Доверие, сотрудничество и сплоченность в политических сетях

Публичная политика характеризуется взаимодействием государственных и частных акторов в прозрачном и публичном поле, где каждый субъект имеет равный доступ к нематериальным ресурсам, ключевым из которых является знание (подробнее см. главу 6) всей многоуровневой системы управления, независимо от места, которое занимает данный субъект в этой структуре. Напрашивается мысль, что существуют некоторые условия включения акторов в данное публичное пространство и вовлечения в функционирование политических сетей, а также факторы, которыми обусловлено занимаемое ими место в сетевой структуре. Рэйчел Паркер выделяет условия осуществления сетевого политического управления и координации в публичной сфере. Она определила следующие факторы функционирования сетей7:

  • объединение акторов осуществляется посредством коммуникационных взаимодействий и социальных связей;
  • политические сети характеризуются децентрализацией механизмов принятия решений, включающей распределение властных ресурсов (отсутствие доминирования одного актора);
  • информация распространяется свободно; отсутствуют механизмы силового влияния акторов друг на друга.

Таким образом, включение акторов в публичную сферу является результатом осуществления коммуникационных взаимодействий, которые, будучи постоянными и повторяющимися, могут трактоваться нами как сетевые отношения. В понятие сетевого управления Р. Паркер вкладывает принятие решений, взаимодействие и координацию деятельности. По ее мнению, для эффективного сетевого политического управления необходимо учитывать следующие параметры:

  • плотность (прямые и непрямые связи между всеми участниками);
  • широта (вовлечение полного спектра институтов);
  • доверие;
  • взаимность действий;
  • общая идентичность.

Итак, взаимодействие акторов выступает как механизм самоуправления социума, где в качестве сдерживающих факторов присутствуют взаимные интересы участников, доверие и общая идентичность, а процесс управления организуется через создание системы неформальных правил, уравнивающих участников взаимодействия и определяющих допустимые и недопустимые с точки зрения всех участников сети модели поведения. В результате возникает публичное поле как постоянно функционирующая сфера, образуемая политическими сетями с целью упорядочения их активности и координации деятельности.

В литературе, посвященной проблемам публичной политики, авторы отмечают, что сети возникли из-за усложнения системы общественных отношений, обусловленного тем, что ресурсы распределяются по целому ряду различных субъектов, участие которых необходимо для достижения цели, каждый из них привносит свои взгляды и стратегии в процесс выработки политики8. Сети самоорганизуются из взаимозависимых акторов, которые совместно используют ресурсы и имеют общие цели, а также осознают необходимость координации этого взаимодействия, т.е. все участники сети понимают, что только совместные усилия могут привести к реализации общих задач. Если различные акторы разделяют поведенческие стратегии друг друга и имеют общие цели, то между ними появляются сетевые отношения. Следующим этапом в таком случае становится институционализация данных связей и кристаллизация сетевой структуры.

Структура сети (network structure) может отличаться от самого сетевого взаимодействия (networking), под которым в широком смысле понимается процесс создания связей с другими акторами посредством социального взаимодействия, деловых встреч, мероприятий, форумов и конференций, т.е. реализации различных форм публичности. В отличие от сетевого взаимодействия сетевые структуры в результате формируют новые ценности, новые отношения, измененные восприятия и «активную деятельность».

Важнейшей особенностью сетевых структур является то, что поведение их участников отличается от того, каким оно было бы, выступай они в качестве отдельных субъектов.

Сетевое политическое управление может быть определено как способность институциональной матрицы государства, в котором отдельные лица, фирмы, социальные группы, общественные организации и политики взаимодействуют друг с другом для осуществления и поддержания государственной политики и улучшения координации частного сектора10. Как мы видим, сетевое политическое управление основано не столько на интеракции, сколько на механизмах кооперации и совместного решения проблем, т.е. ключевыми факторами эффективности и результативности сетевых взаимодействий в публичной политике являются идентичность, доверие, сотрудничество и сплоченность акторов. Как определить эти характеристики применительно к политическим сетям? В чем специфика сетевых отношений, для которых характерны данные атрибуты? Возможно ли выявить, в отношениях между какими акторами они возникают? Выше мы выяснили, что первостепенная задача сетевого анализа состоит в исследовании, между кем есть отношения, а между кем они отсутствуют. Следующий вопрос, который возникает у исследователя, заключается в том, почему некоторые люди или организации связаны, в то время как другие — нет. Основанием для возникновения сетевой (т.е. равноправной и обоюдной) коммуникации является идентичность субъектов. Общая гипотеза гласит, что индивиды и институты, которые схожи по социальным, экономическим, культурным и географическим характеристикам, будут взаимодействовать чаще, и если они регулярно взаимодействуют, то это будет способствовать выработке доверия, общей позиции, сплоченности.

В поисках идентичности и доверия индивиды стремятся к сетевому взаимодействию с теми, кого они считают похожими и на чьи модели поведения ориентируются. Фактор доверия, в отличие от формальных институтов, позволяет использовать более широкие возможности коммуникации, а в условиях ресурсной зависимости он придает рациональный мотив взаимодействию. В нашей работе мы примем следующее определение данного понятия: доверие — знание о том, что другие акторы сетевой коммуникации разделяют одни и те же ценности, имеют общие интересы, готовы к сотрудничеству и полностью соблюдают правила игры (формальные и неформальные институты). В сравнении с поиском идентичности достижение доверия имеет более рациональную основу. Например, для экономистов доверие является определяющим фактором, только благодаря которому возможна кооперация. Это значит, что именно достижение доверия является ключевым этапом трансформации коммуникационных сетей в политические. Можно по-разному интерпретировать феномен доверия в политических сетях. С одной стороны, доверие принято рассматривать как фактор межличностной коммуникации, конечной целью которой является коллективное действие. Для того чтобы достичь обоюдной заинтересованности и выгоды в коллективном действии, участники коммуникации должны пройти несколько коммуникативных этапов: передача информации, достижение взаимопонимания и, наконец, достижение доверия. Экстраполируя данный алгоритм на сетевое взаимодействие, можно предположить, что те же стадии необходимы и для согласования интересов всех членов политической сети. С другой стороны, логично предположить, что существует и институциональное доверие, основанное на межличностном доверии и формируемое, например, в течение длительного сотрудничества. В любом случае, анализируя политические сети и публичную политику, необходимо фокусировать внимание и на специфике доверия, сложившегося в данном публичном пространстве.

Безусловно, доверие можно оценивать с использованием качественных методов (например, интервью), но техники сетевого анализа дают нам возможность делать выводы о доверии и сотрудничестве и на основе количественных параметров. В связи с этим введем понятие сплоченности. Моделируя политические сети, мы можем наблюдать, что плотность сетевых отношений в различных участках сети разная. Чем больше связей между какими-либо акторами, тем они сплоченнее. Таким образом, сплоченность — это параметр, характеризующий определенную группу акторов и показывающий, насколько сильны отношения между членами данной группы. Чем больше связей между членами группы, тем жестче и крепче структура. Вполне обоснованным представляется следующий вывод: там, где мы наблюдаем большую сплоченность, существуют крепкие доверительные отношения между акторами, и, наоборот, низкая плотность связей демонстрирует низкий уровень доверия между участниками сети. Плотность в свою очередь показывает количество отношений в сети, выраженное как пропорция ко всем возможным сетевым отношениям. Чем выше этот показатель, тем больше реальных сетевых отношений между акторами. Анализируя фактор сплоченности, мы можем выделять сплоченные подгруппы в сети и делать выводы не только о наличии высокого уровня доверия в этих подгруппах, но и, например, о более тесном сотрудничестве акторов в подгруппах, а сотрудничество подразумевает не только обмен информацией или ресурсозависимость, но и совместное решение задач и координацию действий.

Мы выяснили, что политические сети представляют собой отражение взаимодействий между участниками политической коммуникации, которые возникают в процессе передачи и обмена сообщениями во времени и пространстве. Эти структуры способны приобретать различные формы, среди которых можно выделить сети межличностных контактов, информационные потоки внутри групп и между ними, глобальные сети. Таким образом, основными элементами моделей сетевой политической коммуникации являются субъекты коммуникации и возникающие между ними связи. Более того, характеристики этих элементов и формируют сетевые модели.

Можно выделить следующие типы участников коммуникационного процесса: индивидуумы (первые лица организаций, лоббисты или G^-специалисты), институты (организации) и группы, которые могут состоять из индивидуумов или организаций (например, ассоциации бизнеса). Брасс, изучая коммуникацию в социальных сетях организаций, определил, что каждый актор коммуникационной сети характеризуется набором параметров, представленных в табл. 2.2. В анализе политических сетей мы также можем взять на вооружение этот подход.


В социальной теории позиция и роль являются важными и взаимосвязанными понятиями. Предполагается, что, занимая определенную позицию в сети, каждый актор выполняет какую-либо сетевую функцию (роль). Исполнение данной функции включает в себя поддержание определенного набора отношений с другими акторами, а также реализацию стратегии, важной для конкретного актора и сети в целом. В анализе политических сетей мы концентрируемся на моделях отношений. Таким образом, положение каждого актора приравнивается к определенной структуре коммуникационных связей. Следовательно, описывая каждого актора набором характеристик, мы можем определить, какую роль играет данный актор в сетевом взаимодействии.

Несмотря на то что анализ сетевых отношений и ролей акторов позволяет нам находить объяснения природе механизмов выработки и принятия политических решений, существует целый ряд объективных ограничений, которые необходимо принимать во внимание.

Темы: Политические сети
Источник: Политические сети: Теория и методы анализа: Учебник для студентов вузов / Л. В. Сморгунов, А. С. Шерстобитов. — М.: Издательство «Аспект Пресс», 2014
Материалы по теме
Cетевые политические отношения как объект анализа
Политические сети: Теория и методы анализа: Учебник для студентов вузов / Л. В. Сморгунов, А...
Понятие электронного правительства
Политические сети: Теория и методы анализа: Учебник для студентов вузов / Л. В. Сморгунов, А...
Сетевые отношения и выработка публичной политики
Политические сети: Теория и методы анализа: Учебник для студентов вузов / Л. В. Сморгунов, А...
Этапы развития электронного правительства
Политические сети: Теория и методы анализа: Учебник для студентов вузов / Л. В. Сморгунов, А...
Политические сети и факторы окружающей среды
Политические сети: Теория и методы анализа: Учебник для студентов вузов / Л. В. Сморгунов, А...
Сетевые ресурсы и социальный капитал
Политические сети: Теория и методы анализа: Учебник для студентов вузов / Л. В. Сморгунов, А...
Интеллектуальный капитал организации как ресурс сети
Политические сети: Теория и методы анализа: Учебник для студентов вузов / Л. В. Сморгунов, А...
Коммуникационные механизмы сетевого политического обмена
Политические сети: Теория и методы анализа: Учебник для студентов вузов / Л. В. Сморгунов, А...
Оставить комментарий