Эмиграция — психологические и социальные причины и проблемы, существование на «ином» уровне

Под этническими миграциями понимаются случаи массовых перемещений людей, когда представители того или иного этноса (этнокультурной группы) добровольно или вынужденно покидают территорию географического    (социального,    политического, исторического) формирования этноса или его длительного проживания и переселяются в иное географическое или культурное пространство. Надо отметить, что подобные миграции существовали с самых древних времен, когда [чаще всего] стихийные бедствия, болезни или войны заставляли людей перемещаться по планете. Примерами таких миграций в давние века могут быть известные военные походы великих завоевателей, например, таких, как Александр Македонский, или, позднее, великие географические открытия (Христофор Колумб), повлекшие за собой массовые миграции европейцев в иные страны и даже на другие материки.

Можно вспомнить и знаменитое Великое переселение народов. Так условно называется совокупность этнических перемещений в Европе в IV-VII веках, главным образом, с периферии Римской империи непосредственно на ее территорию.

Одним из ключевых событий был климатический минимум раннего Средневековья, ставший катализатором многих миграций. Великое переселение можно рассматривать в качестве составной части глобальных миграционных процессов, охватывающих семь-восемь веков. Характерной особенностью переселения был тот факт, что ядро Западной Римской империи (включая Италию, Галлию, Испанию и отчасти Дакию), куда направилась масса германских переселенцев, к началу V века нашей эры уже было достаточно плотно заселено самими римлянами и романизированными кельтскими народами. Поэтому Великое переселение народов сопровождалось культурными, языковыми, а затем и религиозными конфликтами между германским и романизированным/латинизированным населениями. Великие переселения заложили основу противостояния между германскими и романскими народами. В переселении активно участвовали славянские народы, тюрки, иранцы (аланы) и финно-угорские племена.

  • 375 год. Вторжение в Европу с востока гуннов — «народа всадников» и аланов, уничтоживших государство остготов между Балтийским и Чёрным морями. Начало Великого переселения народов.
  • 400 год. Начало заселения нижними франками территории современных Нидерландов (была заселена батава-ми и фризами), которая тогда еще принадлежала Риму.
  • 402 год. Первая попытка короля вестготов Алариха вторгнуться в Италию потерпела поражение от римского войска.
  • 406 год. Вытеснение франков с Рейна вандалами, алеманами и аланами. Франки занимают север левого берега Рейна, алеманы — юг.
  • 409 год. Проникновение вандалов с аланами и све-вами в Испанию.
  • 410 год. Захват и разграбление Рима вестготами под командованием короля Алариха.
  • 415 год. Вытеснение вестготами из Испании аланов, вандалов и свевов, проникших туда в 409 году.
  • 434 год. Единовластным правителем (королем) державы гуннов становится Аттила.
  • 449 год. Захват Британии англами, саксами и ютами.
  • 450 год. Движение народов через Дакию (территория современной Румынии): гунны и гепиды (450), авары (455), славяне и булгары (680), венгры (830), печенеги (900), куманы (1050).
  • 451 год. Объединенные войска римлян под командованием Флавия Аэция и вестготов под командованием короля Теодориха I в битве на Каталаунских полях (Галлия) наносят поражение гуннам и их союзникам во главе с королём Аттилой и отбрасывают их за Рейн.
  • 452 год. Гунны опустошают север Италии. Папа римский Лев Великий силой слова останавливает войска Аттилы и спасает Рим от разорения.
  • 453 год. Остготы заселяют Паннонию (современная Венгрия).
  • 454 год. Захват Мальты вандалами (с 494 года остров был под властью остготов).
  • 458 год. Захват вандалами Сардинии (до 533 года).
  • 476 год. Низвержение военачальником-германцем Одоакром последнего римского императора — малолетнего Ромула Августула. Одоакр отсылает императорские регалии в Константинополь. Традиционная дата падения Западной Римской империи.
  • 486 год. Король франков Хлодвиг I наносит поражение последнему римскому правителю в Галлии Сиагрию. Основание Франкского государства (в 508 году Хлодвиг делает своей столицей Париж).
  • 500 год. Бавары (баювары, маркоманы) проникают с территории современной Чехии на территорию современной Баварии. Чехи занимают территорию современной Чехии. Славянские племена проникают в Дунайские провинции Восточной Римской империи (Византии). Заняв низовья Дуная (около 490), лангобарды захватывают равнину между Тисой и Дунаем и уничтожают существующее там могущественное государство восточногерманского племени герулов (505). Бретоны, изгнанные англосаксами из Англии, переселяются в Бретань. В Шотландию из Северной Ирландии проникают скотты (в 844 году создают там своё королевство) .
  • VI век. Славянские племена заселяют Мекленбург.
  • 541 год. Ставший королём остготов Тотила ведёт войну с византийцами до 550 года, в её ходе захватывает почти всю Италию.
  • 570 год. Азиатские кочевые племена аваров создают государство на территории современных Венгрии и Нижней Австрии.
  • 585 год. Вестготы подчиняют себе всю Испанию.
  • 600 год. Чехи и словаки, находящиеся в зависимости от аваров, заселяют территорию современной Чехии и Моравии.
  • VII век. Славяне занимают земли к востоку от Эльбы при частичной ассимиляции германского населения. Хорваты и сербы проникают на территорию современных Боснии и Далмации. Осваивают значительные регионы Византии.

Значительными переселениями народов последующего времени стали арабские завоевания, завоевания норманнов, движение угров, монгольские завоевания, завоевания тюрков, приведшие к созданию Османской империи) и т. д.

К значительным переселениям относят массовую эмиграцию из Европы в США, Канаду и Австралию в XIX-XX веках, эмиграцию евреев в Палестину в XX веке, современные миграционные потоки из бедных стран в богатые и комфортные по условиям проживания.

Большинство исследователей называют еще одну причину великих переселений — ослабление Римской империи, вызванное целым комплексом этнических, географических, климатических и экономических факторов. В политической жизни господствовал деспотизм императорской власти и борьба за власть претендентов на престол из числа видных военачальников, что вылилось в масштабную смуту времен «солдатских императоров». Армия из ополчения граждан превратилась в профессиональное объединение с все более и более увеличивающимся процентом присутствия представителей варварских народов.

Внутренние процессы в мигрирующих сообществах были связаны как с увеличением их численности, так и с потребностями выжить в условиях ухудшающегося климата.

По логике христианских богословов в смене этнической картины в Европе после великого переселения с наглядностью проявилось Божье Провидение: старые народы сошли с исторической арены вместе с завершением ветхозаветных времен. Новая христианская эра стала временем торжества евангелической проповеди и жизнеутверждения народов, обратившихся к христианству. Христианская религия и деятельность церкви стали факторами определенной стабилизации положения в Европе после мощной этнической и политической перетряски. Наличие цельной мировоззренческой системы послужило формированию западноевропейского (западнохристианского) суперэтноса.

В Восточной Европе сильнейшего динамического напора тогдашних процессов не выдержали гунны, авары, хазары, печенеги и другие, исчезнув с этнической карты. Славянству динамика его тогдашнего существования не принесла катаклизмов благодаря действию такого относительно устойчивого фактора, как славянское этническое единство. Кроме того, проводником стабилизирующих тенденций в Восточной Европе была Византия, переживавшая культурный и военно-политический расцвет и являвшаяся ядром православной культуры. Византия втягивала в орбиту своего влияния — несмотря на неизбежные трения — южных и восточных славян, внося заряд своеобразия в их дальнейшую историю.

История Европы ХУ-ХУП вв. позволяет фиксировать массовые миграционные процессы (выселение из Испании 200 тыс. евреев, 500 тыс. морисков — мусульман, насильственно обращенных в христианство, из Франции — 500 тыс. гугенотов и др.). Урок  этих ранних европейских миграций таков: страны, из которых были выселены сотни тысяч людей, понесли существенный — прежде всего, экономический урон. И, наоборот, страны, принявшие тысячи вынужденных эмигрантов — Голландия, Германия, Италия, во многом выиграли — их экономическая и культурная жизнь стали значительно интенсивнее. В более поздние времена примерами внутренних этнических миграций [в России] могут служить депортации целых народов с их исконных земель и последующее возвращение. В ХХ веке приобрела массовость так называемая «трудовая» миграция, когда из непромышленных регионов (Азия, Африка) люди перемещались в развитые индустриальные регионы с целью заработка, что также можно назвать примером этнической или этноизбирательной миграции.

Рост современных межэтнических или межнациональных миграций, по мнению западных ученых, является серьезным вызовом мировой социальной, экономической и политической системам. По некоторым оценкам, в настоящее время около 100 млн. иммигрантов, беженцев, иностранных рабочих и других категорий проживает вне пределов страны своего происхождения. Ожидается, что в текущем тысячелетии эта цифра резко возрастет.

Особая ситуация с этническими миграциями возникла на территории бывшего СССР после распада и образования новых независимых государств. По оценкам Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев, в результате распада СССР свыше 60 млн. человек оказалось за границей, из них примерно 34 млн. — русские, украинцы и белорусы, живущие в других республиках.

В нашей стране на психологические проблемы этнических миграций и аккультурации не обращается, к сожалению, достаточного внимания, несмотря на то, что потребность в продуманной, научно-обоснованной государственной миграционной политике чрезвычайно велика. Кроме того, высока психологическая цена, которую вынуждены платить люди, ставшие невольными заложниками как этнократических моделей государственного строительства, так и отсутствия разумных программ репатриации.

