Предпринимательство как экономическая категория

Первые теоретические попытки осмысления феномена предпринимательства относятся к XVII в. Английский экономист Р. Кантильон считается первым теоретиком, давшим систематическое описание этого феномена и введшим в научный оборот термин «предприниматель».

Под предпринимателем Кантильон подразумевал человека, который за определенную цену покупает средства производства, чтобы произвести определенную продукцию и продать ее в целях получения доходов, и который, принимая на себя обязательство по издержкам, не знает, по каким ценам может осуществиться реализация. Таким образом, предпринимательство понималось им как производственно-хозяйственная деятельность особого рода, включающая в себя элементы риска.

Ж.-Б. Сэй сделал следующий шаг в области анализа предпринимательства. Обладая личным опытом в сфере бизнеса, он считал, что предприниматель — центральная фигура в процессе производства и распределения благ, а предпринимательство — деятельность по организации людей в рамках производственной единицы.

А. Смит считал предпринимательскую деятельность в рамках рыночных отношений «естественной», т. е. самоинициирующейся и самоподдерживающейся: при наличии капитала, труда и сырьевых ресурсов она возникает спонтанно. Как многие другие теоретики периода первоначального накопления капитала, он отождествлял собственников (капиталистов) и предпринимателей, что соответствовало реалиям рассматриваемого временного периода: исторически собственник-менеджер был преобладающим типом предпринимателя.

В отечественной литературе встречаются различные определения предпринимательства.

В соответствии с толковым словарем В. Даля предпринимательство есть исполнение какого-либо нового дела, совершение чего-либо значительного (Даль, 1955). В специальных (в частности, в экономических) исследованиях применяется другое определение: предпринимательство — это деятельность, тем или иным путем связанная с получением прибыли, дохода. И в этом плане понятие предпринимательства смыкается с понятием бизнеса — ведения какого-либо дела, приносящего доход (Стратегии.., 1998). Однако современные интерпретации обсуждаемого термина допускают также и более широкую его трактовку, объединяющую оба приведенных определения.

Следует уточнить, что понятие предпринимательства несет несколько иную смысловую нагрузку, нежели часто употребляемое понятие бизнеса. В общественном сознании понятие предпринимательства часто связывается с реализацией некоторой масштабной и новой идеи, которая может принести доход как в краткосрочной, так и в отдаленной перспективе, однако с определенной вероятностью может и не оправдать возлагаемых ожиданий.

При этом особый слой предприимчивых людей берет на себя риски, связанные с принимаемыми нестандартными решениями. Если бизнес в целом допускает значительную долю рутинной деятельности, осуществляемой по некоторым заданным правилам, то экономические новации и пионерские стратегические решения являются необходимыми условиями предпринимательства, выражением его «духа». Так как и размер вознаграждения за предпринимательскую деятельность, и время его получения существенно зависят от фактора неопределенности, в общественном мнении предприниматели часто отождествляются с «подвижниками» и «первопроходцами».

Типичными примерами предпринимательства являются освоение западных территорий американскими колонистами, «золотая лихорадка», вызванная открытием новых месторождений золота, и т. д. Однако подлинных предпринимателей от авантюристов всегда отличал большой прагматизм и точный расчет возможных собственных выгод и затрат.

Тем не менее следует признать, что границы между понятиями бизнеса и предпринимательства достаточно условны, размыты, особенно в том случае, если речь идет о высокорисковых видах бизнеса.

Резюмируя вышеизложенное, можно считать, что предпринимательство в широком смысле отождествляется с любым бизнесом, в узком смысле — с высокорисковыми видами бизнеса, связанными с реализацией значимой и, как правило, новой идеи.

Классическая модель предпринимательства имеет две модификации в зависимости от способов достижения поставленных целей: рутинно-прагматическую — на основе использования трудноосваиваемых производственных ресурсов и потребительскую — на основе более полного, точного и адресного удовлетворения спроса потребителя.

Отличительная особенность этой модели состоит в максимизации прибыли и получении наибольшей отдачи от имеющихся в распоряжении ресурсов на базе уже сложившихся технологий.

Вторая модель предпринимательства ориентируется на поиск более эффективных технологий переработки ресурсов и экономических методов ведения хозяйства и приводит к максимизации прибыли, как правило, лишь в некотором отдаленном будущем. Используя как собственные, так и внешние ресурсы и формируя новые стратегии экономического развития, предприниматель берет на себя инновационные риски, связанные с новаторской деятельностью.

В соответствии с этими моделями различают и типы предпринимательских решений.

Инновационная модель предпринимательского поведения наиболее актуальна для большинства стран развитой экономики. Однако реализация ее требует, как правило, участия государства. Научно-технический прогресс, повышение требований к надежности, качеству и другим параметрам продукции заставляют многие предприятия осуществлять «мозговые атаки» для поиска принципиально новых технико-экономических решений. Особенно велика роль инновационной модели предпринимательства в наукоемких отраслях, где небольшие компании при поддержке государства разрабатывают и внедряют принципиально новые, рискованные в коммерческом отношении научно-технические проекты, в которые крупные корпорации, как правило, избегают вкладывать средства.

В периоды общественных преобразований и экономических реформ роль инновационной модели предпринимательского поведения становится особенно значимой. В сфере предпринимательской деятельности высокую важность приобретают нестандартные стратегические решения, позволяющие согласовать противоречивые экономические интересы хозяйственных субъектов, инициировать действие неработающих экономических механизмов, обеспечить «взаимность ожиданий» всех функционирующих элементов общественной системы.

Именно в эти периоды открывается широкий простор для творческого подхода в управленческой деятельности, новаторских методов ведения хозяйства и даже для экономического эксперимента. Что касается технологических и технико-экономических инноваций, то именно они зачастую оказываются той опорой, на основе которой удается повысить эффективность деятельности предприятий и осуществить подъем экономики, застрявшей в стадии «хронических» преобразований.

С точки зрения вышеприведенных моделей предпринимательства сложившаяся в России экономическая ситуация была исключительно неблагоприятна для реализации инновационной модели. Наука, научное обслуживание, а также информационная (консалтинговая) деятельность, являющиеся базой для этой модели, не только не занимали доминирующего положения в общественной жизни страны, но и долгое время находились в упадке.

В связи с этим в условиях российских реформ инновационную модель предпринимательства можно считать скорее вынужденной, чем необходимой формой экономического поведения предприятия, выживающего в ситуации жесткого трансформационного шока. Такие качества, как изобретательность, смекалка, а в ряде случаев и изворотливость, оказались непременными атрибутами большинства процедур принятия стратегических решений в сфере микроэкономических процессов. Преобладающим в этой сфере, определяющей успешное экономическое развитие предприятий, становится инновационный тип предпринимательских решений. В то же время инновационная деятельность в традиционном ее понимании как деятельность в технико-экономической области, связанная с разработкой и внедрением достижений НТП, находится в фазе стагнации ввиду отсутствия средств на ее осуществление. До последнего времени здесь реализовывались главным образом малозатратные технические решения, соответствующие известной русской пословице «Голь на выдумки хитра». Однако уже сейчас в общественном сознании формируется понимание недопустимости создавшегося положения и необходимости поиска путей выхода из него. Один из вариантов решения этой проблемы — развитие венчурного капитала.

Другой тип предпринимательских решений — рутинно-прагматический — широко используется при внедрении и развитии отсутствующих в условиях российских экономических реформ современных методов ведения рыночного хозяйства (культуры и этики бизнеса, подготовки кадрового состава и т. п.) и тем самым способствует как совершенствованию институциональной структуры промышленности, так и созданию необходимой предпринимательской инфраструктуры.

Центральной фигурой, способной обеспечить динамичное и эффективное развитие предприятия, является собственно предприниматель. Именно предприниматель (какое бы место в ряду участников процесса формирования и реализации предпринимательских решений — директора, менеджера, собственника предприятия и т. д.— он ни занимал) в своей деятельности способен эффективно выполнять комплексные функции:
> осуществлять выбор адекватной модели предпринимательского поведения;
> реализовать в рамках этой модели намеченное стратегическое решение;
> проводить долговременную экономическую политику предприятия.

Что же представляет собой предприниматель? Можно сказать, что это фигура сложная и противоречивая, а российский предприниматель — в особенности. Социально-экономическое положение российского предпринимателя основывается на двух «китах»: он должен быть одновременно и собственником, и главой (директором) предприятия, так как именно такое сочетание полномочий обеспечивает эффективное выполнение перечисленных выше функций предпринимательской деятельности. Немаловажную роль играют при этом и личные качества: лидерство, недюжинные организаторские способности, умение уравновешивать авантюрные замыслы точным расчетом, профессионализм, готовность к разумным жертвам во имя достижения цели, искусство согласования собственных прагматических интересов с общественными, мобильность и динамичная адаптация к рыночной конъюнктуре и т. д.

Указанные качества не являются атрибутивными для определения сущности данного субъекта рынка; как правило, они проявляются и укрепляются еще в процессе движения по карьерной лестнице, и в результате отбора на вершину попадают только лучшие.

Однако такой комбинированный статус российского предпринимателя обусловливает не только мощь этой фигуры (необходимую для того, чтобы «пробить» реализацию стратегий в жестких условиях первоначального накопления капитала), но и ее внутреннюю противоречивость.

Здесь напрашиваются два сравнения (читатель может выбрать наиболее понравившееся ему). Российского предпринимателя можно сравнить с кентавром: как известно, это создание, сотворенное богами для свершения подвигов и объединившее в себе силу и ум двух различных существ, всю жизнь страдало от дисгармонии своего бытия. Второй вариант — двуликий Янус, раздираемый в противоположные стороны двумя различными ролевыми установками (директора и собственника).

Истоки дисгармонии коренятся в различии и даже разнонаправленное™ экономических интересов собственника и директора предприятия. Это обусловлено разными источниками, механизмами и размерами получаемых ими доходов. Например, интересы директора зачастую состоят в минимизации усилий по управлению предприятием и стремлении получить максимальный эффект в краткосрочной перспективе, в пренебрежении долгосрочными целями развития, проведении недальновидной социальной и кадровой политики и т. п.

В свою очередь, собственник (хозяин, стратегический инвестор) в принципе заинтересован не столько в извлечении текущих прибылей, сколько в устойчивых темпах развития предприятия и его жизнеспособности, что может потребовать совсем иных стратегических решений.

Таким образом, двойственность природы предпринимателя, наличие в нем двух разнородных начал не только обусловливают повышенную нагрузку, связанную с выполнением необходимых функций по управлению, но и могут разрушать целостность стратегической линии развития фирмы в зависимости от того, какая из «ипостасей» окажется доминирующей в конкретной ситуации.

Противоречивость предпринимателя как экономического субъекта проявляется также в том, что его роль в обществе, как показывает анализ экономических реалий, неоднозначна. С одной стороны, предприниматель действует в интересах общества в целом, способствуя насыщению рынка продуктами производства и созданию рабочих мест, что в конечном счете обусловливает развитие и подъем реального сектора; с другой — он может действовать исходя из собственных экономических интересов, противоречащих народно-хозяйственным или корпоративным целям, что побуждает его использовать различные схемы ухода от налогов, проводить трансферты капитала за границу, осуществлять операции в области, граничащей с «теневым» бизнесом, и т. д.

Дополняя «социально-экономический портрет» российского предпринимателя, следует остановиться на наиболее распространенных его типах, сформировавшихся в условиях становления рыночных отношений.

Поворотные моменты истории всегда предполагают смену ролевых установок в общественном сознании и вызывают к жизни новые типы социально-экономических взаимодействий субъектов. Российский опыт экономических реформ существенно обогатил и модифицировал палитру классических образцов предпринимателей, функционирующих в условиях стабильной рыночной экономики (Стратегии.., 1998). К «специалистам по политическим рискам» (ориентированным на отслеживание политических событий, влияющих на деятельность организации), «проницательным преобразователям» (обладающим способностью предвидеть будущие события и адаптировать к ним деятельность предприятия), «стратегам решающего поворота» (обеспечивающим выживание предприятий на предбанкротной стадии), «антикризисным лидерам» (прокладывающим, подобно лоцманам, траекторию движения предприятия между «рифами» кризисов) добавились новые типы.

«Олигархи» — узкий слой наиболее богатых предпринимателей, связанных с самыми прибыльными сферами бизнеса, часто — с экспортно ориентированными отраслями, что облегчает им трансферты собственных капиталов за рубеж. Особенность их предпринимательской стратегии состоит в тесной связи с политическими кругами и лоббированием своих интересов в самых высоких эшелонах государственной власти; это позволяет «олигархам» существенно снизить предпринимательские риски и сформировать наиболее благоприятную конъюнктуру для своей деятельности.

Являясь по источнику своих доходов в значительной степени классом рантье, предприниматели этого типа имеют возможность организации своей работы дискретным образом: стратегические решения принимаются не часто, но крупномасштабно и с максимальной степенью надежности. «Олигархи» наиболее выпукло отражают идеологию «экономики физических лиц». Поскольку они являются собственниками и руководителями крупных компаний (иногда — через круг родственных связей и доверенных лиц), реализация принятых ими решений существенно влияет на общую конъюнктуру и ход экономических процессов.

«Серые кардиналы» — предприниматели, осуществляющие свою деятельность вне поля зрения общественности и СМИ, часто «за спинами» олигархов. Особенность представителей этой группы состоит в конспиративном характере действий; передаче части функций по работе с партнерами узкому кругу доверенных лиц; хорошей информированности; гибкости, позволяющей увязывать свои интересы с интересами «олигархов» и следовать в фарватере их стратегий, а при необходимости — оказывать влияние на процедуры принятия решений по собственной системе каналов. Оценить капиталы и даже численность «серых кардиналов» довольно затруднительно: это тот самый случай, когда «страна не знает своих героев». По сути — это «олигархи» инкогнито.

«Генералы» — генеральные директора крупных компаний. Как правило, обладают либо контрольным пакетом акций, либо такой их долей, которая позволяет им быть хозяевами в процедурах принятия решений. Пользуются авторитетом, базирующимся на большом опыте практической работы в конкретной отрасли, сочетающимся с профессионализмом и знаниями в узкой области отраслевой экономики. Вырастают из отраслевых управленческих структур.

Зачастую это хорошо адаптированная управленческая номенклатура дореформенного периода, принявшая новые «правила игры». При принятии решений опираются на здравый смысл и опыт работы. В меру консервативны и не склонны к инновационной модели предпринимательского поведения. При выборе стратегии деятельности нередко успешно сочетают стремление к личному обогащению с корпоративными интересами, что позволяет им достаточно долго сохранять контроль над предприятием.

«Новые русские» — тип предпринимателей, возникший на волне первого этапа реформ и благодаря особому колориту вошедший в фольклор. Это энергичные, «без комплексов» деловые люди молодого или среднего возраста, компенсирующие недостаток знаний и образования практической смекалкой и напором. При выборе стратегии поведения преобладают цели личного обогащения. При принятии решений обычно руководствуются сиюминутными интересами. Их предпринимательская деятельность характеризуется, как правило, весьма низкой нормой производственного накопления: значительная часть их доходов уходит на то, чтобы жить «на широкую ногу» в соответствии с традициями русского купечества.

Чаще всего представители этого типа встречаются в сферах, не требующих специализированных знаний, — коммерции, силовых структурах, индустрии развлечений. Близки к криминальной сфере и «теневой экономике». Как деловые партнеры ненадежны и склонны к интригам. Конфликтные ситуации решают обычно силовыми методами. Соблюдают внешнюю атрибутику: определенный тип иномарки, марка одежды, виды досуга. Условия проживания соответствуют уровню, занимаемому каждым из них в сложившейся иерархии отношений. Данный тип предпринимателей постепенно вытесняется из социально-экономических отношений: его представители либо исчезают (по причине банкротства, становясь жертвами «разборок», попадая в сферу действия судебных органов), либо трансформируются в другие типы.

«Игроки» — особый вид предпринимателей, склонных к авантюрам и рискам. Типичные их представители — организаторы «пирамид» («МММ», «Чара», «Тибет», «Властелина» и др.), активные участники рынков ценных бумаг и валютных операций и т. д. Особенность их стратегии — ставка либо на незрелый менталитет представителей определенного слоя общества, стремящихся к быстрому и нетрудовому обогащению (отображенных в образе Лени Голубко-ва), либо на нестабильность молодых финансовых рынков. Спекулятивная деятельность этих предпринимателей в значительной степени была обусловлена несовершенством законодательства в начальной фазе реформ и повлекла за собой отток средств от нужд реального сектора.

«Новая генерация» — как правило, представители среднего класса, молодые и квалифицированные кадры, получившие хорошее образование и знания в области менеджмента, зачастую обучавшиеся за границей, обладающие энергией, честолюбием, амбициями и желающие сделать карьеру в бизнесе. Являются прямыми конкурентами «генералов» и «новых русских»; склонны к реализации инновационной модели предпринимательского поведения; часто работают в сфере малого бизнеса, имея собственное дело, или менеджерами крупных компаний с перспективами дальнейшего роста.

Проведенный анализ свидетельствует о том, что слой занятого населения, который в соответствии с данными нами определениями следует отнести к предпринимателям, не столь уж велик. Чаще всего предприниматели встречаются в малом бизнесе. Именно здесь раскрываются такие качества, как предприимчивость, мобильность, склонность к нестандартным решениям, и, более того, появляется возможность реального воплощения собственных идей, так как лицо, формирующее решение, является хозяином положения и несет прямую экономическую ответственность за последствия своих действий.

В этом плане малая фирма выступает как мобильная хозяйственная структура, экономический потенциал которой основывается на органическом соединении интеллектуальной и финансовой собственности и зависит не столько от количественных параметров (числа занятых, объема производственных мощностей и т. д.), сколько от адаптационных характеристик, от способности работать в условиях жесткой конкуренции. Для российских условий, как показал опыт последних лет,— это условия «полудикого рынка» переходного периода. Здесь не приходится рассчитывать на помощь вышестоящего ведомства, федеральные субсидии, льготные кредиты банков. Разорился, реорганизовался, начал дело заново — вот базовый принцип малого бизнеса. Его основу составляют кадры, успешно адаптирующиеся к экономической обстановке, способные находить «незанятые ниши» с более высокой нормой прибыли и умеющие наладить работу фирмы в любом направлении.

Что касается крупных предприятий, то масштабы управленческой деятельности там существенно крупнее, а возможности совмещения функций директора и собственника проблематичнее. Фигура предпринимателя, представляющая собой единство двух «ипостасей», встречается в крупных корпорациях значительно реже. Эти хозяйственные образования более инерционны, имеют, как правило, в большей степени коллегиальный (корпоративный) тип управления. Для принятия решения в этой ситуации требуется не только время, но и определяемое уставом необходимое количество голосов (решение совета директоров, общего акционерного собрания и т. д.). «Пробить» собственную идею в этих условиях довольно сложно: надо обладать либо контрольным пакетом акций, либо иметь мощное лобби в директорате компании.

Таким образом, инновационная модель предпринимательского поведения зачастую оказывается неприменимой на крупном предприятии. Инновационные решения реализуются здесь другим классом функционеров, которых правильнее называть не предпринимателями, а бизнесменами. Изложенная позиция в значительной степени является дискуссионной, однако имеет право на существование.

Источник: 
Экономика предприятия: учебник / В.И. Титов. — М. : Эксмо, 2008