Миром правят деньги! Или все же нет?

Аватар пользователя Гость
Гость (Анонимно)
4 Мар. 2016 г.

Конечно, мы не всегда можем положиться на личную цель при формулировке нашего задания, чтобы убедить людей выполнить его. Некоторые занятия сами по себе или невероятно скучны, или неприятны — или и то и другое сразу. Скажем, вам нужно разослать информационные письма нескольким тысячам потенциальных клиентов. Я сомневаюсь, что запечатывание конвертов и наклеивание на них марок хоть кому-то из ваших друзей покажется крайне интересным занятием. Или, к примеру, вам поручили прочистить сточные трубы — удачи в поисках того, кто сделает это бесплатно!

В реальном мире нам обычно приходится платить людям за то, чтобы они сделали для нас что-то. И многие работодатели помимо ежемесячной зарплаты выплачивают денежные премии, надбавки или бонусы. Но можно ли получить за большие деньги большую производительность?

Себастьян Кубе, профессор экономики в Боннском университете в Германии, является представителем нового поколения экономистов, которые больше заинтересованы в поведении реальных людей в реальных ситуациях, чем в нахождении взаимосвязи между инфляцией, безработицей и международной торговлей. В мае 2007 года у Кубе появилась уникальная возможность изучить влияние различных методов стимулирования на производительность труда. Библиотека его университета искала добровольцев среди студентов для каталогизации своих собраний. Студентам предложили довольно щедрую оплату в размере 12 евро в час за то, чтобы в течение трех часов они вводили на компьютерах информацию по книгам в базу университета. Кубе уговорил библиотекарей позволить ему провести эксперимент на студентах добровольцах. Без их ведома всех молодых людей он разделил на три группы. Первая была контрольной группой, и каждому студенту, попавшую в нее, платили обещанные 12 евро в час за внесение в базу имени авторов, названия издания, название издательства, его выпустившего, года издания и ISBN. Второй группе еще до начала работы сообщили, что они получат бонус в размере 7 евро — что равно 20% от обещанной общей суммы — просто за то, что согласились помочь библиотеке. Третьей группе сообщили, что помимо оплаты за свой труд они получат термосы (в подарочной упаковке) стоимостью 7 евро, — и вновь просто за то, что они согласились помочь библиотеке.

Кубе и его коллеги располагали точными данными о том, сколько информации о книгах было введено в базу студентами каждой группы. Каков же был итог их «махинаций»?

Вторая группа, работала ничуть не усерднее той, которая зарабатывала базовые 12 евро в час. Большие деньги не привели к большей производительности. Такой вывод наверняка станет ударом для многих экономистов, которые считают, что люди рационально реагируют на меры поощрения.

Однако группа, которой в качестве бонуса подарили термосы, действительно работала упорнее. В среднем они ввели на 30% больше (!) информации о книгах в базу данных. Похоже, что подарок на сумму 7 евро подтолкнул студентов работать усерднее, чем та же сумма, выданная наличными.

Выискивая недостатки в собственном эксперименте, Кубе задумался: возможно, группа, которой подарили термосы, просто переоценила их стоимость? Поэтому он привлек четвертую группу студентов все для той же трехчасовой работы. И вновь их наняли за 12 евро в час, но в качестве благодарности за помощь подарили еще и термосы. Однако в этот раз студентам не назвали их точную стоимость.

Измеряя их производительность, Кубе и его коллеги обнаружили, что студенты все равно работали так же усердно, как и группа студентов, которых проинформировали о точной цене термоса. Подарок был одинаково эффективен вне зависимости о того, была ли озвучена его стоимость или нет.

Если бы вас попросили выбрать между денежной премией и термосом в качестве вознаграждения за ваш усердный труд, чтобы бы вы предпочли? Когда Кубе опросил отдельную группу студентов, что бы предпочли они, 159 из 172 (92,4%) сказали, что однозначно бы выбрали наличные. В конце концов, у некоторых из опрошенных уже мог иметься термос, а кому-то он был просто не нужен. Суть не меняется: наличные — более универсальный «подарок». На них мы всегда можем купить то, что нам нравится.

Тем не менее один из парадоксов нашего поведения заключается в том, что мы работаем усерднее за подарки, а не за деньги. Кубе и его коллеги предположили, что люди могут воспринимать подарки в качестве проявления доброты, причем считают тех, кто подарил им подарок, добрее того, кто дал им денег.

Мы точно не знаем, почему подарки обеспечивают большую производительность, чем деньги. Однако подарки «работают» лучше, и это стоит учитывать. Суть в том, что если мы регулярно платим людям зарплату, денежная премия вряд ли заставит их работать усерднее и прилежнее. А вот подарок может.

Темы: