Электоральная компаративистика

Избирательные системы являются удобным объектом для сравнительного исследования. До недавнего времени им уделялось не много внимания со стороны исследователей, и Стейн Роккан в этой связи писал в 1968 г.:

«При той огромной значимости организации легитимных выборов для развития массовых демократий в XX веке, удивительно видеть, как мало серьезных усилий было предпринято для сравнительного изучения имеющегося богатства информации» (Rokkan, 1968, p. 17).

За сорок лет после этого положение изменилось в лучшую сторону, опубликовано множество работ по электоральной компаративистике, издается специализированный журнал «Electoral Studies». Рост интереса к сравнительному изучению избирательных систем определяется рядом причин.

Как правило, они хорошо прописываются в избирательных законах, имеется удобная для работы статистика выборов, на выборы работают многие исследования общественного мнения, выборы проявляют характер и конструкцию партийных систем, участие в выборах является массовым процессом и относится к центральным формам политического участия в демократических странах, национальная информация о многих параметрах избирательных систем доступна, в последние десятилетия периодически публикуются сводные данные о выборах в различных странах. Но не только этим определяется интерес к электоральной компаративистике. Избирательные системы и избирательный процесс как их динамическая характеристика находятся на пересечении ряда центральных для политической науки и сравнительной политологии тем. Во-первых, избирательные системы и процессы являются центральной характеристикой демократий. Политический режим считается демократическим, если он обеспечивает реализацию следующих основных условий:

  1. существенно, чтобы все взрослое население имело право участвовать в голосовании за кандидатов в государственные органы;
  2. выборы должны проводиться регулярно в соответствии с предписанными временными границами;
  3. никакая существенная группа взрослого населения не должна лишаться права формировать партию и выставлять кандидатов на выборы;
  4. все места в основной законодательной палате должны заниматься в результате конкуренции;
  5. кампании должны проводиться честно и справедливо: ни закон, ни насилие, ни запугивание не должны преграждать кандидатам представление их взглядов и качеств и не должны препятствовать избирателям изучать и обсуждать их;
  6. полоса должны подаваться свободно и тайно; они подсчитываются и обнародуются честно; кандидаты, получившие необходимую долю голосов, занимают соответствующие посты до истечения положенного срока и до новых выборов (Butler, Penniman, Ranney, 1981, p. 3).

Во-вторых, избирательные системы и процессы обеспечивают легальность и легитимность существующих государственных органов, они показывают уровень доверия к проводимой правительством политике. Хотя иногда «абсентизм», или неучастие в выборах, объясняют удовлетворенностью населения существующим положением дел, однако специальные сравнительные исследования подтверждают существующую зависимость между неучастием в выборах и падением доверия к государственным органам. Подобное поведение называют иногда антисистемным политическим «неповедением».

В-третьих, избирательные системы и процессы оказывают существенное влияние на состояние политического плюрализма, конкуренции и характер политической системы. Они способствуют (в зависимости от избранной электоральной формулы) увеличению или понижению числа партий, модифицируют отношения между партиями, участвовавшими в выборах, и партиями, получившими места в парламенте. Сравнительное исследование взаимосвязи партийных и избирательных систем позволило сформулировать ряд законов, которые получили наименование «законов Дюверже».

В-четвертых, электоральное поведение, несмотря на его связи с рядом социально-экономических, культурных и политико-идеологических факторов, определяется характером избранной системы выборов. Институциональные характеристики избирательных систем определяют масштаб участия населения в выборах, возможность для влияния избирателя на результаты голосования, пропорциональность представительства в избранных государственных органах различных групп населения и т. д.

Наконец, в-пятых, изучение электоральных процессов в сравнительном ключе позволяет лучше понять «политический инжиниринг», т. е. технику политической борьбы. Как никакой другой политический процесс, выборы при внешнем их объективном образе как механизма принятия политических решений подвержены влиянию. Джованни Сартори писал об этой характеристике избирательного процесса, что выборы — «наиболее специфический манипулятивный инструмент политики» (Sartori, 1968, p. 273). При этом манипуляция выступает природной чертой избирательного процесса, о чем будет подробно сказано в разделе, посвященном теории рационального выбора. Все выше перечисленное позволяет поставить изучение избирательных систем и процессов в центр сравнительной политологии.

Условно все сравнительные исследования избирательных систем и процессов можно разбить на три основные группы: социологические, институциональные и исследования с позиции теории рационального выбора. Социологические исследования обращают внимание на поведение избирателя и факторы, его обусловливающие. Обычно поведение избирателя рассматривается в качестве зависимой переменной, определяемой социальным положением, этнической и религиозной принадлежностью, приверженностью той или иной партии (политическая идентификация), половозрастными особенностями и т. д. Собственно избирательные системы как таковые не попадают в поле зрения исследователя-компаративиста. В связи с господством в политической науке бихевиористских методов социологические исследования опираются на социально-психологический подход. Вот как описывает эту ситуацию в исследовании поведения избирателя Герберт Ашер:

«Этот подход включает понимание того, что индивидуальные установки являются наиболее непосредственной детерминантой поведения избирателя и их действие создается социальными и индивидуальными контекстами, в которых личность живет. По отношению к выбору избирателя этот подход сосредоточивается на трех кластерах установок: приверженность, проблемные установки и оценки кандидатов. По отношению к решению, голосовать или нет, непосредственные установочные детерминанты составляют набор гражданских ориентаций, который включает такие факторы, как политическую действенность, интерес к кампании, общую включенность в политику, чувство гражданского долга и др. Эти гражданские установки определяются личным положением в социальной структуре, и они обусловливают воздействие институциональных факторов на участие в выборах» (Asher, 1983, p. 339-340).

Институциональные исследования избирательных систем наиболее распространены и включают в поле своего зрения комплекс правил, определяющих характер избирательной системы и поведение в этой системе. Как правило, здесь меньше уделяется внимания тому, как сформировались соответствующие правила и избирательные формулы, но зато подробно описывается процесс их воздействия на электоральное поведение, на партийные системы, на структуру парламентов. Используются разработанные в последние десятилетия измерители различных аспектов избирательных систем: избирательная формула, значимость электоральных округов, легальные и действующие электоральные пороги, близость парламентских и президентских выборов и т. д. Эти измерители могут выражать как зависимые, так и независимые переменные, исходя из целей компаративного исследования. Особенностью данной группы электоральной компаративистики является широкое использование методов статистики для обработки результатов эмпирического анализа. На стыке с институциональным анализом избирательных систем и процессов работают исследователи, руководствующиеся теорией рационального выбора. Особенности этой теории и ее использования в сравнительной политологии будут описаны ниже. Здесь же отметим, что теоретики рационального выбора также рассматривают избирательные нормы и поведение, но в отличие от социально-психологического направления рассматривают это поведение как активный фактор, действующий в контексте процедур. В отличие же от подхода институционалистов, сами нормы и процедуры рассматриваются не как данные, а как творимые и приспосабливаемые к ситуации. Для описания избирательных процессов используются понятия теории игр, здесь же анализируется манипулятивная особенность избирательных технологий.

Источник: 
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения. — СПб.: Питер, 2012. — 448 с.: ил.
Темы: 
Материалы по теме
Теории рационального поведения избирателей
Голосов Г.В. Сравнительная политология. Учебник. 2001.
Организация и проведение выборов, их функции
Политические процессы : учебное пособие / А. В. Глухова ; Воронежский государственный...
Электоральная политика
Голосов Г.В. Сравнительная политология. Учебник. 2001.
Основные типы избирательных систем
Политические процессы : учебное пособие / А. В. Глухова ; Воронежский государственный...
Классификация избирательных систем
Исаев Б.А. - Политология в схемах и комментариях (Учебное пособие) - 2009
Типы избирательных систем
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Избиратель и избирательные системы
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Понятие избирательных систем и принципы их функционирования
Политология: Учебное пособие / Под ред. А. С. Тургаева, А. Е. Хренова. — СПб.: Питер, 2005...
Оставить комментарий