Факторы политической стабильности

По мнению отечественных и зарубежных политологов, существует ряд внутриполитических факторов (внешнеполитические мы сознательно оставляем “за кадром”, поскольку они нуждаются в специальном исследовании), существенных для достижения политической стабильности. Одним из них является тесная взаимосвязь между экономической и политической стабильностью. Экономическая эффективность и возможность благодаря этому увеличить национальный доход, обеспечить более высокий уровень жизни населения, снизить налоги и т. д. становится одним из самых весомых политических аргументов, особенно в предвыборный период. Политик, имеющий на руках такие козыри, может смело рассчитывать на успех. С другой стороны, престиж правительства и стабильность всей политической системы может оказаться под угрозой, если не сбываются растущие ожидания масс в отношении экономического процветания. Это положение справедливо и для диктаторских режимов, чья прочность в конечном счете также зависит от успеха их экономических систем. Они разлагаются, как только начинает “хромать” экономика.

Вместе с тем не все ученые признают прямую пропорциональную зависимость между уровнем экономического развития и политической стабильностью. Так, М. Олсон выдвинул и обосновал свою концепцию, согласно которой в странах, переживающих период модернизации, экономический рост нередко становится дестабилизирующим фактором. Дело в том, что индустриальное развитие нарушает естественные социальные связи людей и тем самым ослабляет их групповую солидарность. Поэтому модернизация может вызвать всплески неудовлетворенности как со стороны вытесняемых на обочину экономических отношений “новых бедных”, так и со стороны “новых богатых”, оказывающихся перед соблазном изменить существующий политический порядок в свою пользу. Экономические развитие, таким образом, вполне может привести к большей дифференциации и поляризации общества. Вероятно, правильным было бы компромиссное заключение о том, что дестабилизирующие тенденции могут быть обусловлены и экономическим кризисом и экономическим прогрессом.

Другой предпосылкой политической стабильности является сплоченность правящей элиты, согласие ее следовать неким общим “правилам игры”. На Западе этому в значительной степени способствовало разделение властей и наличие системы сдержек и противовесов между ними. Разделение властей, наряду с господством права в обществе и вытекающим отсюда подчинением всех государственных органов и должностных лиц закону, — важнейшие и обязательные устои демократии, действительно правового государства. Но само по себе разделение властей не только не снимает многочисленные политические конфликты (между парламентом и президентом, парламентом и правительством и т. д.), но нередко и провоцирует их, как это, к сожалению, имеет место в сегодняшней России. Представители различных ветвей власти пытаются поднять свою значимость за счет других, что далеко не всегда встречает противодействие общества. Отсюда постоянная опасность монополизации власти, а значит, возникновение нового деспотизма. Поэтому одной из важнейших предпосылок политической стабильности следует считать наличие в обществе хотя бы элементарного ценностного консенсуса, предполагающего активное или хотя бы потенциальное согласие значимого большинства граждан по ключевым вопросам общественного порядка. Это не означает активного единодушия и единомыслия, искусственно насаждаемого тоталитарными политическими системами, но предполагает общее понимание того, что есть эта нация и куда она движется. Так, ни одна политическая партия на Западе не может поставить под сомнение конституционные принципы: демократию, федерализм, права человека, — хотя трактовки и иерархия этих ценностей может быть различной. В расколотом обществе, подобно российскому, разные партии могут предлагать избирателям различные, и даже прямо противоположные ценности: федерализм и унитарное государство, демократию и диктатуру, права человека и права государства перед личностью. Это усугубляет раскол в обществе и делает бесконтрольными действия политической элиты.

Опыт либеральных демократий на Западе показывает, что по мере усложнения общественного развития все большую роль в процессе интеграции играют политические партии, профессиональные союзы, общественные движения. Партийно-политические системы долгое время успешно справлялись с согласованием противоречивых общественных интересов с принятием ответственных государственных решений. Правда, в последнее время роль партий несколько упала, а интенсивность традиционных партийных связей и лояльностей уменьшилась. Электорат пришел в движение, его поведение стало менее предсказуемым, более дифференцированным, изменчивым и более не зависимым от факторов, традиционно формировавших партийные симпатии и антипатии избирателей. Однако это не означает “закат партийного государства”, как считают некоторые аналитики. Адаптационные способности партий остаются еще весьма высокими. Многие из них взяли на вооружение популярные требования новых социальных движений, вписывая их в общие контексты своих программ или - если это правящие партии - реализуя их в своих решениях.

Профсоюзы развитых стран также зарекомендовали себя как вполне надежные институты и факгоры стабильности, хотя в прошлом они инициировали немало социальных конфликтов, заканчивавшихся отставками правительств. С тех пор были выработаны довольно эффективные механизмы ослабления противостояния труда и капитала, привлечения профсоюзов к конструктивному сотрудничеству с предпринимателями и государством (уже упоминавшаяся система трипартизма). По мнению американского социолога М. Лернера, исследовавшего роль и влияние профсоюзов в развитии американского общества, крупнейшим достижением последних в экономике в целом стало то, что они сделали возможным управление промышленностью с помощью конституционных средств, то есть способствовали укреплению американской демократии и конституционных основ государства3.

В нашей стране многопартийная система возникла совсем недавно, причем не столько снизу, по мере осознания гражданами своих интересов и потребностей в политической организации, сколько сверху, волевыми решениями власти. В результате число партий растет и множится, но подлинной социальной базы у большинства из них нет. Партии формируются вокруг известных политических фигур. Отсюда волюнтаризм в политике, безответственность в отношении избирателей, раскол и скандалы в партийных рядах. Сказывается и дефицит демократической политической культуры, предполагающей, помимо прочего, готовность хотя бы к минимальному сотрудничеству. Подобное положение приводит некоторых исследователей к печальному выводу о том, что в наших условиях политические партии являются “тормозом общественного прогресса” и источником нестабильности.

В последние десятилетия отмечена довольно тесная связь между политической стабильностью и деятельностью средств массовой коммуникации. Информация, как известно, есть своего рода валюта политики, в особенности политики демократической. Для демократии необходим беспрепятственный обмен информацией между властью и обществом, что достигается существованием не только официальных, но и независимых источников информации. Вместе с тем массовые коммуникации (особенно электронные средства массовой информации) очень легко использовать в определенных целях и интересах: усиливать те или иные общественные настроения и тенденции в массовом сознании, создавать психологический климат недовольства и раздраженности, вселять неуверенность в граждан и отчуждать их от политики. С другой стороны, общественное недовольство может быть спровоцировано необъективной информацией иного рода: искусственной лакировкой действительности, нежеланием замечать действительно острые проблемы, стоящие перед обществом, обилием развлекательных программ, диссонирующих с нарастающим социальным напряжением. Так, катализатором кризиса власти в СССР стали оппозиционные политическому руководству страны публицистические издания, использовавшие политику гласности М. Горбачева для его откровенной дискредитации. Социологические исследования показывают незавидную роль средств массовой информации в обострении межэтнических противоречий, особенно болезненных для России. Все это говорит о том, что необходима определенная информационная политика государства, отвечающая интересам большинства граждан страны, а не только отдельным преуспевающим группам, к тому же немногочисленным. Важно повысить ответственность журналистов за достоверность предоставляемой информации, защитив при этом их самих от давления со стороны заинтересованных лиц.

Разумеется, перечень факторов и предпосылок, влияющих на политическую стабильность, можно было бы продолжить. Однако уже из сказанного можно сделать вывод о том, насколько велика роль государственного управления, грамотного политического руководства в предотвращении политической дестабилизации.

Темы: Политический процесс
Источник: Политические процессы : учебное пособие / А. В. Глухова ; Воронежский государственный университет. — Воронеж : Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2009
Материалы по теме
Сущность коммуникации как политического процесса
Соловьев А.И., Политология: Политическая теория, политические технологии:. Учебник для...
Кризисы политического развития
Политические процессы : учебное пособие / А. В. Глухова ; Воронежский государственный...
Референдум: что это такое, понятие, виды
Кравченко А. И., Политология: учебник. - Москва: Проспект, 2011.-448 с.
Волны демократизации и особенности третьей волны
Политические процессы : учебное пособие / А. В. Глухова ; Воронежский государственный...
Уровни политических процессов
Политология. Конспект лекций: учебное пособие / А.А. Горелов. — М. : КНОРУС, 2013. — 184 с...
Особенности демократического транзита в странах Восточной Европы
Политические процессы : учебное пособие / А. В. Глухова ; Воронежский государственный...
Понятие, содержание и структура политического процесса
Политические процессы : учебное пособие / А. В. Глухова ; Воронежский государственный...
Модели и этапы демократического транзита
Политические процессы : учебное пособие / А. В. Глухова ; Воронежский государственный...
Оставить комментарий