Институциональная модель «интегративной демократии»

 Несмотря на то, что зачастую институциональный подход к исследованию демократии базируется на прежних легалистских или структурно-функциональных моделях, а также на теории рационального выбора, в политической науке и в административных исследованиях ряд ученых подчеркивают значение такой институциональной модели демократии, которая близка к коммунитарным, а не либеральным ее интерпретациям. Коммунитарная модель представлена в историческом институционализме (Steinmo, Thelen and Longstreth, 1992; March and Olsen, 1989), который ближе к интерпретативной сравнительной политологии. Институциональная модель «интегративной демократии» опирается на идею различия между агрегативным и интегративным политическими процессами.

В традиции теории агрегации, как пишут Джеймс Марч и Йохан Олсен, «народ» определяется как собрание индивидов, определенных как граждане; в традиции теории интеграции «народ» определяется как группа, имеющая свою историю и будущее. В агрегативном процессе воля народа раскрывается через политические кампании и «торговую сделку» между рациональными гражданами, каждый из которых преследует собственный интерес, совершаемую в пределах набора управленческих правил при правлении большинства. В интегративном процессе воля народа раскрывается посредством дискуссии между рациональными гражданами и правителями, в которой пытаются найти общее благо в контексте разделяемых социальных ценностей. Агрегативные теории в целом предполагают порядок, основанный на рациональности и обмене. Интегративные теории в целом предполагают порядок, основанный на истории, долге и разуме (March and Olsen, 1989, p. 118).

«Интегративная демократия» включает две основные концептуальные части: концепцию прав и идею дискуссии в поисках общего блага.

Концепция прав здесь отличается от инструментального понимания прав человека, когда права являются лишь рационально принятыми дополнительными условиями заключения выгодной политической сделки. Сами права здесь теряют свою ценность и рассматриваются как инструмент для достижения чего-то другого: они не выступают условием оценки политических институтов. Наоборот, при «интегративной демократии» права человека являются самоценностью и служат оценке политических институтов. Они являются ключевыми элементами системы социально-политических верований и убеждений, являются выражением человеческого единства, общего достоинства и гуманизма. Марч и Олсен выделяют три основных отношения к правам человека в «интегративной демократии»:

  1. права человека ненарушимы, т. е. должны быть гарантированы несмотря ни на что;
  2. права человека неотчуждаемы, т. е. однажды установленные, они не могут быть ликвидированы;
  3. права изменяются больше посредством интерпретации, а не через пересмотр законов, т. е. они являются частью фундаментального права (Ibid, p. 126).

(Следует в скобках сказать, что отношение к правам человека в коммунитаризме иногда отличается от представленного здесь взгляда. Например, один из известных теоретиков коммунитаризма Майкл Сандел считает, что концепция самоценности прав человека ведет к приоритету их над благом и является существенной чертой индивидуалистической концепции либерализма (Sandel, 1992, p. 13-14)).

Идея дискуссии в поисках общего блага — важная часть институционализированной концепции демократии и легитимации коммунитарного способа разрешения возникающих в обществе конфликтов. Интегративные концепции рассматривают конфликт интересов как основу для дискуссии и авторитетного решения; они руководятся логикой единства, а не сделки. В этом отношении «идея института как воплощения и инструмента сообщества (community), или демократического порядка как конституционной системы, является важным аспектом институциональной мысли» (March and Olsen, 1989, p. 126-127). Если политические институты усиливают общие ценности сообщества, они должны быть приняты. В этом отношении важными вопросами являются компетентность участников политического процесса и их интегрированность в сообщество. Компетентность включает не только знания, но и мудрость, которая связана с глубоким ощущением нужд и возможностей сообщества. Интегрированность означает, что граждане и гражданские служащие действуют в соответствии с общим благом, которое не может быть подорвано личными амбициями и устремлениями. Деятельность институтов в «интегрированной демократии» связана с гражданским образованием и организацией гражданского участия.

Источник: 
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения. — СПб.: Питер, 2012. — 448 с.: ил.
Оставить комментарий