Желание быть видимым

Из диалога во время сессии:
— Мне бы хотелось, чтобы меня больше замечали…, видели, что ли…. — произносит девушка напротив меня.

Я внимательно ее рассматриваю. На ней темное неприметное платье, полное отсутствие косметики, волосы убраны в скромный пучок. Говорит очень тихо, практически не жестикулирует, редко смотрит на меня.

— Я сейчас смотрю на тебя и понимаю, что твой внешний вид, тон голоса, взгляд производят на меня совсем другое впечатление…- делюсь я своими мыслями.
— Какое? — по прежнему тихим голосом спрашивает девушка.
— Что ты совсем не хочешь, чтобы тебя замечали. Как будто стараешься казаться как можно более невидимой…
-Фу, с выдохом и смехом произносит она,- если я буду яркой, любой дурак меня заметит. А я хочу, чтобы меня замечали просто так…

Этот диалог может показаться абсурдным — с одной стороны, человек заявляет о своем желании быть видимым, с другой — делает все, чтобы оставаться незаметным.

Где логика?!
С похожими историями в своей работе я сталкиваюсь регулярно. Интерпретации могут звучать и так: «Красивой меня любой полюбит, а вот пусть кто-то меня полюбит такой, как я есть», «Я хочу, чтобы во мне прежде всего видели мою душу», «Он/а прежде всего должен видеть мой богатый внутренний мир», «все гоняются за внешним, а внутреннее никому не нужно».

То есть, человек мечтает о внимании, признании и любви, но делать что-то для того, чтобы эти внимание, признание любовь получить — не хочет. И часто мучительно завидует, не понимает, злится на тех, кто имеет все вышеописанное. И страдает от того, что не может успешно для себя разрешить внутреннее противоречие под названием: «хочу, чтобы меня видели, ценили, любили — не хочу ничего для этого делать».

В чем же проблема?
Ребенок, появившийся на свет, не является самостоятельным независимым человеком. Он — результат выбора своих родителей, и без их помощи и участия он выжить не сможет. И они несут за него ответственность до тех пор, пока он не научится быть автономным и независимым от них. В первые дни и годы рождения ответственность эта полная, и обусловлена она неспособностью маленького человека самостоятельно заботиться о себе и удовлетворять свои потребности. С его взрослением и обретением нужных для выживания навыков, ответственность уменьшается, вплоть до момента, пока она совсем не сводится к нулю.

И изначально ребенок родителям ничего не должен — это они должны ему. Для того, чтобы он мог расти и развиваться, они должны кормить, поить, ухаживать, играть с ним, поддерживать его, успокаивать его страхи и переживания. Для этого им нужно замечать его, быть чутким к его потребностям, слышать и принимать. Маленький ребенок может плакать, капризничать, бояться, но на все это он имеет полное право, потому что только при условии того, что он получает все необходимое для своего развития, начиная с питания и заканчивая вниманием и душевным теплом, он сможет пройти и завершить процесс роста и взросления.

Но далеко не всегда родители удовлетворяют все нужды своего ребенка. Часто они могут удовлетворять только физические, игнорируя и не замечая потребности его личности, например, не играя и не разговаривая с ним. Многие взрослые просто не знают, что самооценка и восприятие себя у малыша формируется при помощи родительской реакции на его действия и поведение. По сути, роль родителей в этом процессе — это выражение обратной связи на различные проявления ребенка. Они как будто становятся «зеркалом» в котором ребенок видит отражение себя и посредством этого видения формирует свой внутренний образ.

Речь не идет о том, что эта обратная связь должна быть исключительно позитивной — например, восхищение, одобрение, умиление от всех действий малыша. Речь идет о «приучении к реальности». Если ребенок сделал что-то опасное для своей жизни, именно родитель или близкий взрослый должен объяснить ему, почему то, что он делает, плохо, и к чему это может привести. Если же он очень старается, рисуя маму, папу, а потом бежит, чтобы показать им свой труд, или взахлеб рассказывает им о какой-то ситуации в садике, это значит, что он нуждается в вашей поддержке, может быть, похвале, а может быть, и совете.

В ситуации, когда родители не замечают, не откликаются, игнорируют малыша, он переживает боль, злость, разочарование, чувствует себя одиноким и потерянным, вследствие чего, какой-то части его личности наносится ущерб, так как она не получает необходимых для своего развития ресурсов. Если подобное происходит постоянно, эта часть, не изменяясь и не трансформируясь, продолжает оставаться в состоянии ноющей боли и нужды. То есть, во взрослом, внешне вполне сформировавшемся человеке, все еще присутствует неудовлетворенная потребность маленького мальчика или девочки во внимании, любви и душевном тепле.

Распознать такие части проще всего по острым эмоциональным реакциям. В русском языке даже есть выражение: «наступить на больной мозоль». Мы все можем вспомнить ситуации, когда чье-то случайное невнимание, какая-то фраза близкого или знакомого, даже просто отсутствие интереса к нам или нашим словам «вдруг» задевали нас до глубины души. И чем меньше любви, внимания получал ребенок в детстве, тем больше подобных ран он имеет в своей психике.

По сути — эти раны — это боль от пустоты, незаполненности. Как будто там, где должна была быть улыбка, слова мамы или другого важного человека, нет ничего, только черное пятно одиночества. Взрослея, человек пытается заполнить эти «дыры» признанием, любовью и вниманием со стороны других людей.

Но парадокс в том, что в мире взрослых людей внимание, признание нужно заслуживать и зарабатывать. Нас много, мы все хотим быть замеченными, при этом сами замечаем и выделяем далеко не всех — лишь тех, кого мы действительно любим и ценим, тех, кто нам нравится, вызывает наш интерес.
Остальные люди становятся просто фоном, сливаются в одно пятно.

И чтобы из пятна появилась фигура, она должна чем-то нас привлечь. Это двухсторонний процесс, ведь не только другой должен заинтересовать нас, но и мы его. Именно поэтому мы учимся, стремимся что-то уметь, лучше выглядеть, внятно разговаривать, быть вежливыми. Потому что другой для чего-то нужен нам, а мы — ему. Поэтому в мире взрослого существует прямо противоположная миру ребенка установка — «хочешь быть видимым — делай что-то для этого».

Делать что?
Да что угодно, лишь бы это вело к успешному результату. Каждый новый контакт предполагает необходимость усилий со стороны человека. Как минимум, необходимо показать желание, готовность к контакту. Что-то сказать. Услышать другого. Ответить ему. Предложить. Выслушать предложения. В случае разногласий — искать компромисс, либо искать другого человека. В случае согласия — осуществлять дальнейшие действия и поступки, стараться, прикладывать усилия, тратить время и энергию. И так — постоянно.

И для этого необходимо выходить из собственной зоны комфорта, преодолевать или выдерживать собственное смущение, страх, возбуждение.
Но в этом месте возникает серьезная проблема. Именно те люди, которые в детстве особенно сильно страдали от невнимания родителей, либо от неадекватной обратной связи — слишком переоценивающей, либо наоборот — обесценивающей ребенка, меньше всего умеют проходить весь путь, описанный выше.

Почему?
Все очень просто — они уже когда-то старались. Делали все, что могли в тот момент, чтобы родители их увидели и как-то оценили. Но увы — безрезультатно. И поэтому у них отсутствует вера в то, их могут увидеть, если они будут стараться. Либо, в силу неадекватной реакции родителей, они используют такие способы быть заметными и видимыми, которые в их взрослой жизни у других взрослых вызывают лишь отторжение и неприятие. Например, истерика, эксцентричное поведение, нарушение личного пространства другого человека, крики, угрозы и т.д. Кто-то наоборот — все время плачет, жалуется, «скулит», вызывая у окружающих чувство вины, а заодно — и желание отойти подальше.

Что же, получается, рану невозможно вылечить, а потребность быть видимым — удовлетворить?
Нет, это не так. Возможно и вполне успешно. Здесь мы переходим к вопросу о роли психотерапии. Я не буду анализировать все грани работы психотерапевта, остановлюсь лишь на важных для данной темы. Одной из главных задач психотерапии является установление хороших отношений между терапевтом и клиентом, проще говоря — полноценного контакта.

Почему это так важно? Потому что отношения, которые создаются в процессе терапии, не являются паритетными, равноправными. Они, конечно же, равноправны касательно уровня «человек — человек», но на уровне «психолог/ психотерапевт -клиент» данные отношения подразумевают определенную иерархию, где психолог /психотерапевт ведет, знает больше, является более устойчивым. По сути, говоря упрощенным языком, в чем-то эти отношения напоминают иерархию «взрослый — ребенок».

В какой-то момент, при условии установления полноценного контакта между клиентом и терапевтом, клиент начинает воспринимать своего психолога если не как «прообраз родителя», то как весьма авторитетную для себя фигуру. И тогда появляется возможность для проработки и заполнения «пустот», образовавшихся в детстве из-за невнимания родителей.

Эти пустоты заполняются взглядом, словами, оценкой, теплом, сочувствием другого, того, кому доверяешь и на кого опираешься. Также они заполняются совместным взаимодействием, чувствами, мыслями, новым опытом, возникающими в процессе.

Конечно же, я описываю идеальный вариант, который предполагает и наличие у терапевта необходимого уровня личного развития, навыков, умений, профессиональной подготовки, и установление доверительных отношений между терапевтом и клиентом, и желание человека изменить свою жизнь и работать для этого.

Кроме того, при подобных проблемах очень хорошо работает групповая терапия — в силу большего количества участников естественным образом возрастает количество взаимодействий с другими, а, соответственно, быстрее увеличивается опыт, знания, появляются новые навыки и умения. Единственное препятствие в этом случае — способность справится с подобными нагрузками. В некоторых случаях лучше и безопаснее начинать с личной терапии.

Существуют ли другие способы решить данную проблему? Я думаю, да. Но, на мой взгляд, это похоже на поход по незнакомому лесу без проводника. Есть ли шансы выбраться в этом случае? Несомненно, только они значительно меньше, чем если бы человек выбирался при помощи того, кто знает дорогу.

И еще одна мысль — страдая от своих нерешенных проблем, мы не только мучаемся, но и безвозвратно теряем драгоценное время своей жизни — то время, когда вместо того, чтобы наслаждаться, радоваться, реализовывать свои устремления и удовлетворять потребности, мы пребываем в тоске и бездействии.

Желаю вам не страдать зря )
С любовью, психолог Александра Алексеева.