Добрые намерения.

Аватар пользователя Ф. И.
4 года на сайте, рейтинг: 1,354

Человек с человеком и их взаимоотношения. 
Рассмотрим понятие "ответственность" и помощь от одного человека другому человеку.
Два случая. 
Первый случай. Человеку требуется помощь. Другой человек видит это и берётся помочь. 
Второй случай. Человеку требуется помощь, он просит другого человека посодействовать. Другой человек принимает предложение и помогает.
В первом случае помогающий человек сам взялся проявить добродетель. Во втором случае - принял предложение и проявил добродетель. В обоих случаях такого человека называют "ответственный". 
Однако ответственный, который сам берётся помогать, называется "обязанный". Ответственный, который принимает предложение и проявляет добродетель, называется "исполнительный".
Человек определяется с деятельностью, которой будет заниматься и которая связана с помощью для людей. Либо занимается один, либо вместе с другими людьми, то есть входит в определённый состав и тем самым этим составом образуется ведомство. Другими словами, ответственный человек определяется с местом своей работы и это его положение называется "должностной". Как сотрудник ведомства он несёт добродетель людям, несёт должное для людей, является должностным лицом.
Рассматриваем, как должно быть. 
У сотрудника ведомства, как у должностного лица, может быть два положения, две стати. 
Первое положение. Простой человек обращается в ведомство к сотруднику, озадачивает его своей потребностью. Если сотрудник принимает предложение, то становится доверенным и уполномоченным должностным лицом в рамках выполнения потребности человека. Сам человек становится доверителем.
Второе положение. Если сотрудник ведомства, уполномоченный доверителем, обращается к другому человеку по вопросу, связанному с удовлетворением потребности доверителя, то он для другого человека является поверенным. Сотрудник поведает, чьим представителем, представителем какого именно человека является.
Ответственный человек отвечает за свои действия перед человеком, которому помогает, исходя из положения ответственного. Должностное лицо, как и ответственный, отвечает за свои действия перед человеком, которому помогает в рамках положения сотрудника ведомства. 
А что же простой человек? Для него старались, ему помогли. Значит ли это, что он теперь является должным, обязанным, ответственным перед тем, кто ему помог?
Понятие "право" таково, что всякий человек в отношениях с другим человеком сам для себя подтверждает свою пользу и сам олицетворяет себя человечным. Это значит, что ответственный человек и должностное лицо, помогая человеку, подтверждали себе свою человечность, добропорядочность. Помощь и добродетель оказывались безвозмездно и безусловно. Если у помогавших остались вопросы на свой счёт по поводу: "Так ли надо было сделать?" или что-то вроде: "Всё ли было правильно?", то простой человек может им подтвердить их правовые поступки в отношении него, выказав признание словом "спасибо" либо пожелание словом "благодарю". Простой человек получил помощь и после этого не является и не остаётся должным или обязанным после получения помощи, он выразил признательность или пожелал благополучие, на этом обстоятельство исчерпывается. 


Ответственный может быть обязанным или исполнительным. Ответственный в рамках своей трудовой деятельности для людей - это должностной. Должностной может быть доверенным или поверенным. 
Должностной и ответственный - это две стати, два положения, которые появляются у человека при удовлетворении им потребности другого человека. Должностной и ответственный - это две стати на добродетели. Если сотрудник ведомства не проявляет должного, не оказывает добродетель человеку, но утверждает, что он является сотрудником, значит стать на добродетели используется для обмана. Вместо неё действует стать на степенстве. 
Степенство сотрудника ведомства - это склонность сотворять из своего положения превосходство над положением простого человека. 
Два случая степенства сотрудника.
Первый случай. Человек обращается в ведомство за помощью, имеет взаимоотношения со степенствующим сотрудником, который может отказать в помощи, затеять волокиту или выставить определённые условия, выгодные частному предпринимателю - работодателю сотрудника и хозяину ведомства. Для степенствующего сотрудника потребитель и удовлетворение его потребности не является первичным основанием. Сотрудник работает на себя и на своего хозяина, действует по предписаниям своего работодателя. 
Второй случай. Степенствующий сотрудник обращается к человеку под видом настоящего должностного лица, которое несёт добродетель человеку и находится при исполнении. Однако обращается, не имея добрых намерений к человеку. Сотрудник может знать о якобы имеющихся долгах человека, поэтому обращается к нему как к должнику, чтобы повлиять, принудить к скорейшей выплате. Сотрудник может предполагать, что у человека имеются нарушения неких порядков, поэтому умышленно будет удерживать его и учинять их выявление. 
В обоих случаях степенствующий сотрудник не несёт человеку должной добродетели, умышленно выступает вопреки его потребности и при этом считает себя порядочным и правым. Сотрудник чинит верховенство некоего порядка и показывает превосходство своего положения над положением человека. Он не понимает, что отказывается от должностных обязанностей, совершает самоуправство, имеет недобрые намерения, творит злодеяние, чинит злой умысел - по этим деяниям являет себя преступником. 
Человек имеет потребности, он - потребитель. Под запросы человека создаются ведомства и сотрудник ведомства призван удовлетворять потребности человека. Это очень простое и понятное устройство правильной, народной потребительской среды. Ведомства, работающие с человеком, изначально направлены на добродетель, однако это основание подменяется и становится вторичным, когда ведомства оказываются под началом степенствующих частных предпринимателей.
Даже страна является ведомством под началом одного бессменного частного предпринимателя или же со сменяющимися руководителями, которые находятся под влиянием теневого круга частных предпринимателей.
Человек единственный и основной потребитель, всё для него. Так и должно бы быть. Человек озадачивает сотрудника своей нуждой. Если сотрудник занимается предложением, то является перед человеком должностным лицом. Если отказывает человеку, то отказывается и от своих обязанностей должностного лица, превращаясь в чиновника, нечестивого, непутёвого сотрудника, который занимается не тем, чем следует заниматься. Чем больше и чаще у сотрудника безнаказанных отказов, тем привычнее преступное положение, а негодная среда становится для него обычной и даже общепринятой. Так положено. И преступление не считается чиновником за преступление.
Должностное лицо отказывается от должной добродетели и являет себя чиновником из-за сильной зависимости от работодателя. Сотрудник озадачивается не нуждой человека, а нуждой работодателя - частного предпринимателя, хозяина ведомства. Работодателю требуется послушание от сотрудника и деньги, прибыль.
Деньги - начало многих бед. 
Деньги, нажива, обогащение - стяжание происходит через подчинённых. 
Из-за денег создаются ведомства, совершенно ненужные основному потребителю: налоговая, прокуратура, приставы, ювеналы, тюрьмы.
Частному предпринимателю требуются деньги, а это значит, что он - потребитель. Ещё один! При единственно достодолжном потребителе ещё один потребитель. Это неуместно, ущербно для первоначальной, народной среды. Незаметный такой зачинщик и виновник заметного непорядка, весьма влиятельный, от жажды денег не даёт действовать полноценной, народной потребительской среде. 
Частный предприниматель - создатель частной потребительской среды в угоду себе и своим близким. Чиновник, нечестивый сотрудник поддерживает эту отдельную, частную среду. Думает, что работает на общество, а на самом деле - на частного предпринимателя. Нечестивый сотрудник имеет нужду в постоянном месте работы и в зарплате, он - ещё один потребитель. Третий потребитель. Довольство чиновника зависит от подачки частного предпринимателя. 
Потребительская среда чиновника тройственная, состоит из трёх требований: во-первых, чиновнику требуется получать зарплату в потребительской среде хозяина; во-вторых, задание хозяина требуется исполнить в потребительской среде человека; в-третьих, для выполнения задания чиновнику необходимо вывести человека из потребителей, вменив ему место повинного, это легко проделывается на основании некого общепринятого положения, которое якобы всем требуется соблюдать. Положение, которое требуется соблюдать и требуется следовать его укладам - это ещё один потребитель, четвёртый. Хоть и незримый, призрачный, неодушевлённый, однако невероятно выразительный, постоянно привлекаемый, влиятельный. Этот потребитель никогда и никуда сам не вмешивается, хотя в любое мгновение может появиться в устах обеих противодействующих сторон в качестве обоснования своей правоты. Речь о порядочности, которая косвенно задана в разных неодушевлённых образованиях с разными порядками. 
Неодушевлённые образования или неодушевлённые предметы это: закон, государство, страна, власть, правительство, общество, порядок...
Никому невозможно иметь человеческих взаимоотношений с неодушевлённым предметом. Никому. В своём воображении люди могут находить в неодушевленных предметах человеческие качества или особый нрав, то есть олицетворять предметы. В действительности же неодушевленные предметы сами по себе не обладают ничем человеческим, не имеют ни к кому никаких намерений и никак не могут появляться и вступать в отношения с кем бы то ни было. Многие люди не понимают этого, считая, например, что государство о них думает и заботится или что человек обязан нести обществу пользу. 
Сами неодушевлённые предметы ничего не требуют от человека - это невозможное. Значит дело в человеке, в его знании и понимании. Если никто не даёт правильного знания, если оно никем не озвучивается, то человек пребывает в неведении и действует либо по своим соображениям, либо по умопостроению от наивных невежд, либо по уловкам от негодяев, выдающих себя за добродетелей.
Простой пример глупости нечестивых сотрудников, а также людей, которые считают, что сотрудники представляют закон, государство, порядок, общество. Ни закон, ни государство, ни порядок, ни общество знать не знают, что они уполномочили кого бы то ни было на что-либо. Это невозможно. 
Человек привык опираться на общепринятое знание, но это не тот источник, который даёт правильное понимание добропорядочности. Не с той стороны и не от того начала человек получает знание, поэтому морок продолжается и продолжается.
Вернёмся к началу, к основанию.
Должно быть так: должностное лицо может являться доверенным лицом человека, и именно доверитель делает должностное лицо ещё и поверенным для другого человека. 
Должно быть так: у должностного лица есть доверитель - простой человек, которому требуется помощь или поддержка. Должностное лицо действует на основании интереса и потребности простого человека, имея добрые намерения. Всё легко и просто. Человеку достаточно опираться только на это знание.
Наглядное сравнение положений: как должно быть и как есть сейчас.
Нечестивый сотрудник, он же чиновник, отказывается помогать обратившемуся человеку и отказывается от своих должностных обязанностей. У нечестивого сотрудника нету доверителя, потому что он считает себя представителем порядка, то есть представителем неодушевлённого предмета. Нечестивый сотрудник требует невозможного, привлекая человека к ответственности перед неодушевлённым предметом. Представляете, у него добрые намерения к неодушевлённому предмету, а не к человеку! Напуском навязывает свои установки и неугодное не только человеку, а и себе же, так как портит единственно добропорядочную потребительскую среду, то есть чиновник вместе со своим хозяином как раз и являются главными вредителями обществу, людям. 
Нечестивый сотрудник отказывается от должностных обязанностей,  тем самым исключает себя из потребительской среды человека. Он в своём умопостроении, он отгородился от добропорядочности, поэтому человек ничем не связан с этим негодяем, ничего общего у них нету и быть не может пока чиновник не перестанет быть чиновником. Ничего общего у них быть не может и даже те же порядки, законы, установки, которые навязывает нечестивый сотрудник, идут не от потребительской среды человека, они - обман, мошенничество, способ давления на человека. Они человеку не нужны.
Это отдельное поле деятельности, в котором находятся деньги, порядки, дельцы и нечестивые сотрудники. Всё это вне потребительской среды человека, всё это - иноземцы, инородцы, никакого отношения к человеку не имеют. Лишь непонимание в человеке да грозный напуск, острастка от чиновника, влияют на то, чтобы морок продолжался.
Не надо перед ними самоутверждаться никакими статьями законов, волеизъявлением, родом, отказом от физического лица, персоны, титула, статуса, а также чудить про живых мужчин и женщин, это всё заложено и спокойно перемалывается в их среде, это всё их не изгонит. Достаточно знать, что потуги этих деятелей бесполезны, ведь с человека невозможно ничего взять если он понимает, что нету у него никаких взаимоотношений с неодушевлённым предметом. Пусть сколько хотят степенствуют - у человека собственная потребительская среда, а они находятся в ней, как пришельцы из другого, вымышленного, воображаемого мира, где глупость в чести.
Знание простое. И действия человека на неугодные навязывания от чиновника должны быть простые.
Ещё несколько уточнений. В потребительской среде человека должностное лицо может иметь непосредственное общение с людьми, с теми, кого обслуживает, или может не иметь непосредственного общения, но заниматься добродетелью для людей, например, строитель или работник завода. В потребительской среде человека сотрудник является представителем ведомства или общества, однако это говорит о принадлежности или вхождении в состав определённого образования. Представителем по причастию к делам ведомства или общества - неодушевлённых предметов быть невозможно, поэтому сотрудник ведомства, должностное лицо, может быть представителем человека по причастию к его делам, то есть его уполномоченным.
Кто потребитель, того и обслуживают. Кто потребитель, тот и задаёт условия. Потребитель не может быть неодушевлённым предметом или представителем, причастным к делам неодушевлённого предмета. Потребительская среда может быть только одна, потому что образуется с одной целью, имеет одно основание - удовлетворять потребности человека. Однако это основание попирается, если возникает другое, более громкое и требовательное основание от дельцов, воротил, частных предпринимателей. Потребитель против потребителя - такого быть не должно. 
Потребительской среде человека деньги не нужны. С ними потребитель оказывается должным должному - должностному лицу, призванному нести добродетель. 
Из-за денег появляется частный предприниматель. Частный предприниматель - скрытый потребитель, который портит всеобщее благосостояние. Своими требованиями он продавливает порядок в потребительской среде человека и требованиями же к соблюдению всеобщего порядка в виде писанных установок, а также требованиями к подчинённым выполнять установки, удерживает непорядок, который считается порядком.
Деньги не для народа.
При давлении частного предпринимателя сотрудник ведомства, должностное лицо, становится чиновником. 
Чиновник и потребитель сталкиваются лбами на основании законов.
Таков расклад.
Простой человек никак не может взять в толк, что он хоть и потребитель, хоть и предъявляет требования чиновнику, чтобы тот был должностным лицом и помогал, но предъявляет их не на том основании, то есть принимает невозможное за возможное и считает, что может иметь взаимоотношения с неодушевлённым предметом. Это заблуждение.
Правильная потребительская среда уже заложена и уже заложены все ответы для умалишённых, оболваненных чиновников. Всего-то не поддаваться на их установки и утверждать вполне естественные вещи и порядки. Это нетрудно. 
На примере частного предпринимателя можно поучиться как действовать человеку. Мошенник продавливает человека значимым, напускным знанием, требуя повиновения. Так же и человеку нужно делать, продавливать нечестивого сотрудника правильным, несокрушимым знанием. 
Выяснили, что чиновник - это не должностное лицо, он отказывается от своих должностных обязанностей, но прикрывается деятельностью должностного лица, чтобы навязать человеку иные условия из иного поля деятельности, которое человека не касается. 
Что может быть выше добрых человечных отношений? Ответ: бесчеловечность и нечеловечность обличённые в степень важности. Путём степенства, напуска и с острасткой нечестивый сотрудник делает человека повинным перед неодушевлёнными предметами.
Должно быть так, что с человека ничего не взять обманом. Чиновник давит непотребностью, а человеку нужно проявить давление на чиновника, показав, что тот требует невозможного. 
Для утверждения правильного, народного знания надо чтобы невозможное сказывалось невозможным и человек не поддавался на значимость невозможного.
Итак, вот вопросы, которые надо задавать чиновнику:
- Кем вы уполномочены? Чьи интересы представляете? Чьи потребности удовлетворяете?
- Делаете меня повинным перед неодушевлённым предметом? (Это будет в их бумажке отражено).
- Я не совершил проступка. У вас ко мне добрые намерения?
- Требуете невозможного, привлекая к ответственности перед неодушевлённым предметом?
- Можете пояснить, зачем мне это надо?

Ключевые слова: Народ, Власть, страна
Оставить комментарий