Одним из вариантов миграции народов можно считать эмиграцию. Эмиграция — такая разновидность миграции, которая предполагает значительную длительность пребывания вне пределов родины и в большинстве случаев носит окончательный и необратимый характер (или воспринимается таковой). Обязательно отметим: эмиграции из стран с тоталитарным режимом имеют минерную или даже трагическую окраску, особенно когда это касается политических беженцев или изгнанников. Беженцами могут считаться те индивиды (и их семьи), кто был вынужден бежать со своей родины, спасаясь от реальных (или воображаемых) политических или религиозных гонений, вследствие стихийных бедствий (наводнение, засуха), от разрушительных последствий войн всех типов.

Общим для всех этих категорий людей является вынужденный характер эмиграции и неизбежность тягот и лишений, смены психологического настроя, связанных с этим.

Термин беженец (refugee) используется для акцентирования наиболее важных черт такого типа миграций. Этот феномен нельзя считать новым, и по мнению исследователей миграций, он существует в международной практике со времени зарождения городов и наций. Однако наиболее массовый характер (в новое время) это явление приобрело в период после Второй мировой войны, в результате чего появился даже специальный термин «перемещенные лица» (displased persons). В период с 1945 по 2010 гг. около 50 миллионов людей было вынуждено покинуть свой дом подобным образом. Массовость и напряженность современных этнических миграций рождает потребность в знании психологических законов, которым подчиняется миграционное поведение.

Итак, этнические миграции, появившись в человеческой истории, создали новую ситуацию, которая в психологическом плане требует от человека (и человечества в целом) трудной работы понимания и принятия как иного взгляда на мир, запечатленного в других этнических культурах, так и понимания этнических основ собственного существования.

Психологические проблемы этнических миграций наиболее ярко раскрываются в следующих этапах или ступенях миграционного процесса:

  • причины и мотивы миграции и эмиграции;
  • адаптация мигрантов к иной этнокультурной среде;
  • адаптация мигрантов к иной природной (географической) среде;
  • трансформация этнической идентичности у различных поколений мигрантов.

Поиски лучшей жизни — безопасности существования, комфортного жилья, благоустроенного быта, лучшей жизни для своих детей, более успешной профессиональной самореализации — вот что срывает с места миллионы людей в современном мире, влечет их навстречу часто неосознаваемым трудностям, а иногда — и подлинным трагедиям. Остановить эмиграцию невозможно, но сделать ее осмысленной, ввести в нормальное русло — в силах человеческих. Главное — добиться человеческих условий жизни в стране проживания, устранить причины, побуждающие людей к перемене мест, к поискам социального тепла.

Эмиграция — конечно, прежде всего, добровольная, это всегда по своему объективному смыслу форма и акт социального протеста, часто не осознанное, не выраженное в четких политических формулах неприятие социально-экономического и духовно-культурного строя своего отечества. Эмиграция, в особенности массовая, это всегда утрата страной активной части своего населения, ведь нужно обладать достаточно большой энергией и волей, чтобы радикально изменить место и образ своей жизни.

С точки зрения психологии, эмиграция становится неким жизненным экзаменом для человека — она порождает взлет энергии и волевой взрыв у одних и депрессию у других. Чтобы быть принятым в новую среду, человек развивает невероятную энергию, преодолевает пассивность, привычное течение событий, труд — и без особого напряжения. Творческая продуктивность маргинала — человека из другой среды — это словно компенсация за психологическую уязвимость, за чуждость в новой среде. Смена условий, новые впечатления и ощущения активизируют человека, пробуждают подчас дремавшие до поры внутренние силы. Об этом свидетельствуют и факты, и некоторые цифры: эмигранты из СССР, прибывшие в 70-е годы в США, имеют среднегодовой доход свыше 34 тыс. долларов, в то время как коренной средний американец (чьи предки, кстати, тоже были эмигрантами) — лишь 22 тыс. долларов.

В литературе, посвященной проблемам эмиграции, сегодня просматривается идея о различных группах мигрантов из одной культуры:

  1. стабильных, экономически заинтересованных людей, которые едут на новое место вследствие причин, связанных с работой;
  2. нестабильных, имеющих потенциальные проблемы, переселяющихся, скорее, с надеждой, а не ради конкретных целей.

Данные группы мигрантов различаются еще и по тому, что одни знают, куда и зачем едут — эмиграция для них — средство решения определенных жизненных задач, а вторые не знают, куда они поедут (имеют несколько равнозначных вариантов), и главная цель для них — покинуть страну пребывания, то есть эмиграция сама по себе.

Согласно модели социальной идентификации, свою базовую потребность в самоуважении человек частично реализует через групповое членство. Когда человек определяет себя посредством принадлежности к некой группе, то его потребность в самоуважении будет мотивировать желание оценивать данную группу позитивно. Позитивные различия в пользу своей группы дают ее членам высокий субъективный статус или престиж, и вследствие этого — позитивную социальную и психологическую, добавим, и этническую идентичность. В свою очередь, негативные различия или неблагоприятное сравнение с другими группами определяют низкий престиж и негативную идентичность.

Когда своя группа (этническая, социальная) утрачивает позитивную определенность, ее члены будут вполне мотивированы:

  • оставить эту группу физически (эмигрировать, например);
  • размежеваться с ней психологически (внутренняя эмиграция);
  • прилагать когнитивные усилия, чтобы восстановить позитивную определенность собственной группы (стремиться больше узнать об истории и культуре своей страны, о ее славных и героических страницах).

Таким образом, те, кто выбирает эмиграцию, не хотят или не могут в силу тотальной «национальной обезличенности» (выражение русского мыслителя И.Ильина), бывшей бичом нашего общего советского прошлого, следовать третьим путем — поиска большей этнической, национальной определенности и выбирают первую стратегию — эмиграцию.

Потенциальных эмигрантов некогда можно было условно разделить на три основные группы по степени зрелости личного решения об эмиграции:

  1. те люди, кто воспринимал эмиграцию как нечто абстрактное, своего рода радикальный вариант их жизненной перспективы. Эти лица находились на стадии формирования решения, взвешивали все «за» и «против»;
  2. те, кто отвергал эмиграцию для себя или был индифферентен в этом отношении;
  3. те, кто уже принял решение об эмиграции и составил для себя более или менее ясную картину того, на что он может рассчитывать в Израиле, Греции, Германии и т.д.

В отдельную подгруппу можно выделить людей, решившихся на отъезд из России, но испытывающих глубокий психологический дискомфорт из-за вынужденного разрыва с той культурной средой, которая воспринимается им как родная.

В литературе иногда указываются причины, побуждающих человека к миграции: притягивающие (pull) и выталкивающие (push). В числе же многих субъективных причин, приводящих человека к решению эмигрировать, можно указать:

  • страх перед угрозой реального или предполагаемого физического насилия над личностью. Подобный страх не только за свою собственную жизнь, но и за жизнь близких заставляет принимать решение в пользу эмиграции;
  • ощущение личной нереализованности в данной стране и связанное с этим стремление избавиться от комплекса «неудачника», начав все с нуля на новом месте. Вполне возможно, что эмиграция, в таком случае, представляет собой реакцию на невозможность решить по каким-либо причинам свои внутренние проблемы в стране исхода, поэтому, вероятно, не всегда корректно рассматривать ее как единственно возможный ответ на психологический стресс из-за «неуспешности»;
  • радикальное изменение привычного социокультурного окружения, разрыв родственных и дружеских связей, сложность адаптации к новой культуре и образу жизни, неизбежную утрату или значительное снижение профессионального и социального статуса.

Таким образом, указанные проблемы, типичные, по нашему мнению, для многих потенциальных российских эмигрантов, позволяют сделать вывод об амбивалентном характере феномена эмиграции, которая, способствуя решению одних проблем, привносит десятки других, являясь серьезнейшим психологическим испытанием для человека.

Для тех, кто эмигрирует из страны с тоталитарным режимом, одной из важных психологических проблем стоит проблема избавления от определенной социальной инфантильности и привычки во всех бытовых трудностях ждать помощи от государства (в настоящее время нам всем приходится избавляться от этой привычки). Многие потенциальные эмигранты осознают данную проблему как одну из важнейших и трудноразрешимых, ибо она требует определенной личностной ломки и перехода к жизни с большими энергетическими затратами. Однако данная психологическая работа может быть одновременно и привлекательной для молодых и активных людей, так как сулит творческий и личностный рост и развитие возможностей.

Итак, видно, что психологически принятие решения об эмиграции — одна из серьезнейших жизненных проблем, и чем более глубокие личностные пласты она задействует, тем с большей уверенностью можно высказать предположение, что ее итог будет успешным. Конечно, эмиграция, особенно этническая, проблема глубоко личностная, амбивалентная по самой своей сути, и она не решается сменой бытовых и социальных условий, а требует коренной перестройки личности, смены ценностных и поведенческих стереотипов, трансформации социальной и личностной идентичности, поэтому можно понять колебания тех, кто глубоко и трагично переживает проблему эмиграции.

Взгляните на типичные причины эмиграции в недалеком прошлом нашей страны:

  1. кризис власти в России, неспособность государственного аппарата управлять страной, гарантировать своим гражданам безопасность, экономическую и правовую защищенность. В этот комплекс причин входят такие как «отсутствие жизненной перспективы», «отсутствие будущего для детей», «общая зараженность эмиграционными настроениями» — «все поехали — и мы тоже поехали»;
  2. желание посмотреть мир — в качестве дополнительных причин часть людей указывала: «отсутствие возможности ездить за границу», «желание пожить по-человечески», в обществе «изобилия». Характерной особенностью четвертой волны эмигрантов из СССР является идеализация жизни на Западе благодаря существованию «железного занавеса». Отсутствие информации о реальной жизни эмигрантов на Западе и возможности свободно ездить за границу провоцировали желание отъезда почти у половины опрошенных эмигрантов;
  3. нестабильность экономической ситуации имеет промежуточное значение среди причин, указываемых эмигрантами. Это объясняется, возможно, тем, что многие из эмигрантов имели на родине достаточно высокий экономический и социальный статус. Таким образом, несмотря на объективные экономические трудности — рост цен, инфляцию — это не являлось для большинства мигрантов главной причиной выезда;
  4. преследования по национальному признаку (евреев, немцев и т.д.) занимают последнее место по значимости.

Несмотря на то, что эмиграция последних лет многими специалистами рассматривается как, прежде всего, экономическая, вообще-то все не так просто. Исследования показывают, что, несмотря на важность экономических факторов, люди все-таки не являются «экономическими максималистами». Более важными причинами, хотя часто и не осознаваемыми являются причины именно психологического характера, в ряду которых преобладают экзистенциальные: утрата смысла жизни (ради чего жить) и попытки обрести его в другой атмосфере, в тех краях, где «все хорошо». Очень важной и также часто скрытой причиной является кризис идентичности (напрямую связанный с утратой смысла жизни), когда человек, в условиях идеологического вакуума, не может самостоятельно понять, кто он такой, в какой стране он живет и ради чего. Поскольку далеко не всех людей устраивает растительное существование, а особенно русских, которым нужна глобальная идея, ради которой стоит жить и нести неизбежные тяготы жизни, то встает вопрос: найти эту идею самостоятельно или позаимствовать у более удачливых соседей — пожить с ними их идеей.

И здесь возникает новое — на стыке экономических, социальных, этнических проблем — важная проблема — интеграции — вечная для переселенцев, которая будет сопровождать их всю оставшуюся жизнь. Любая значительная перемена в жизни человека — это серьезное испытание. Испытание на прочность. Даже небольшой сбой в привычном распорядке может привести к стрессу.

Первые проблемы: ломка всего, причем, прежде всего, моральная, психологическая. Это не отъезд на время. Это навсегда. Люди уезжают из мест, где родились, теряют привычные связи, работу, родных и знакомых, любимых домашних животных. Они скорбят даже о милых сердцу безделушках, стоявших на столике в спальне или висевших на стене в гостиной. Переселенцы попадают в совершенно иные условия и, что очень важно, в новую обстановку с незнакомым языком. Как бы плохо ни жили люди там, откуда они уехали, но у всех была крыша над головой, которую они называли своим домом. Итак, предотъездные хлопоты и треволнения позади. Человек оказывается в общежитии города, где он должен прожить некоторое время, пока не найдет квартиру. Общежитие общежитию рознь. И, кроме того, ощущение временности, в данном случае, временного жилья, также не прибавляет человеку оптимизма. Раньше через подобное проходили все без исключения. Теперь, когда приток приезжающих значительно сократился, людям, как правило, сразу предоставляют квартиру. Это снимает много проблем, связанных с привыканием. Ну, и конечно, фактор обживания в новом гнезде играет не последнюю роль — люди, занятые решением бытовых задач, на время отвлекаются от глобальных — как вжиться в новую обстановку, как почувствовать здесь себя дома. Раньше практически все вновь прибывшие проходили через жерло бюрократических учреждений со страхом, в первую очередь, потому, что не знали языка. Теперь, когда перед приездом многие учат языки, эта проблема отчасти снимается.

Еще проблема — дети. Считается, что легче всего привыкают к жизни в эмиграции дети. Им хорошо там, где рядом мама. Дети, начиная с четырехлетнего возраста, достаточно легко адаптируются в новых условиях. Они, особенно если ходят в детский сад (идеальный вариант) или ежедневно играют со сверстниками, быстро осваивают язык и очень скоро, спустя год или даже меньше, становятся своими в чужой стране. Здесь родителям надо уже думать о том, чтобы сохранить для малыша родные язык и культуру. Сложнее обстоят дела у школьников, начиная, примерно, с 9-10 летнего возраста. Они вынуждены перестраиваться. Им так же, как и взрослым, есть о чем жалеть. Об оставленных дома друзьях, о спортивных секциях, о дружном классе, о любимом учителе. Совершенно непривычными оказываются программа и требования (вернее, их отсутствие) в школе. На первых порах, естественно, проблемы с языком. Здесь очень важно родителям вовремя понять, что беспокоит их ребенка. Бывает всякое: от неприязненного отношения учителя до конфронтации с целым классом. Однако все же у детей младшего школьного возраста привыкание проходит легче, чем у подростков и старшеклассников. Одной из главных особенностей этой возрастной группы является самоутверждение. Тинэйджеры должны чувствовать, что они, как минимум, свои — в школьном коллективе, в молодежной тусовке, в микрорайоне, где живут. Любое недопонимание, ощущение неуверенности воспринимается как трагедия и может провести к катастрофическим последствиям. Прибавьте к этому, что занятым обустройством родителям сейчас не до психологических переживаний взрослеющих детей, и налицо предпосылка к тому, что именно нежелание сына или дочери ждать, когда все образуется, заставит семью подумать об отъезде. Если даже положение не настолько серьезно, то, к примеру, со старшеклассниками возникают еще и такие проблемы: сложно понять перспективы с продолжением учебы, когда у выпускника есть на то желание.

А теперь о пожилых людях. Они, всю жизнь проработавшие в стране, где родились и выросли, выйдя на пенсию, оказались, в буквальном смысле слова, на грани выживания. Смехотворной суммы, которой их за доблестный и тяжкий труд наградила теперь уже бывшая родина, едва хватает на самое необходимое из питания. Одежда и лекарства относятся к разряду непозволительной роскоши. Поэтому не секрет, что пожилые, приехавшие за границу, часто рассчитывают на нормальное социальное пособие, базисное обеспечение. Материально старики, несомненно, выиграли.

Есть своя квартира, неплохое медицинское обслуживание. Некоторые впервые в жизни получили возможность повидать мир — ездят не только в однодневные поездки в близлежащие страны, но и пересекают океан, навещая родственников на других континентах, о чем они раньше и мечтать не могли. Но что делать им здесь без привычных связей и без знания языка? Конечно, есть языковые курсы бесплатно или по вполне доступным ценам. Но учиться в таком возрасте очень сложно, тем более, что многие по состоянию здоровья не в силах ходить на подобные курсы. Занимаясь 1-2 раза в неделю, старики мало что усваивают. Таким образом, люди оказываются в языковой изоляции — они не могут объясниться даже в самых простых бытовых ситуациях. А как обстоят дела у пожилых с удовлетворением культурных запросов? Выбор книг на русском языке в библиотеках ограничен. Покупать их здесь дорого. Правда, есть энтузиасты, которые много делают для организации досуга стариков. Они открывают объединения, где устраивают тематические встречи, ежемесячные вечера отдыха, шахматные турниры и литературные гостиные, где никогда не занимавшиеся творчеством 70-летние читают свои стихи и рассказы. Для многих такие мероприятия просто жизненно необходимы. И все же...

А как привыкает к новой жизни самая многочисленная группа эмигрантов — люди работоспособного возраста. Разброс в возрасте здесь велик — от тех, кому немного за двадцать до тех, кто уже получал пенсию по старости дома. Здесь приходится говорить о мужчинах и женщинах отдельно, потому что процесс интеграции у них происходит по-разному.

Женщины более эмоциональны. Им очень тяжело решиться на отъезд. Если нет какой-либо чрезвычайно важной причины, то до последнего момента их мучают сомнения, и такое же состояние они испытывают в первое время — месяц, два, три. Затем, поняв и приняв неизбежность случившегося, начинают обживать новый угол. На них ложатся привычные заботы: дети, дом (быт), магазины, готовка, уборка и т.д. Довольно быстро появляются приятельницы — ведь проблемы у всех примерно одинаковые, так что повод для сближения и темы для разговора подбирать не надо. Женщины более восприимчивы к изучению языков. А это значит, что скоро снимается самая важная психологическая проблема — языковой барьер.

Мужчины, как правило, инициаторы отъезда. Они по природе мобильнее, чем женщины. Любая неизвестность — риск. А, значит, всплеск адреналина, новые ощущения. Оптимизм, установка только на положительное, порой, часто оборачивается для мужчин трагедией. Они не так болезненно, как женщины, на первых порах воспринимают бытовые проблемы и жилищные условия, понимая, что это временное, проходящее. Гораздо страшнее для них потеря статуса главного в семье. Сложности с языком ставят их в зависимость от женщин и детей, быстрее осваивающих незнакомую речь. Бывает, мужчины опускаются, начинают пить. Или всеми силами рвутся назад, домой, где все было привычно и понятно. А детям здесь нравится, да и жена приспособилась к местным условиям. Рушатся семьи. К сожалению, это не такая уж редкая ситуация, это оборотная сторона вживания в новую среду.

Есть еще один вариант, о котором не задумываются те, кто вырос и прожил долгие годы в какой-либо (родной) стране. Это религия. Если часть переселенцев формально, причисляет себя к разным направлениям, например, христианства, то многие атеисты. А между тем, для некоторых вера становится той отдушиной, которая помогает обрести главное, что не хватает большинству приехавших — опору и контакт с единомышленниками...

Итак, причины эмиграции могут быть экономическими (безработица, безземелье, низкие доходы и уровень жизни в местах проживания, невозможность реализации предпринимательской инициативы и т.д.), социальными (плохие условия проживания, отсутствие доступа к образованию, неудовлетворенность социальным статусом и т.д.), военно-политическими (войны и военные действия, конфликты, изменение государственных границ и т.д.), этническими (стремление на этническую родину, этническая дискриминация и т.д.), демографическими (выход замуж за иностранца, стремление к воссоединению семей и т.д.), экологогеографическими (природно-климатические условия, природные катаклизмы и стихийные бедствия, техногенные катастрофы и бедствия), религиозными и др.

Нас интересуют, прежде всего, этнические причины. Беда только в том, что эмиграция по национальным причинам превращается в поиск путей и средств адаптации мигрантов.

Адаптация — приспособление человека или группы людей, в нашем случае, мигрантов, к жизни в новой инонациональной среде, отчасти и приспособление к ним этой среды с целью взаимного сосуществования и взаимодействия. Адаптацию можно рассматривать как явление в жизни мигрантов, охватывающее социальную, культурную и психологическую сферу взаимодействия выходцев из других стран с представителями коренных национальностей или господствующего этнического большинства, а также с себе подобными.

 Процесс адаптации неизбежно приводит и к ассимиляции. Адаптация мигрантов происходит через определенные стадии (уровни):

  1. целенаправленный конформизм (мигранты знают, как действовать в новой среде, но внутренне не признают систему ценностей новой среды и придерживаются старой системы);
  2. взаимная терпимость (личность и среда проявляют взаимную терпимость к ценностям и формам поведения каждой из сторон);
  3. аккомодация (характеризуется взаимной терпимостью сторон и взаимными уступками);
  4. ассимиляция (полное приспособление, при котором индивид полностью отказывается от своих прежних ценностей и принимает систему ценностей новой среды)

Термин ассимиляция используют для описания поглощения одной культуры другой, когда этнокультурная группа постепенно адаптируется (или вынуждается к адаптации) к обычаям, ценностям, жизненным стилям и часто языку доминирующей культуры. Еще под культурной ассимиляцией (которую иногда и называют аккультурацией) подразумевает частичную либо полную утрату индивидами или группой своей культуры в пользу доминирующей культуры окружающего общества. Причем, такая ассимиляция может происходить как стихийно, и носить добровольный характер, так и осуществляться государством путем прямого насилия или косвенно. Если в результате культурной ассимиляции происходит смена идентичности (т.е. этнического самосознания) данной группы, то можно говорить о ее этнической ассимиляции.

Ассимиляция этнокультурной группы иммигрантов — длительный, многоступенчатый социальный и культурный процесс. Адаптация и интеграция с доминирующим обществом, интеграция в него, являются теми необходимыми этапами, когда происходит включение иммигрантов и их потомков как в структуру, так и в культуру общества и постепенное усвоение ее, то есть не только структурная, но и культурная ассимиляция их. Тем не менее, и после усвоения этой культуры, связанное с памятью о родине предков, прежнее этническое самосознание еще долгое время может сосуществовать с новым. К тому же, говорить о смене потомками иммигрантов своей идентичности, полной этнической ассимиляции, можно лишь при адекватном восприятии их в окружающем обществе. Ассимиляция происходит в случае отсутствия кланового образа жизни мигрантов (диаспор). Культурная изоляция наиболее удобна, так как нет надобности перестраивать ценностные установки. Но стоит помнить, что существование диаспор создает конфликтную ситуацию между нациями и препятствует диалоговому общению.

А так ли уж необходима ассимиляция? Или мигрант может интегрироваться в общество, сохраняя этническую идентичность? Нужно ли человеку растворяться в новой культуре, забывая свою? И действительно ли диаспоры препятствуют адаптации?

Существует теория аккультурации, которая предполагает четыре стратегии: интеграцию, ассимиляцию, сегрегацию, маргинализацию. Под успешной адаптацией понимается овладение мигрантами незнакомой культурой вплоть до достижения полной социальной адекватности. Это соответствует типу интеграция. Ассимиляция не является успешным вариантом адаптации, т.к. не сохраняется этническая группа как единое целое. Под неудачной адаптацией понимается последние два, т.к. способствуют изоляции. Если народ сохраняет здоровое этническое ядро, набор ценностей, стереотипов поведения, элементов традиционной культуры, он будет сопротивляться ассимиляции любыми средствами. Этнос, как структурный элемент этносферы, выполняет различные функции. Одной из них является защитная, которая проявляется в сохранении этнического ядра, языка, самосознания, причастности к интересам своей этнонациональной группы. Апелляция представителей этноса к архаике, которая есть базис этнической культуры, является способом адаптации этнических популяций к стрессогенным факторам.

Общественные перемены, происходящие в обществе, всегда отражаются на межэтнические взаимоотношения, порождая порою противоречия, конфликты, часто сопровождающиеся столкновением и насилием.

В современных условиях межэтнические контакты становятся все более интенсивными и все более разнообразными. Совершенно очевидно, что они и впредь будут расширяться и интенсифицироваться. Нередко эти контакты осложняются, становятся менее эффективными в силу ряда различий этнокультурного характера. С каждым годом количество мигрантов возрастает, люди приезжают/уезжают на заработки, в целях обучения и по многим другим причинам. Прежде чем привыкнуть к культуре и традициям новой страны каждому мигранту необходимо пройти через процесс адаптации. В идеале адаптация приводит к взаимному соответствию среды и индивида. В настоящее время практически невозможно найти ни одной этнической общности, которая не испытала бы на себе воздействия со стороны культур других народов. Тенденция культурной глобализации обостряет интерес к культурной самобытности, в то же время, она подтверждает закономерность, что человечество, становясь все более взаимосвязанным и единым, не утрачивает своего этнического многообразия. Адаптация к новым социокультурным условиям требует определенной гибкости, известного отказа от ряда традиционных представлений и норм. Успешность адаптационного процесса зависит от совокупности внутренних и внешних факторов. К внутренним факторам можно отнести индивидуальные характеристики — личностные и демографические (возраст, пол, образование и т. д.), обстоятельства жизненного опыта индивида, так как более гибко и глубоко адаптируются те, кто имеет определенные знания и представления о новой среде до столкновения с ней. Адаптационную стратегию относят и к числу внутренних факторов, выделяя конформистскую и неконформистскую стратегии. Первая — это выражение соответствующей социальной установки, которое осуществляется с помощью различных смешанных адаптивных комплексов и проявляется в разнообразных поведенческих формах (может способствовать формированию склонности личности к систематическим ошибкам поведения). В свою очередь, неконформистская стратегия имеет творческий характер. С точки зрения миграционных процессов, выделяют три варианта стратегий. Закрытая — это компенсационная адаптация: противодействие, уравновешивание, нейтрализация. Открытая — это модифи-кационная адаптация: выживание, усвоение, освоение. Промежуточным и наиболее «выгодным» вариантом адаптации является сосуществование стратегий: индивиды усваивают знаковые системы новой социальной среды, осваиваются с ее традициями, но в быту сохраняют самобытность. Еще одним важным внутренним фактором адаптации является культурный шок, который испытывает индивид на начальных этапах адаптации. Чаще всего он имеет негативные последствия, которые проявляются в явлениях маргинализации, аномии, различных психопатологий и форм девиантности. Но следует обратить внимание и на его позитивную сторону хотя бы для тех индивидов, у кого первоначальный дискомфорт ведет к принятию новых ценностей и моделей поведения и, в конечном счете, важен для саморазвития и личностного роста.

На процесс адаптации мигрантов к новой культурной среде существенное воздействие оказывают проблемы, с которыми им приходится сталкиваться в новом иноэтническом окружении. К таким проблемам можно отнести деятельность государства и его миграционную политику, деятельность общественных переселенческих организаций, возможность трудоустройства, вопросы, связанные с пропиской и регистрацией, роль СМИ и т.д. Не менее важными остаются проблемы, относящиеся непосредственно к культурной и социокультурной адаптации, а именно: трудности, возникающие из-за ряда различий этнокультурного характера, профессиональная самореализация, психологический дискомфорт, недостаток общения и т.д. В зависимости от того, совокупность каких именно внутренних и внешних факторов влияет на процесс адаптации индивида, межэтнические коммуникации могут развиваться по-разному. Межэтнические коммуникации представляют собой обмен между двумя или более этническими общностями материальными и духовными продуктами их культурной деятельности, осуществляемой в различных формах. В узком смысле — это межличностные отношения людей разной этнической принадлежности, которые протекают в разных сферах общения — трудовой, семейно-бытовой и других неформальных видах взаимоотношений.

Ключевые слова: Миграция, Этнос
Источник: Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат, магистратура) / Б. Р. Мандель. — М.-Берлин: Директ-Медиа, 2015. — 412 с.
Материалы по теме
Этносы в современном мире
Щекин Г.В., Социальная теория и кадровая политика
Культура и этнос
Кравченко А. И., Культурология: Учебное пособие для вузов — 4-е изд — М Академический Проект...
Этническое взаимодействие и этнические конфликты
Столяренко Л.Д., Основы психологии
Функции и структура этнического самосознания и этническая идентичность
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Различие культур и этнические конфликты
Налчаджян А.А., Этнопсихологическая самозащита и агрессия
Этнические стереотипы и предубеждения: свойства, функции
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Предмет этнополитологии
Тишков В.А., Шабаев Ю.П. - Этнополитология - политические функции этничности. Учебник для...
Этноцентризм как социально-психологический феномен
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий