Факторы, предрасполагающие к вовлечению в культ

Хотя, казалось бы, люди всех положений и психологических типов могут попасть в ловушку культовой группы, есть определенные факторы, которые могут сделать человека более уязвимым к вовлечению в культ. Американские исследователи Джоан Росс и Майкл Лангоуни выделили такие факторы: период развития человека, ситуация, личная биография и психологическая предрасположенность.

Чем младше человек, тем в большей мере он подвержен индоктринации, поскольку воспринимает окружение как обучающую среду. Период раннего полового созревания характеризуется активным поиском адаптации к малой группе, то есть ориентирован на восприятие правил игры в коллективе Этот возраст более всего уязвим в плане повышенной восприимчивости к предлагаемым паттернам поведения в группе, более того именно в этом возрасте резко возрастает значение проективных символических родительских фигур, которые разыскиваются вовне.

Второй возраст повышенной чувствительности - юношество (17-19 лет), когда возникает реальная жажда самоутверждения в социуме, однако сил для этого не хватает, а потому необходима поддержка покровителей, которые заведомо сильнее и образованнее. В юношеском возрасте очень сильна мотивация к формированию Я-образа через отвержение каких-то моделей поклонения. Самоопределение и самоутверждение осуществляется посредством контрастного и резкого разграничения собственной идентичности от наблюдаемых примеров и моделей жизни. Именно на этом строится психополитика индоктринации, когда незрелому человеку предлагают ролевые модели, заведомо отличающиеся от общепринятых. Зрелость личности позволяет адекватно воспринимать тот образ жизни, который не созревшему человеку представляется формальным, банальным, устаревшим, скучным и серым.

После 60-ти лет наступает следующая стадия жизненного цикла, представляющая наибольшую опасность вовлечения в секту, что непосредственно связано с возрастным кризисом - кризисом пожилого возраста (Малкина-Пых, 2004).

К ситуационным факторам относятся все неустойчивые состояния перехода, связанного со сменой социального статуса и групповой роли. Это может быть окончание средней школы, первый год жизни вне семьи, тюремное заключение, первый или последний год обучения в вузе, потеря или смена работы, развод, путешествия, переезды, болезнь, смерть близкого, смена образа жизни, эмиграция.

Изучение биографий членов секты показывает, что дети из семей с высоким и низким доходом по-разному реагируют на действия вербовщиков. Дети из более обеспеченных семей, как более инфантильные, склонны больше доверять красивым речам. Выходцы же из бедных семей, прошедшие дворовую школу выживания, имеют иммунитет против манипуляций, но одновременно эти дети могут искать чистоту, добро и смысл жизни.

Среди психологических факторов, способствующих вовлечению в секту, отмечается застенчивость, доверчивость, терпимость к идеологической и смысловой неопределенности, тревожность. Потенциальной жертвой сектантов является каждый человек в состоянии разочарования, наивности, безнадежности, хотя бы кратковременной дезадаптации или даже в состоянии авитаминоза. Люди, которые испытывают чувство зависимости и страха, находят в секте спасение, четкие, ясные отношения, пропитанные любовью, подчинением старшим, избавление от чувства ответственности и вины, что, в свою очередь, воспринимается как проявление благодати и духовная гармония.

Большинство будущих сектантов страдают от сильного чувства одиночества. Для многих людей, попавших в секту, характерны серьезные неудачи в семейной жизни. Такие люди стремятся к поддержке, защите и отношениям, которые напоминают семейные. Уязвимость этих людей определяется их эмоциональной ранимостью. С другой стороны, участие в секте разрушает уже созданные семьи. Человек уходит в секту с неразрешенными проблемами, комплексами, нереализованными мотивами, но так и не начинает их решать во внешнем, реальном мире.

Следующие характерологические типы людей менее устойчивы относительно индоктринации: истероиды, люди с паранойяльными тенденциями, психастеники, зависимый тип личности, дети из семей с гиперопекой, из неполных или асоциальных семей, люди с ограниченными физическими возможностями, люди, пережившие тяжелые психические травмы, люди с развитым эйдетическим восприятием (галлюцинация наяву), люди, склонные к конфабуляциям (разновидность «ложных воспоминаний», «галлюцинации-воспоминания»), дети, внуки и родственники культистов.

Мак Говек (1991) замечает, что интрапсихическая динамика личности может способствовать вовлечению в культ. Жертвы культа имеют когнитивные потребности, такие как чувство цели и направленности в жизни. Это мнение подтверждают выводы, сделанные ранее Ашем (1985), о том, что есть определенные факторы, которые делают человека особенно уязвимым к культовым манипуляциям:
- высокий уровень текущих переживаний;
- разочарование в поисках;
- отсутствие религиозной веры либо собственной устойчивой системы ценностей и склонность к персональной зависимости как показатель отсутствия внутренней направленности, адекватного самоконтроля (неуверенность в себе, неумение защитить себя);
- низкая толерантность к двусмысленности (неясности) и восприимчивость к трансовым состояниям.

С точки зрения Энроса (1977), главным предрасполагающим фактором для людей, присоединившихся к культам, был недостаток общения между родителями и детьми, с одной стороны, и сильное у молодых людей стремление обрести духовную истину, которое культы с их готовыми ответами сразу удовлетворяют. Другой фактор, на который указывает Энрос, - это «эмоциональная недостаточность», это жажда любви, испытываемая молодыми людьми, часто как результат дисфункциональных семейных отношений.

В работе Е. Емельяновой (2004) систематизированы данные о том, какие люди и за счет каких личностных особенностей легче других вовлекаются в секты:
1. Молодые люди, которые не очень хорошо представляют, кто они, какие они, у которых не сформировалась вполне определенная Я-концепция.
2. Молодые люди, не имеющие определенной системы ценностей, не обладающие представлениями о том, чего они хотят, к чему могли бы стремиться, лишенные целей в жизни, живущие «по воле волн».
3. Люди, по разным причинам испытывающие страх перед ответственностью за свою жизнь.
4. Люди, чувствующие себя ничтожными, незначительными, обесцененными.
5. Люди, бунтующие, противостоящие желанию родителей влиять на них, не принимающие навязываемую систему ценностей своих близких.
Описанные особенности совпадают с причинами склонности к формированию психологии жертвы: смутными представлениями о себе, низкой самооценкой (или компенсаторным высокомерием), отсутствием смысла жизни и т.д.
6. Люди, которые стремятся быть максимально «правильными», максимально «совершенными», максимально «духовными», чтобы соответствовать собственному идеальному Я.
7. Люди, разочарованные в своих прежних убеждениях, которые утратили веру в свое прежнее мировоззрение, имеющие заниженное представление о себе и окружающих людях.
8. Люди, не имеющие возможности самореализоваться.

Таким образом, в секты уходят в основном два типа людей, имеющих разную мотивацию: амбициозные, ищущие признания, авторитета, власти, и люди психастенического склада, с семейно-бытовыми проблемами, с невротическими расстройствами, одинокие, социально дезадаптированные, личностно незащищенные.

Психиатрические симптомы, являющиеся следствием вовлечения в культ, часто подходят под критерии посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Согласно МакГовеку (1992), последствиями вовлечения в культ могут быть рассеянная тревожность и расстройства личности.

Основные проблемы тех, кто оказался под «железной пятой» культов, можно разделить на четыре группы: психические, психосоматические, соматические и социальные (Волков, 1996).

Психические негативные последствия пребывания сознания личности под культовым контролем:
1) выраженное нарушение личностной идентичности (радикальные изменения личности);
2) диссоциирующие («плавающие») состояния, возвращающие по механизму триггера к воспоминаниям о культовой жизни;
3) приступы паники и тревожности;
4) депрессия;
5) расстройства, связанные с посттравматическим стрессом (ПТСР);
6) замедленное психологическое развитие, потеря психологической силы;
7) чувство вины;
8) страх;
9) потеря доверия: боязнь близости и обязательств;
10) потеря свободной воли и контроля над своей жизнью;
11) развитие зависимости и возвращение к поведению, подобному детскому (регресс в инфантильность);
12) потеря спонтанности, непосредственности, непринужденности и чувства юмора;
13) неспособность образовать близкие дружественные отношения вне культа или наслаждаться гибкими контактами с людьми;
14) потеря автономии, ослабление способности самостоятельно принимать решения и выносить критические суждения;
15) задержка достижения зрелости;
16) психические расстройства:
- галлюцинации;
- искаженное восприятие реальности;
- расщепленная личность:
- нервные срывы;
- психопатические эпизоды;
- паранойя;
- мания величия;
- регрессия к детскому поведению:
- суицидальное мышление (эти симптомы более вероятны для групп, поддерживающих широкое использование методик остановки мышления);
17) ослабленная психологическая интеграция, то есть разобщение с докультовым прошлым:
- семьей;
- традициями;
- друзьями;
- ценностями;
- целями;
18) культисты могут стараться существовать в узком одномерном настоящем, отвергая прошлое и будущее;
19) отчуждение, враждебность, паранойя и апатия в отношении обычного общества.
Психосоматические проблемы:
1) расстройства сна: кошмары;
2) пищеварительные расстройства;
3) сексуальные проблемы;
4) психосоматические симптомы (головные боли, боли в спине, астма, раздражение кожи).

Соматические проблемы:
1) ухудшение физического состояния, возросшая восприимчивость к несчастным случаям, болезням и общему утомлению;
2) неполноценность питания;
3) в культах, где нормой являются беспорядочные половые связи или проституция, увеличивается риск заболеваний, передаваемых половым путем;
4) избиения, в том числе детей;
5) сексуальные злоупотребления, особенно в отношении женщин и детей;
6) преждевременная смерть из-за отсутствия или неадекватного медицинского ухода.

Социальные проблемы:
1) преследование и угрозы со стороны культа;
2) огорчающая потеря друзей, семьи;
3) финансовый ущерб: финансовая зависимость от культа оставляет приверженцев без средств в случае срочной необходимости (например, заболевание). Если они хотят уйти, у культистов часто нет денег, чтобы это сделать. Наконец, если они ухитряются уйти (при помощи со стороны, например), они могут не иметь средств, чтобы содержать себя в некультовом мире. Многие состоятельные адепты передают культам огромные суммы для управления по доверенности.

Кроме того, психологическая травма из-за вовлечения в культ связана не только с психологической манипуляцией и злоупотреблениями, но с тем, как человек покидает культовую группу Как отметил Хассен (1990), нужно различать людей:
а) ушедших из группы осознанно, по собственной воле и самостоятельно;
б) ушедших из группы после консультирования;
в) исключенных или изгнанных из группы.

Добровольный уход часто оставляет мучения на многие годы, связанные с последствиями культового контроля сознания, так как человек не получает профессиональной помощи. Это трудности адаптации к обществу из-за фобий, которые были ничоктринированы, или из-за культовых верований, все еще владеющих человеком. По мнению Хассена, лучший случай - это уход в результате консультирования, хотя и тут сохраняется груз проблем, особенно если человек был «депрограммирован», то есть подвергся консультированию не по собственному желанию. Наиболее тяжелая ситуация для бывших членов культа-это изгнание. В этом случае человек чувствуют себя отвергнутым не только группой, но и самим богом (Хассен, 1990). В основном, из культовой группы изгоняют по двум причинам: либо человек сопротивлялся власти, авторитетам (выступал против, задавал слишком много вопросов), либо в результате злоупотреблений: человек уже просто «сгорел» и более не является ценным для группы.

Источник: 
Усова Е.Б. Психология девиантного поведения. Мн., 2010