Групповые процессы

Процессы формирования группы, разумеется, лишь условно могут быть отделены от других групповых процессов, к которым относятся процессы лидерства, развитие групповой сплоченности, феномен группового давления на индивида, процесс принятия групповых решений и т.д. По существу, только вся совокупность этих процессов и делает группу группой.

Без сомнения, самым важным из групповых процессов является процесс руководства группой. То, как группа организуется, какова направленность её развития, каким ценностям отдается предпочтение, как действует система групповых санкций, - всё это в значительной степени зависит от руководителя группы. Традиционно эти вопросы в поведенческих науках анализируются в рамках проблемы лидерства. И хотя процесс лидерства в узком смысле характеризует лишь отношения доминирования и подчинения в группе, проблема лидерства, как мы уже указывали, сегодня уже давно переросла групповые рамки и охватывает не только процесс руководства организацией в целом, но и психологические принципы её построения - дизайна.

В реальной организационной среде мы чаще сталкиваемся не с «самозарождением» группы, а с уже давно существующими группами, в которых идет постоянное обновление состава: одни индивиды приходят в группу, другие - её покидают. И если уход работника из группы чаще всего знаменует его полный «выход» из групповых процессов, то вступление индивида в уже сформированную группу, принятие или непринятие им уже существующих норм групповой жизни представляет для организации большой интерес. В этом случае мы сталкиваемся с феноменом давления группы на индивида, «подчинения» его группой.

Групповое давление и конформность. Становясь членом группы, каждый индивид не хочет быть отвергнутым ею. Вследствие этого желания люди склонны следовать групповым нормам. Многие исследования показывают, что группы могут оказывать сильное влияние на индивидов, побуждая их к изменению своего поведения и аттитюдов в соответствии с групповыми стандартами. Подобные изменения поведения особенно характерны по отношению к значимым группам, членством в которых индивид очень дорожит. Такие группы, как мы уже отмечали, носят название референтных и обладают исключительным влиянием на индивидуальное поведение. Индивид ощущает себя тесно связанным с другими членами такой группы, определяет себя как её член и сильно ориентирован на мнения других членов группы.

В контексте процесса группового давления обычно говорят о конформности, под которой понимается поведение индивида относительно позиции группы, мера его «подчинения» групповому давлению, принятие или отвержение им групповых норм и правил. Противоположными конформности понятиями являются независимость поведения, самостоятельность взглядов, устойчивость к групповому давлению и т.д.

Наиболее рельефно конформность проявляется в условиях открытого конфликта между мнениями группы и индивида. То, в какой мере индивид готов следовать мнению группы (даже при его очевидной ошибочности), и определяет степень его конформности.

Механизм группового давления был наглядно продемонстрирован в известных экспериментах С. Эша. Группе испытуемых из 7-9 человек, находившихся в общем помещении, предлагалось сравнить две карточки, предложенные экспериментатором. На одной карточке была изображена одна вертикальная линия, на другой - три, но различной длины. Одна из линий на второй карточке была идентична той, которая была изображена на первой.

Разница в длине трех линий была достаточно очевидной и, действуя самостоятельно (вне группы), только один процент испытуемых мог изредка допустить ошибку, идентифицируя линии. В соответствии с инструкцией испытуемый должен был громко сообщать, какая из трех линий на второй карточке соответствует линии, изображенной на первой карточке.

Эш задался вопросом, что произойдет, если все члены группы начнут давать неправильные ответы, сможет ли в этом случае групповое давление заставить неосведомленного (т.е. не знающего о том, что группа преднамеренно искажает свои оценки) испытуемого изменить свое мнение. Процедура была построена таким образом, чтобы в каждой из групп был только один неосведомленный испытуемый и его очередь отвечать на вопрос экспериментатора была последней.

Эксперимент начинался с нескольких пробных серий. Здесь все испытуемые давали правильные ответы. Только после этого первый испытуемый, а за ним и все остальные начинали давать очевидный неправильный ответ. Последним отвечал «наивный» испытуемый, и экспериментатор получал возможность проверить, «устоит» ли он в собственном, совершенно правильном мнении или «поддастся» давлению группы. Перед неосведомленным испытуемым, таким образом, возникала дилемма: или верить своим глазам и давать очевидный и правильный ответ, или, следуя мнению, говорить то, что говорят все.

Многочисленные эксперименты, проведенные Эшем, показали, что около 35% испытуемых демонстрировали конформное поведение, т.е. предпочитали очевидной истине согласие с группой, т.е. каждый третий давал заведомо ложный ответ, не в силах противостоять consensus omnium. В последующих интервью все испытуемые, включая тех, кто не поддался групповому давлению, сообщили, что мнение большинства оказывало на них очень сильное воздействие, заставляя даже «стойких» сомневаться в правильности своих ответов. Любопытно, что, как правило, свою конформность испытуемые связывали не с объективными процессами внутри группы, а исключительно со своими личностными характеристиками.

Разумеется, результаты лабораторных экспериментов не способны полностью воспроизводить закономерности реального группового взаимодействия и потому не могут быть однозначно перенесены на реальные ситуации. Вызывает много сомнений и значимость для испытуемых предложенной экспериментатором ситуации, и абстрактный характер самих экспериментальных групп. Однако результаты экспериментов тем не менее убедительно показали, что групповое давление подталкивает индивида к конформности. Люди, как правило, стремятся быть частью группы и опасаются стать «белой вороной». Даже если его мнение основано на предельно объективных данных, но отличается от мнения других членов группы, хочет этого индивид или нет, но он всегда находится под мощным прессом мнения группы и в этих условиях лишь немногие способны демонстрировать независимое поведение.

Групповая сплоченность и совместимость. В процессе становления группы или при одновременном вступлении в группу нескольких индивидов особое значение приобретает принятие членами группы общих норм и их согласие с общими, групповыми целями. В этом случае мы имеем дело с формированием групповой сплоченности, т.е. процессом формирования в группе особого типа связей, которые позволяют превратить формальное объединение людей в действительную группу, функционирующую в соответствии с определенными целями и нормами и связанную устойчивыми эмоциональными отношениями.

Здесь следует отметить, что близкие понятия групповой сплоченности и совместимости, по сути дела, обозначают разные аспекты единого группового процесса. Совместимость членов группы означает, что данный состав группы возможен для обеспечения выполнения группой её функций, что члены группы могут взаимодействовать. Сплоченность группы означает, что данный состав группы не просто возможен, но что он интегрирован наилучшим образом, что в нем достигнута особая степень развития отношений, а именно такая степень, при которой все члены группы в наибольшей мере разделяют цели групповой деятельности и те ценности, которые связаны с этой деятельностью.

Разделить групповую сплоченность и совместимость и «развести» эмоциональный и деятельностный аспекты достаточно сложно. По-видимому, именно поэтому некоторые исследователи не отделяют групповую сплоченность от групповой совместимости. Так, в русле социометрического подхода межличностные отношения, имеющие эмоциональную основу, рассматриваются в качестве важнейшего компонента групповой сплоченности.

Для оценки групповой сплоченности этим направлением был предложен специальный «индекс групповой сплоченности», который высчитывается как отношение общего числа взаимных положительных выборов к числу возможных выборов.

Несколько иной, но близкий подход был предложен Л. Фестингером, который предложил анализировать групповую сплоченность на основе частоты и прочности коммуникативных связей, сформированных в группе. Сплоченность представлялась как совокупность всех сил, удерживающих индивида в группе. Однако эти силы на практике сводились к субъективным оценкам - или привлекательности группы для индивида, или удовлетворенности индивида своим членством в группе, т.е., по существу, опять, как и при социометрическом подходе, вскрывался лишь чисто эмоциональный срез отношений в группе. Таким образом, мысль об эмоциональной основе сплоченности оказалась основополагающей и в этом подходе.

При рассмотрении групповой сплоченности в отечественной психологии особый акцент традиционно ставился на совместной деятельности ее членов, как главном интеграторе. При этом процесс развития группы рассматривается не столько с позиции роста эмоциональной привлекательности группового членства для индивидов, а с точки зрения всё большего включения индивидов в процесс совместной деятельности.

Наиболее полно этот подход к исследованию сплоченности был разработан А. Петровским, который связал процесс формирования групповой сплоченности с формированием различных уровней её структуры, среди которых он выделил:
1. Уровень совпадения эмоциональных привязанностей, на котором представлены непосредственные эмоциональные взаимоотношения индивидов в группе (т.е. уже рассмотренный нами эмоциональный аспект).
2. Уровень совпадения ценностных ориентаций, обусловленных процессом совместной деятельности (обозначенный автором как «ценностно-ориентационное единство»). Отношения членов группы на этом уровне строятся на основе не столько привязанностей или антипатий, сколько сходства ценностных ориентаций.
3. Уровень полной включенности в совместную групповую деятельность (обозначенный автором как «ядро» групповой структуры). На этом уровне члены группы разделяют цели групповой деятельности, и мотивы их поведения связаны с принятием ценностей более общего и высокого уровня, связанных с общим отношением к миру, человеку, труду.

Таким образом, три уровня развития сплоченности группы здесь выступают как основные стадии развития группы и её структурные компоненты. На первом уровне формируется эмоциональная сплоченность, на втором - происходит дальнейшее укрепление внутригрупповых связей, обусловленное совпадением систем инструментальных ценностей, на третьем - групповая сплоченность достигает своего полного выражения в форме совпадения терминальных ценностей и следования общей цели групповой деятельности. При этом основным фактором формирования сплоченности выступает не эмоциональные привязанности, не общение как таковое, а именно совместная групповая деятельность.

Помимо групповых процессов наиболее важными характеристиками группы являются её структура и композиция (состав).

Источник: 
Занковский А.Н., Психология деловых отношений
Темы: