Экономия на зарплатах

Налоговая революция, задуманная ради вывода экономики из тени, рискует увенчаться тем, что зарплаты в стране станут символическими. Причина «символизации» заработков — пониженный налог на прибыль. Зарплата для предпринимателя — издержки. Поэтому она входит в себестоимость продукции, которую выпускает фирма. Но сверх зарплаты хозяин фирмы должен вносить еще единый социальный налог за каждого своего работника — 36,1% с фонда оплаты труда.

К примеру, заплатив работнику 1000 руб., хозяин, кроме того, платит 361 руб. во внебюджетные фонды — Пенсионный фонд, Фонд социального страхования и Фонд обязательного медицинского страхования. Итого работник обходится предпринимателю в 1361 руб. Но если ту же тысячу заплатить не из себестоимости, а из прибыли, то работник, по словам г-на Голова, будет обходиться дешевле. Из прибыли можно выплатить премию, дивиденды — все что угодно, не называемое зарплатой. В себестоимость продукции такие выплаты не включаются и не облагаются единым социальным налогом. А ставка налога на прибыль — 24%, по которой и будет уплачен налог с тысячи, выданной работнику из прибыли. То есть фирма сэкономит, потратив на работника 1240 руб.

Не платить зарплаты вообще не имеет права никто, поскольку действует Трудовой кодекс, а также закон о минимальном размере оплаты труда. Чтобы не нарушить закона, хозяин должен платить минимальный размер оплаты труда, а все остальное платить из прибыли и «без всяких теневых схем». Бюджет от этого не пострадает, так как подоходный налог взимается с любых выплат. Но внебюджетные фонды явно потеряют доходы.

Ставку соцналога можно сокращать совершенно безболезненно. Если бы правительство, разрабатывая пенсионную реформу, воспользовалось таким вариантом, то ему не понадобилось бы дробить на две части отчисления в ПФ. Можно было бы просто сократить соцналог на 14%, сохранив для ПФ другие 14%. А деньги для базовых пенсий в бюджете появились за счет того же акциза. И нефтегазовый комплекс никак не пострадал бы от такой манипуляции: потеряв деньги на акцизах, он сэкономил бы ровно такую же сумму на соцналоге.

Зато зарплата точно пошла бы из тени. И не потому, что у работодателей заговорила бы совесть. Просто теневые схемы стали бы терять свою рентабельность. Ни «серые», ни «черные» не обходятся хозяину даром. Работодатели, уклоняясь от соцналога, выгадывают на самом деле 10-15% той суммы, которую им пришлось бы отдать государству, если бы всю зарплату платили официально. Снижение соцна-лога не удешевит обходных схем. Поэтому выгода, которую они приносят, вряд ли будет оправдывать хлопоты, которыми сопровождается теневой оборот.

Кроме того, на «обеление» зарплаты сработал бы еще один механизм, который следует узаконить. Когда работник при окладе 1000 руб. обходится фирме в 1361, то его «стоимость» не должна падать при снижении соцналога. То есть зарплата его должна вырасти настолько, чтобы вместе с пониженными платежами по соцналогу он обходился бы фирме не дешевле 1361 руб. Но редко кто из россиян в курсе, что стоимость его рабочей силы не ограничивается размером заработка. И знать этого не будут до тех пор, пока не начнут платить из своей зарплаты часть соцналога. В странах развитых рыночных отношений во внебюджетные фонды платят на равных и работник, и работодатель.

Источник: 
Энциклопедия начинающего предпринимателя: Практические рекомендации. В. М. Емельянов, — М.: Бук-пресс, 2006. — 816 с.