Что такое доверительное общение

Оказанное доверие обычно вызывает ответную верность.
Тит Ливий

Доверие — первое условие дружбы.
Ж. Лабрюйер

Когда заявляют, что доверие — чувство взаимное, то, скорее всего, имеют в виду доверительные отношения и общение. Как пишет М. В. Якушева (2008), «доверие к другому — это исходное условие человеческого общения, а также исходное психологическое отношение между людьми <...> Другими словами, в каждом акте общения всегда присутствует определенное количество или мера доверия, без которого нормальное общение вообще невозможно, ибо оно становится лишь транслированием содержания какого-либо текста или простым безличностным актом передачи информации, без которого отношения становятся контрсуггестивными или конфронтационными».

Доверительные отношения и общение осуществляются не только между друзьями, но и между детьми и родителями, пациентом и врачом.

До последнего времени доверие рассматривалось как относительно самостоятельное явление, которое традиционно относили к этическим категориям морали, а потому рассматривали либо в контексте проблем общения, либо в контексте межличностного и межгруппового взаимодействия. Доверие в этике понималось как факт добровольной передачи какой-либо конфиденциальной информации.
Однако вряд ли доверие в общении правомерно так сужать и сводить лишь к акту самораскрытия, понимаемого как факт передачи «конфиденциальной» информации. Такое понимание вскрывает лишь часть феноменологии данного явления, оставляя за границами анализа его внутреннюю психологическую сущность, заключающуюся в добровольном акте вовлечения другого лица в собственный внутренний мир. Таким образом, можно говорить, что взаимное доверие субъектов друг к другу предполагает такое отношение, которое строится на взаимопроникновении взаимодействующих лиц в ценностно-смысловую сферу друг друга, в картину мира друг друга, в результате чего чаще всего создается общее ценностно-смысловое поле. Подлинное доверие по своей природе всегда глубоко диалогично.
Доверие есть исходное условие общности «мы», оно, таким образом, является системообразующим фактором, связывающим людей друг с другом. «Количество» имеющегося доверия, или его мера, есть динамическая характеристика, определяющая качественную сторону общения, при этом чем выше уровень или мера взаимного доверия в общении, тем сильнее выражены связи между людьми.
Скрипкина Т. П., 2004

Среди особенностей доверительного общения, пишет М. В. Якушева (2008), разные авторы выделяют: отношение к партнеру, задающее его характер, активность и размеры; возможность развития индивидуальности каждого, исходное условие человеческого общения, этический эквивалент признания личности в другом; понимание индивидуальных особенностей партнера на основе децентрации; искренность и спонтанность, которые облегчают коммуникацию и способствуют улучшению совместного решения задач; наличие внутренней диспозиции; контекст дружеских отношений и сама ситуация общения; отсутствие жесткого контроля в процессе контакта и формального психологического воздействия, искренность, а также уверенность, что полученная информация не будет использована во вред; наличие установления близкой и оптимальной психологической дистанции.

Для человека, которому я говорю, что «верю в тебя», мое обращение не может остаться чисто внешним, не касающимся его бытийно. Он вместе со мной приглашается войти в состояние взаимного доверия, разделить мою веру в него и почувствовать ее воздействие на себе. Когда мы говорим «я верю в него», то вольно или невольно отодвигаем от себя предмет нашей веры, абстрагируемся от него и поэтому не ждем от него личного ответа. Но обращение «я верю в тебя» иного характера и затрагивает нечто такое, что находится между нами и может быть обоюдно воспринято и подтверждено.
Завершинский Г. //По материалам Интернета. Доверие или убеждение?

Доверие друг к другу, понимание друг друга и принятие друг друга такими, какие партнеры по общению есть, приводят к их самораскрытию (С. Джурард), поскольку каждый уверен, что такое раскрытие не приведет к потере привязанности другого. По мере самораскрытия партнеры все больше узнают друг друга. Общение приобретает интимный, исповедальный характер.

В психологической литературе доверительное общение рассматривается как одна из высших форм общения, поскольку в ходе его происходит обмен значимыми мыслями, чувствами, переживаниями, раскрываются глубинные, интимные стороны личности на основании уверенности в партнере как в добропорядочном человеке, который не использует доверенную ему информацию против доверяющего (А. А. Бодалев, 1995; Б. Ф. Поршнев, 1979; В. С. Сафонов, 1977; А. К. Секацкий, 1995). По результатам проведенного опроса В. С. Сафонов выделил следующие четыре типа информационных сообщений, которые, по ответам респондентов, при раскрытии требуют в силу своей значимости доверительного отношения к партнеру по общению:
1) о жизненном пути человека, «жизненной философии», об отношении к себе как к личности и т. д.;
2) о включенности личности в конкретную сферу общественно-производственной деятельности (содержание деятельности, отношение к ней, роль в конкретном производственном коллективе и т. д.);
3) о сфере семейных отношений;
4) о проведении досуга.
Симоненко С. И., 1999

Доверительное общение как феномен определяется, с одной стороны, значимостью, интимностью информации о себе, раскрываемой собеседнику, а с другой — доверием к партнеру (В. С. Сафонов, 1981). В. С. Сафонов рассматривает доверительность в общении как одно из важных условий эффективности общения и как один из важнейших и необходимых компонентов связи людей между собой. Доверительность при этом понимается как специфический способ социально-психологического обособления личностей в некоторую специализированную общность «мы», имеющий три специфические функции — обратной связи в процессе самопознания личности, «психологического облегчения», «психологического сближения».

В зарубежных исследованиях имеются два основных направления. Первое рассматривает доверительность как раскрытие действительного Я, включающее уязвимые, негативные стороны личности. При этом доверительным взаимоотношениям способствует преодоление естественного страха потерять уважение к себе; непреодоленные страхи блокируют доверительность и разрушают личность изнутри, что приводит к разрыву ее связей с окружающими. Исследователи второго направления рассматривают доверие как трансакцию, как взаимное реагирование на возникающие в общении «полезные приобретения» на основе их «ценностного взвешивания». Доверительность при этом является «продуктом ситуации» и специфики взаимоотношений, возникающих независимо от исходных личностных характеристик (мотивации, состояний и др.).

Доверие в процессе общения и взаимодействия между людьми представляет собой самостоятельную социальную ценность, способствует раскрытию ряда положительных эмоций. При общении с людьми, которым доверяют, люди испытывают открытость и доброжелательность (58,8%), эмоциональный комфорт (55,3%), имеют возможность быть самими собой (48,2%), испытывают чувство безопасности (34,1%), стремятся продлить общение, взаимодействие (28,2%).
При общении с людьми, которым не доверяют, люди вынуждены контролировать ситуацию, поведение свое и партнера (63,8%), стремятся выйти из общения и взаимодействия (38,3%), испытывают необходимость играть нужную роль (33,3%), дискомфорт и быстрое утомление (26,2%).
Плесовских С. Н., 2004

Поскольку вступление в доверительное общение требует преодоления некоего психологического барьера (в связи с тем, что «раскрытие» себя связано с определенным риском), для начала доверительного общения необходимы некоторые специфические условия:
• настоятельная потребность «выговориться»; в этом случае пусковым фактором для возникновения доверительного общения может стать первый же «попавшийся под руку» человек (например, случайный попутчик), который воспринимается как способный выслушать, понять, сопереживать;
• поведение собеседника, которое располагает к такому общению (его открытость, проявление внимания, доброжелательности, искренней заинтересованности, просто согласие выслушать), общее впечатление о нем, прошлый опыт общения с ним.

З. Рубин (1973) из Мичиганского университета (США) в результате исследований счастливых и несчастливых в любви пар выявил, что одним из основных компонентов половой любви является интимность (доверие).

Интимность — близкие, доверительные отношения с человеком, когда каждый в паре делится с другим своими переживаниями, мыслями, идеями не только без опасения, но и с уверенностью быть понятым и поддержанным.

Межличностные отношения, особенно близкие, характеризуются определенной степенью зависимости. Отношения с адекватной (зрелой) зависимостью, дисфункциональной гипертрофированной зависимостью и отстраненностью (контрзависимостью) нами рассматриваются с точки зрения проявления в них доверия и психологической близости.
По критерию надежности, т. е. доверию к себе и другим, привязанности делятся на надежные и ненадежные. В свою очередь, среди ненадежных типов привязанности по критерию стремления к близости и ее приемлемости выделяют гипервовлеченную (зависимую), боязливую и отстраненную привязанность. Люди с зависимым типом привязанности стремятся к близости и приемлют ее проявления, люди с боязливым типом стремятся к близости и в то же время опасаются ее проявления, а люди с отстраненным типом соответственно не стремятся к близости и отвергают ее.
Основной целью нашего исследования было установить степень психологической близости и доверия в отношениях людей с разным типом привязанности. В качестве гипотез были выдвинуты следующие предположения: 1) у людей с зависимым типом привязанности стремление к эмоциональной близости и доверию в значимых отношениях вступает в конфликт с неспособностью к истинной близости и 2) отстраненная привязанность представляет собой гиперкомпен-сированную форму зависимости (контрзависимость).
Среди всех типов только надежный (сбалансированный по показателям зависимости и дистанцированности) характеризуется социальной смелостью, доверчивостью, альтруизмом, экспрессивностью, непосредственностью, а также стабильностью, удовлетворенностью и близостью в отношениях.
Казанцева Т. В., 2008

Изучены факторы, оказывающие влияние на возникновение доверительных отношений. И. В. Антоненко (2006) выделяет субъектные (установки, знания, предположения и т. д.), объектные (характер объекта общения и т. д.), средовые (уровень доверия в обществе, социальная стабильность и т. д.), ситуационные (например, присутствие на переговорах третьего лица) факторы. В. С. Сафонов (1981) делит факторы, препятствующие возникновению доверия (барьеры доверия), на субъективные (например, отсутствие опыта общения в конкретной ситуации) и ситуативные (например, недостаток времени на принятие решения: доверять или не доверять).

Другой источник доверия — чувство симпатии, которую чаще всего мы испытываем к людям того же класса, что и мы, или к значимым другим (В. П. Зинченко, 2001). Одним из способов возникновения доверия можно считать установление раппорта между объектом и субъектом диалога. Механизмом такого раппорта, который описывают Р. Бендлер и Д. Гриндер (1995), может быть разделение ценностей собеседника.

Барьер недоверия возникает вследствие неискренности одного или обоих партнеров по общению. Заметив малейшие проявления неискренности чувств, собеседник логично делает вывод, что его хотят обмануть. Доверие к словам собеседника исчезает, а процесс общения принимает формальный характер, становится игрой или вовсе прекращается.

А. Б. Купрейченко, С. П. Табхарова (2009) пишут, что функции, которые несут доверие и недоверие в регуляции делового поведения, не позволяют однозначно утверждать, что в отношениях доверия респонденты будут демонстрировать высокий уровень соблюдения нравственных норм, а в отношениях недоверия — низкий. То есть нельзя говорить о прямом влиянии доверия/недоверия на нравственность делового поведения. Кроме того, возможно и обратное влияние, когда отношение к соблюдению нравственных норм способствует укреплению доверия, преодолению недоверия или же злоупотреблению оказанным доверием и т. д. Так, например, проявляя в ситуации воспринимаемого недоверия высокую ответственность, терпимость и справедливость, человек рассчитывает на преодоление недоверия и завоевание доверия. Низкий же уровень ответственности, правдивости и справедливости при воспринимаемом доверии может говорить о злоупотреблении оказанным доверием и легкомысленном, недальновидном или циничном отношении к перспективам взаимодействия с данным партнером. Укрепление и поддержание доверия будут иметь место при высоком уровне соблюдения нравственных норм в ситуации доверия, как собственного, так и воспринимаемого. Человек, соблюдающий нравственные нормы, рассчитывает на взаимность в отношениях. Здесь действует золотое правило нравственности: поступай с другим так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой.

В ходе эмпирического исследования А. Б. Купрейченко и С. П. Табхаровой установлена связь доверия и недоверия с отношением к соблюдению нравственных норм делового поведения. Анализ взаимосвязей позволяет выделить следующие функции отношения к соблюдению нравственных норм делового поведения в отношениях доверия и недоверия: поддержание доверия, завоевание доверия, преодоление недоверия, защита от прогнозируемых субъектом негативных последствий взаимодействия, эксплуатация доверия и злоупотребление им и др. Выявлены различия в уровне отношения к соблюдению нравственных норм делового поведения при четырех векторах доверия и недоверия (собственное или воспринимаемое). При этом отношение к соблюдению нравственных норм больше дифференцируется в зависимости от вектора доверия, чем от вектора недоверия.

А. Б. Купрейченко отмечает, что на сегодняшний день неясно, что в большей степени определяет поступки личности — уровень собственного доверия/недоверия другому человеку или же уровень воспринимаемого доверия/недоверия со стороны партнера. Это направление исследований, включающее анализ таких специфических форм, как Я-доверие и Мне-доверие, Я-недоверие и Мне-недоверие, и их влияние на отношения между партнерами на сегодняшний день является одним из наиболее перспективных.

А. А. Черновой (2006) показано, что доверительные отношения подростков, взрослеющих в разных социальных условиях, различаются. Автором изучались три группы подростков. Первая группа — воспитывающиеся в полной семье; вторая группа — наличие отца и матери, но воспитывающиеся в детском доме начиная с раннего подросткового возраста; третья группа — подростки, воспитывающиеся в условиях детского дома с раннего возраста.

А. А. Черновой выделено пять эмпирических моделей доверительных отношений (табл. 6.1): дезадаптивная, неконгруэнтная, псевдоадаптивная, конгруэнтная и неадекватная. Дезадаптивная модель доверительных отношений характеризуется низкими значениями по шкале доверия к себе и шкале доверия к другим. Процент соотношения респондентов с данной моделью больше у подростков из группы без семьи. Конгруэнтная модель доверительных отношений, при которой наблюдается оптимальная мера соотношения уровня доверия к себе и доверия к другим, преобладает у подростков из семьи. При неконгруэнтной модели доверительных отношений с элементами конфронтации доверие к себе превосходит доверие к другим. Данная модель присутствует у подростков из семьи и вне семьи. Особенностью псевдоадаптивной модели доверительных отношений является то, что доверие к себе уступает доверию к другим. Данная модель в большей мере выражена у подростков без семьи. Неадекватная модель доверительных отношений выделена на основании завышенных показателей по шкалам доверие к себе и доверия к другим. Наблюдается в большей степени среди подростков, воспитывающихся вне семьи, а также характерна и для подростков без семьи.

Таблица 6.1. Соотношение респондентов с разными моделями доверительных отношений в разных социальных условиях, процент случаев
Тип модели В семье Вне семье Без семье
Неконгруэнтная модель 7,5 7,7 -
Конгруэнтная модель 66,2 42,5 41,6
Псевдоадаптивная модель 21,3 23,0 33,3
Дезадаптивная модель 1,7 7,7 8,4
Неадекватная модель 5,0 19,1 16,7

С пятью моделями доверительных отношений соотносятся пять типов взросления: отчужденный (внутренне-напряженный), защитный, конформный, самодостаточный, противоречивый.

Источник: 
Ильин Е. П., Психология доверия. — СПб.: Питер, 2013. — 288 с.: ил.