело своим следствием сокращение вмешательства социальных союзов в индивидуальную свободу. Совершенную политическую систему Ковалевский связывает с общественной солидарностью, политической культурой и образованностью людей. Он отстаивает ценности свободы личности, равенства людей перед законом, пишет о взаимосвязи конституционных соглашений и демократии, допуская вмешательство государства для обеспечения общественной справедливости, физического и умственного развития людей. Политический идеал Ковалевского определялся ценностями социального либерализма.

В разработке теоретических основ политической социологии важную роль сыграли исследования М.Я. Острогорского (1853— 1919). Его работа «Демократия и политические партии» была опубликована в 1898 г. Основная тема этого, несомненно, выдающегося труда — новые механизмы управления и власти, возникшие в связи с развитием демократии. Острогорский сосредоточился на изучении процесса образования и структуры политических партий, на проблеме институционализации политических сил, которая, по его мнению, с необходимостью ведет к образованию особого центра организационной ячейки — ко куса. Кокус представляет собой механизм, позволяющий небольшому числу людей контролировать и направлять поведение масс, управлять политической деятельностью и работой партии. Острогорский использует системный подход и показывает взаимосвязь консолидации власти на основе ко-куса с развитием средств сообщения и информации. Он выявляет принципиальный недостаток парламентской демократии, который заключен в отчуждении общества от управления, в бюрократизации и схематизации партийной деятельности. Ученый рекомендует заменить прежние жестко организованные партии свободными общественными объединениями, которые преодолеют возникший разрыв между гражданским обществом и государством.

Важнейшей для русской политической науки была проблема самоуправления. Следует принять во внимание то обстоятельство, что политика царского правительства в отношении самоуправления в XIX в. колебалась от оказания поддержки земскому самоуправлению до прямых попыток его подчинения государственным чиновникам. Но в целом все же преобладал прагматический подход официальных лиц к общественному самоуправлению: они стремились использовать местные органы власти для решения государственных задач. В этих условиях вырабатываются главные концепции самоуправления в русской политической мысли: общественная и государственная.

Общественная теория самоуправления создавалась К.С. и И.С. Аксаковыми, А.И. Васильчиковым, К.Д. Кавелиным. В ней доказывалось, что самоуправление является негосударственной формой организации общества, основанной в России на традициях общинного самоуправления, Важным отличием данной теории было то, что в ней присутствовало «усеченное* понимание самоуправления, ограничивающее его решением местных задач, жизненных проблем региона. Славянофилы предлагали сохранить традиционную для России самодержавную власть, основанную на особых взаимоотношениях царя и народа. К.С. Аксаков писал в 1855 г. Александру II:

«Правительству — неограниченная власть; народу — полная свобода нравственная, свобода жизни и духа. Правительству — право действия и, следовательно, закона; народу — право мнения и, следовательно, слова» [Аксаков, 1898, 47].

Сильная и единодержавная власть должна опираться на земства как органы местного самоуправления. Монарх заботится о нуждах народа, собирает налоги для укрепления обороны страны, а народ трудится на благо своего отечества, высказывая государю назревшие жалобы и просьбы.

«Самоуправляемые местные земли с Самодержавным царем во главе — вот русский политический идеал», -писал И. С. Аксаков.

Славянофилы полагали, что воссоздание и укрепление национальной культуры и быта позволит соединить соборнообщинное и демократическое начала в практике управления. Следуя своей концепции, славянофилы отказывались видеть в бюрократических формах земских органов власти подлинное самоуправление и выступали за последовательное проведение в земстве начал всесословное) и.

Теория общественного самоуправления получила свое всестороннее обоснование в трехтомном труде А.И. Васильчикова (1818—1881) «О самоуправлении. Сравнительный обзор русских и иностранных земских и общественных учреждений» (1866-1871). Он считал, что самоуправление означает «участие народа в местном внутреннем управлении своего отечества, которое в известном размере допускается во всех государственных организациях и при самых централизованных правлениях, когда местным жителям предоставляется весьма широкий круг действия преимущественно по тем предметам, ведомство которых могло бы обременить центральную администрацию чрезмерными расходами и заботами управления» [Васильчиков, 1870, 1]. Данное определение явилось основой выявления учеными специфики российского самоуправления. Согласно Васильчикову, характерный признак российской социальной культуры заключен в тесной связи народа с землей. В России личный элемент уступает земельному, все люди приписаны к земле, и от нее они получают свое «общественное и государственное значение». Таким образом, земства не являются административными учреждениями, а выступают представителями всей «земли», входящей в данную территорию, что обеспечивается выборным характером земских учреждений. При выборах устанавливается имущественный ценз, равный как для частных владельцев, так и для сельской общины. В волостное управление депутаты выбираются всеми жителями данной местности без различия состояний. Общественным идеалом Васильчикова было постепенное слияние всех сословий и сохранение теснейшей связи образованных и необразованных классов общества. Целью общественного самоуправления является работа в следующих направлениях: устройство путей сообщения, общественное призрение, народное образование, общественное благоустройство, управление тюрьмами, составление смет и расходов на нужды данной местности, суд присяжных — «мировое разбирательство».

Общественная концепция самоуправления развивалась профессором Петербургского университета К.Д. Кавелиным (1818-1885). Его политическим идеалом была неограниченная монархия, в основании которой заложены широкие местные свободы и различные формы самоуправления. Отжило, по Кавелину, не самодержавие, а устарели политические структуры, способы и органы их действия, которые препятствуют успешному действию монархического управления. В книге «Верховная власть и административный произвол» (1878) он доказывал, что появившаяся чиновная бюрократия мешает нормальному взаимодействию народа и самодержавия. Требуется административная реформа и реорганизация государственного аппарата, не справляющегося со своими обязанностями.

«Крепко да здорово устроенный суд, да свобода печати, да передача всего, что прямо не интересует единство государства, в управление местным жителям, — вот на очереди три вопроса», — писал Кавелин.

Он полагал, что прежде чем принимать конституцию в «узком», ограничивающем монархию смысле, нужна конституция в «широком» смысле — следует создать государственное устройство на разумных основаниях и законах, где не было бы места для произвола, а имущественные и иные права граждан были бы неприкосновенны. Преждевременное же введение конституции в «узком» смысле могло привести к «административному произволу» бюрократов. Кавелин видел в земских учреждениях необходимую школу для приготовления всех классов к участию в государственных делах.

Сторонниками государственной теории самоуправления были Б.Н. Чичерин, Л.А. Тихомиров, А.Д. Градовский. Государственная теория самоуправления исходила из того, что органы местного самоуправления являются неотъемлемой частью и продолжением государственных учреждений. Это делало ненужным разделение государственных функций на принадлежащие только государству и препорученные государством местным органам власти. Они все оказывались в единой системе государственной деятельности. В работе «О народном представительстве» (1866) Чичерин писал:

«Кто хозяин в государстве, тот необходимо должен быть хозяином и в администрации».

Он полагал, что интересы целого государства проявляются на местах. При этом государство получает выгоду, приобретая помощников в лице общественных органов местного самоуправления, избавляющих государство от излишнего бремени государственных дел.

Государственная теория самоуправления представлена в исследованиях Л.А. Тихомирова (1852—1923). В его «Монархической государственности» (1904) доказывается возможность сочетания в российских условиях бюрократического — централизованного, и общественного управления, основанного на народной инициативе. Тихомиров исходил при этом из того, что «в монархии может быть только вопрос о способах общения с нацией, но никак не о представительстве народной воли при монархе». Требуется только нравственное представительство нации при монархе для общения с народом. Органическая монархия Тихомирова — это форма правления, опирающаяся на этико-религиозное сознание царем своей ответственности перед народом за его благополучие. Он подчеркивал, что полезная работа самодержавной власти состоит не столько в личном управлении, сколько в том, чтобы организовать на «управительную работу» все силы государства. Польза от участия общественных сил в государственном управлении могла проявиться в трех направлениях: в формах управления, допускающих действие народных сил, в законодательной деятельности и в контроле за управлением. Общественный элемент не позволяет правительству превратиться во вненациональное ведомство, мешает чиновнику забывать, что он служит Царю и Отечеству и дает верховной власти широкое освещение о состоянии духа нации, а также расширяет выбор лиц для достойной и ответственной государственной службы [Тихомиров, 1992, 142]. Тихомиров ставил перед собой цель соединить три составляющих самодержавия: неограниченный монархизм, контроль чиновников за ходом дел и общественное самоуправление. Ученый формулирует главные принципы самоуправления: поручение общественному управлению только тех дел, которые ему по существу доступны; сословность при избрании доверенных людей, чтобы избежать захвата местных органов власти политиками; представительство всех сословных групп в государственном управлении и зависимость численности представителей сословий от величины группы или сословия, их экономической или политической значимости. Мыслитель доводил идею государственного общественного самоуправления до логического завершения, доказывая принципиальную возможность сочетания идеи права и представительства под началом монархической государственности.

Радикальную форму концепция самоуправления получила в коммуноанархизме П.А. Кропоткина (1842-1921), который говорил об учреждении на месте прежней централизованной политической системы союза земледельческих и промышленных общин. Политической формой таких союзов являлось прямое народоправство-самоуправление, а его экономическая основа заключается в соблюдении принципа справедливого обмена товарами и услугами. Кропоткин писал: «Социализм должен менее зависеть от представительства и подойти ближе к самоуправлению» [Кропоткин, 1920, 102J. Только там может утвердиться новая общественность и подлинная культура, где жизнь не представлена на местах приказами из центра, где господствует самоуправление и так называемая «примитивная демократия» с повсеместным участием народа в делах общественного управления.

Земское самоуправление интенсивно развивалось в начале XX в. В числе ведущих политиков-земцев были Д.И. Шаховской, Ф.А. Головин, Д.Н. Шипов, Н.А. Хомяков, Важную роль в становлении российского конституционализма сыграл журнал «Освобождение» во главе с П.Б. Струве (1870-1944). Практическая реализация идей конституционализма и земства способствовала формированию органов общественного самоуправления как на местном, так и на государственном уровнях.

В целом история государственно-административных идей в России демонстрирует концептуальное многообразие русской государственной науки, отражающее требования социальной практики, необходимость решения сложных политических задач, стоявших перед обществом и властью. В российском государствоведении разрабатывались оригинальные теории, которые по некоторым направлениям имели приоритетный для европейской науки характер.

Ключевые слова: Административная политика
Источник: Государственная политика и управление. Учебник. В 2 ч. Часть 2. Уровни, технологии, зарубежный опыт государственной политики и управления / Под ред. Л.В. Сморгунова. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. — 495 с.
Материалы по теме
Административные реформы в современной России (1990-1999 гг.)
Государственная политика и управление. Учебник. В 2 ч. Часть 2. Уровни, технологии,...
Административное ведомство
Государственная политика и управление: учеб. пособие / С.Г. Еремеев, Р.М. Вульфович, Г.И....
Административные реформы последних десятилетий
Государственная политика и управление: учеб. пособие / С.Г. Еремеев, Р.М. Вульфович, Г.И....
Концепция административной реформы в Российской Федерации: идеология и методология
Государственная политика и управление: учеб. пособие / С.Г. Еремеев, Р.М. Вульфович, Г.И....
Административные системы «наполеоновских» стран
Государственная политика и управление. Учебник. В 2 ч. Часть 2. Уровни, технологии,...
Встроенность административных реформ в систему государственной службы
Государственная политика и управление: учеб. пособие / С.Г. Еремеев, Р.М. Вульфович, Г.И....
Административные системы «германских» стран
Государственная политика и управление. Учебник. В 2 ч. Часть 2. Уровни, технологии,...
Административные системы стран Северной Европы
Государственная политика и управление. Учебник. В 2 ч. Часть 2. Уровни, технологии,...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий