Индивидуация

+1
-2
-1

Jung встретился с проблемой индивидуации при анализе пациентов, жалующихся на разлад отношений с собой. Они отмечали, что с какого-то времени утратили интерес ко многим вещам и не могли «найти» себя. Работа перестала приносить им удовлетворение; смысла к дальнейшему зарабатыванию денег не было; развлечения, которые раньше радовали, стали неинтересны. Это были обеспеченные зрелые люди, которые добились в жизни многого.

Jung предположил, что эти состояния обусловлены потерей контакта с бессознательной частью психики, чрезмерной акцентуацией сознательного подхода. Такое нарушение баланса приводит к возникновению чувства внутреннего психологического дискомфорта. Теряется цель и смысл жизни и возможность найти в себе экзистенциальную мотивацию.

Jung связывал это состояние с потерей связи с архетипом Self'а. Единственный способ помочь таким людям заключался в том, чтобы разблокировать канал взаимодействия с бессознательной частью психики. Процесс установления потерянной связи и приобретение целостности Jung назвал индивидуацией.

По мнению автора, если человек не использует какую-то часть своей психики, он не является целостным индивидуумом. В случае восстановления баланса, возникшее нарушение компенсируется. Для того, чтобы обрести целостность, необходимо восстановить функционирование тех сторон личности, которые не принимались во внимание в течение длительного промежутка времени. Какая-то часть этих составляющих находится в бессознательной сфере и человек часто не использует те возможности, которыми он потенциально обладает.

Человек не может быть целостным, если он развивает только одну психическую функцию, например, совершенствует интеллект и подавляет эмоции, вытесняя их в бессознательное. В то же время нельзя жить только одними импульсами из бессознательного. Сознание и бессознательная часть психики не составляют единого целого, если одна из них подавлена. Они должны иметь равные права, поскольку это два равновеликих аспекта жизни. Сознательная часть должна защищать свою разумность и рациональность, а хаотическая жизнь бессознательного иметь шанс проявлять себя, насколько человек, не теряя чувства реальности, может ее интегрировать. В противном случае прессинг бессознательного возрастает и оно может вторгнуться в сознание и разрушить ego, делая поведение человека неадекватным.

Целостный человек более совершенен. Он представляет собой индивидуум, который живет творческой жизнью, используя свои возможности. Такая жизненная стратегия делает жизнь привлекательной, разнообразной и насыщенной мотивацией. У целостного человека присутствует выход за пределы себя, он связан с чем-то большим, чем он сам.

Процесс индивидуации характерен не для первой половины жизни, а для зрелых лиц. Некоторые ситуации, явления и процессы могут натолкнуть человека на необходимость индивидуации. Это могут быть серьезное заболевание, которое заставляет заново переосмыслить жизнь; какое-то необычное переживание, в результате которого открываются новые горизонты и иные аспекты жизни; перенесение психического заболевания.

Индивидуация происходит у тех, кто в полной мере проэксплуатировал сознательную часть своей психики и столкнулся с повторением одних и тех же явлений и процессов. Такие люди часто ведут себя стереотипно в жизненных ситуациях, и сама жизнь становится для них однообразной и скучной. Типично чувство пустоты и отсутствия смысла жизни.

Jung считает, что, если условно разделить жизнь на две половины, то первая характеризуется преобладанием экстравертированных интересов одностороннего развития, необходимостью приобретения определенных знаний, навыков, поиска себя в мире, в профессии, в отношениях с людьми, создания определенного социального статуса, общественного положения и т. д. С этой целью приходится концентрироваться на какой-то одной психической сфере своей личности. Процесс достижения социальной адаптации захватывает почти всю психическую энергию.

Во второй половине жизни задачи, присущие первой части, лишаются своей привлекательности. Многое тускнеет, теряет новизну, поэтому возникает проблема нахождения нового смысла и цели в жизни. Эту цель лучше искать там, на что ранее не обращалось должного внимания, в кладовых пренебрегаемой ранее бессознательной и неразвитой части личности.

Процесс индивидуации Jung описывает как психологическое путешествие, которое может быть трудным, достаточно мучительным, содержащим в себе возможность потерпеть поражение. Иногда человек начинает ходить по кругу, хотя, скорее всего, речь идет о спиральной траектории путешествия.

Используя язык юнгианского анализа, в начале этого путешествия человек должен встретиться со своей тенью, изучить ее, научиться жить с этой не всегда приятной стороной своей личности, которую раньше он не всегда ценил и принимал и поэтому вытеснял. Целостность невозможна без признания и распознавания противоположности.

В этом психологическом путешествии человек должен встретиться с архетипами коллективного бессознательного. Естественно, что при этом возникает опасность быть проглоченными этими архетипами, поэтому здесь необходимы контроль и критика. Когда какая-то часть архетипов начинает осознаваться, человек приближается к «сокровищам», которые трудно найти. Полное соприкосновение с «золотым цветком» - с центром себя, с архетипом целостности невозможно. Эта задача никогда до конца не выполнима. Разные люди «заходят» на разные расстояния по маршруту психологического путешествия.

Бессознательное может быть познано только путем определенных переживаний. Когда оно возникает в виде какого-то переживания, оно уже не есть бессознательное в полном смысле этого слова. Ранее неосознанная часть психики находит свое место в сознании. Бессознательное может возникать в сновидениях, в видениях, фантазиях в, казалось бы, бессмысленных идеях, которые возникают время от времени или внезапно врываются в сознание и овладевают психикой, подобно наводнению. Те, кто переживал нечто подобное, говорят, что при этом возникает страх потери рассудка. Страх сойти с ума часто связан с архетипными переживаниями, с тем, что человек прикасается к бессознательному, или оно прикасается к нему.

Hedges (2001) в «Ужасающих Трансференсах» пишет, что, когда в процессе психоанализа аналитик выходит на переживания, свойственные очень раннему возрасту, многие пациенты находятся на грани потери сознания. Они испытывают состояние ужаса. У них развиваются обмороки. Автор связывает подобные проявления с выходом на переживания довербального периода, которые были вытеснены и забыты. Во время анализа они прорываются в сознание и приводят к соматическим реакциям разрушающего характера. Но это - только одна сторона медали, другая, с точки зрения юнгианской психологии, заключается в том, что возникновение таких реакций отражает выход на архетип деструкции, выражением которого, очевидно, может быть аутодеструктивный драйв. В случае оживления такого архетипа пациент переживает ощущения гибели, распада, падения в пропасть и т. д.

Сновидения, которые инициируют индивидуацию, относятся к категории Больших Сновидений. Чаще всего они встречаются у людей с жалобами на признаки отсутствия смысла жизни. Появление таких сновидений наталкивает на желание остановиться, переосмыслить многое из того, что уже сделано и что еще предстоит совершить, обратить внимание на «дремлющие», неактивизированные психические явления, процессы и состояния. Подобное заполнение психологического вакуума вызывает трансформацию личности.

Акцент на индивидуацию лежит в основе юнгианской аналитической терапии. Индивидуация иногда описывается как Второе Рождение, которое ознаменовывается нахождением нового смысла и новой окраски жизни, когда все окружающее воспринимается свежим, ярким, сочным и колоритным. Упоминание о таком обновленном мироощущении содержатся в работах Гроффа, который описывал эффект обновления, оживления и видения необычного света пациентами, принимающими ЛСД-25. При этом они отмечали, что именно таким насыщенным и ярким воспринимался цвет в детстве, но во взрослой жизни это восприятие потерялось.

Источник: 
Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Психоанализ и психиатрия: Монография. - Новосибирск: Изд. НГПУ, 2003.
Отправить комментарий