Формальная, реальная и идеальная демократия

Концепции демократии и противостоящая им концепция элит свидетельствуют, что проблема демократии относится как к практике, так и к теории. «В каждой демократической стране наблюдается значительный разрыв между демократией реальной и демократией идеальной». Различение идеальной и реальной демократии вполне уместно, но оно подрывает справедливость использования в этом случае слова «демократия», что приводит к предложению заменить его словом «полиархия». Это почти калька со слова «демократия», ограниченная демократия, в которой правят не все, но многие. Данное слово подходит для обозначения режимов/в Древней Греции, если учесть, что там правили граждане, но не рабы, чужестранцы и женщины, но не подходит к современному государству, поскольку многие («поли») в нем не принимают политических решений. Плюрализм означает наличие многих точек зрения, но не то, что каждый может ее иметь и претворить в жизнь. Наличие плюрализма и выборности создает иллюзию демократии.

Люди по закону равны (каждый имеет один голос), но они социально не равны, и поэтому демократия остается формальной, а в реальности управляют сильнейшие, т.е. имеющие большие социальные и экономические возможности. Именно поэтому представительскую демократию Запада называли формальной и противопоставляли ей социальное равенство, создающее условия для демократии реальной. По мнению Арона, демократия как политическое равенство не только состоятельна, но и непреодолима, однако демократия как фактическое равенство антропологически невозможна, так как люди фактически не равны. Капитализм способствовал становлению представительской демократии, но между капитализмом и демократией существует противоречие. Оно оставляет демократию на стадии формальной и мешает ее превращению в реальную как на уровне отдельного предприятия, так и на государственном уровне. «Формальная демократия не смогла предотвратить отчуждение политической власти от граждан. На ее основе не удалось построить действительно, самодеятельное гражданское общество, основанное на разнообразном социальном творчестве, касающемся малого мира повседневности». Но способно ли к творчеству большинство людей?

«Мы вас выбрали, решайте», — говорят люди. Но из того, что выбор сделан, не следует необходимости решений в пользу тех, кто выбирал, особенно при отсутствии действительного контроля и права отзыва депутатов. «Общества формальной демократии страдают не только от переизбытка власти наверху, они страдают от дефицита политической власти, если подразумевать под последней систему эффективных социальных решений... Поляризация на политически имущих, сохраняющих монополию на принятие решений, и политически неимущих, отлученных от решений, является, быть может, более удручающим социальным неравенством, чем многократно описанное имущественное неравенство». Формальная демократия не заменяет; реального неравенства людей и рассматривает его как изначально данное, хотя оно может быть и результатом определенных социальных отношений. То, с чем боролась буржуазно-демократическая критика старых феодальных привилегий, — неравенство стартовых условий и отсутствие честной соревновательности — вернулось в социум в виде новых буржуазных привилегий — денег и собственности. То, что власть имущие предпочитают этого не замечать, и ведет к попыткам внеконституционной борьбы.

Каковы характеристики реальной демократии?

У власти стоит активное меньшинство, получившее большинство голосов на выборах (принцип элитарности).

Принцип элитарности определяет количество лиц, принимающих решения: 1) автократизм (диктатура, культ личности) -> 2) элита -> 3) прямая демократия (самоуправление на местном уровне, в маленьких государствах).

Стрелка демонстрирует количественное движение от единицы до бесконечности.

Большинство населения не обладает властью, но имеет возможность открыто высказывать свои политические взгляды и участвовать в борьбе за власть (принцип плюрализма).
Принцип плюрализма определяет количество функционирующих политических взглядов: 1) монополизм -» 2) плюрализм -> 3) единство.
Стрелка демонстрирует количественное изменение от единицы через Множество к единице.
Граждане имеют определенные политические свободы: слова, печати, собраний, организаций, забастовок, право избирать и быть избранным на основе всеобщего прямого тайного голосования (принцип представительства).

Принцип представительства определяет количество участвующих в выборах:
1) фиктивное, фальсифицированное голосование -> 2) голосование с большей или меньшей отчетностью и контролем -» 3) плебисцитарно&гь (референдумы). Стрелка демонстрирует количественное изменение от нуля до бесконечности.

Режим может (быть более или менее элитарным, плюралистическим и представительным. Реальная демократия относительна, поскольку различные политические взгляды обладают неодинаковыми силовыми, финансовыми, экономическими и информационными возможностями, и по соотношению этих условий можно судить о демократичности данного общества. Превышение определенного порога позволяет назвать данное общество относительно демократичным и назвать режим реальной демократией. Он включает в себя также защиту прав меньшинств, и это не форма политической благотворительности, а важный атрибут функционирования данного типа общества.

Т. Джефферсон говорил о выборном деспотизме, т.е. деспотизме тех, кого выбирают. О необходимости защиты прав личности писал Дж. Милль: «Все, что уничтожает индивидуальность, есть деспотизм». Отсюда предложения К. Поппера: 1) мы должны стремиться не к демократии, а к борьбе с тиранией; 2), «было бы безумием основывать все наши политические действия на слабой надежде, что мы сможем найти превосходных или хотя бы компетентных правителей»2; 3) «в качестве принципа демократической политики можно назвать создание, развитие и охрану политических институтов, позволяющих избежать тирании». Демократия, таким образом, означает борьбу не только за власть большинства, но и за демократические институты. Опасностями, подстерегающими демократию, являются фальсификация волеизъявления и манипуляция общественным мнением.

Наличие «индекса демократии» показывает, в каком направлении должно двигаться общество, если действительно хочет прийти к демократии. Власть не может не быть олигархической (Р. Арон), но существуют различия в гарантиях для управляемых, в привилегиях для элиты и ее открытости, в Степени честности выборов, независимости прессы й уважения к закону и правам меньшинств. Реальные демократии отличаются по тому, допускаются или нет к участию в политической жизни не стоящие у власти группы, т.е. существует ли открЬгТая политическая конкуренция и, свобода оппозиций. Степень демократичности определяется доступностью СМИ, отсутствием фальсификации на выборах, преследования оппозиции карательными органами. Другим важным показателем демократичности является фактическая степень участия граждан в политической жизни и развитие гражданского общества (пока даже в наиболее развитых странах Запада в заинтересованные группы входит не более одной трети населения). Важно не только наличие демократических институтов, обеспечивающих участие граждан в принятии решений, но и реальное их участие.

Какими свойствами должна обладать демократия как идеал!

Быть:
1) по возможности прямой (референдумы по важнейшим вопросам общественной жизни, широкое самоуправление, федерализм);
2) не бюрократической (политические лидеры избираются всем населением и не зависят от государственной бюрократии и частных корпораций);
3) не коррумпированной;
4) уважающей права меньшинств (иначе — деспотизм большинства);
5) не агрессивной, исповедующей принцип ненасилия;
6) контролируемой электоратом.

В таком обществе должны быть обеспечены подлинные политические свободы, соблюдение законов всеми, независимость СМИ, отсутствие денежного тоталитаризма, исполнение многих государственных функций гражданским обществом.

Шагами демократического ограничения власти были установление пределов власти и контроль за ней: Великая хартия вольностей (1215), Хабеас корпус акт (1679) в Англии; принцип разделения властей; Декларация независимости и Конституция США; Декларация прав человека и гражданина Великой французской революции; введение местного самоуправления и судебная реформа (например, в России при Александре II).

Демократия благоприятна там и настолько, где и насколько народ поднялся на достаточно высокий моральный и рациональный уровень. В противном случае она не приживается или принимает извращенные формы, «...формальная демократия сегодня не препятствует социал-дарвинистскому вырождению социальной жизни, целиком отдаваемой на откуп рыночному естественному отбору».

Сопоставляя демократию участия и представительскую демократию, Панарин пишет: «Демократия участия — не формальная, а экзистенциальная, затрагивающая всю совокупность условий существования человека, а потому весь строй его чувств и способностей... Политическая самодостаточность рядовых граждан, объединенных на основе демократии участия и самостоятельно принимающих решения, касающихся повседневности, несравненно предпочтительнее формальной демократии, отдающей вершение наших дел и судеб далеким от нас и зачастую коррумпированным политическим профессионалам».

Перечень признаков подлинной демократии зависит от того, чтб признается важным. Можно составить индекс, в который занесены только признаки формальной демократии, или индекс, который включает в себя элементы содержательной демократии и степень ее реальности, а не только реальное осуществление признаков формальной демократии. Наиболее полный список должен включать в себя конечные цели демократизации в целом: наличие социальной демократии в дополнение к политической, наличие реальной демократии в дополнение к формальной. В наиболее полной форме демократия предстает как процесс демократизации, движение к идеалу подлинного народовластия, который виден в качестве горизонта и достижим при последовательном бесконечном пути к нему.

Источник: 
Политология в вопросах и ответах: учебное пособие / А. А. Горелов. — М.: Эксмо, 2009. — 256 с.
Темы: