Признаки иска

Иск характеризуется особыми признаками, чертами, называемыми в процессуальной теории также элементами иска.

Бесспорным в теории признается наличие двух элементов иска: предмета и основания. До сих пор ведутся многочисленные дискуссии по поводу того, что понимать под каждым из этих элементов. Кроме того, к предмету и основанию относят дополнительные элементы: содержание, стороны (субъекты спора), способ защиты и т. д., небезосновательно утверждая, что тождество исков определяется не только по их предмету и основанию.

Один из признаваемых всеми процессуалистами элемент иска — основание. Большинство ученых определяют основание иска как юридические факты, из которых истец выводит или на которых основывает свои исковые требования. Спорные моменты в определении основания иска появились в конце XIX в., когда Сенат давал противоречивые разъяснения по поводу того, что следует понимать под основанием иска. Решением Сената № 1 от 1888 г., основанным на теоретических разработках К. Н. Анненкова и В. М. Гордона, было установлено, что под основанием иска следует понимать «то юридическое отношение, из коего иск вытекает; но не факты, нарушившие право истца». В другом разъяснении Сенат дает такое широкое толкование термина «основание иска», что помимо «законных отношений» включает в него доказательства существования отыскиваемых прав, обязательства, в которых выразилось нарушение этого права, различные акты. В позднейших разъяснениях это положение было уточнено В. М. Гордоном, который считал, что доказательства исковых требований не являются основанием иска, так же как и правонарушение не может быть основанием иска. Здесь же автор различал основание в смысле материального права (то правоотношение, из которого вытекает иск) и основание в процессуальном смысле (совокупность обстоятельств, оправдывающих по закону исковые требова-ния).

Теоретики гражданского процессуального права уже в начале XIX в. пытались классифицировать факты (или права, отношения), лежащие в основании иска, в определенные самостоятельные группы. Так, А. X. Гольмстен разделял основания иска на активное и пассивное, в активное основание он включает правопроизводящие и правоизменяющие факты, а в пассивное основание — «факты правонарушительные» (в исках с исполнительной силой) и «действия ответчика, которые, не будучи правонарушением, так или иначе колеблют правовое положение истца» (в исках без исполнительной силы, о признании)2. В. М. Гордон различал фактическое основание иска, позволяющее судить о правомерности требований истца, и юридическое основание, т. е. нормы права, оправдывающие действие истца, а также основание в смысле материальном и процессуальном. Е. В. Васьковский определял ближайшее основание (в него входят субъективные права) и отдаленное основание (основание в процессуальном смысле, куда входят правопроизводящие факты).

Впоследствии все эти классификации нашли отражение в современном правоведении, за исключением той, которая была предложена Е. В. Васьковским.

Особенно много споров возникает по поводу деления основания иска на фактическое и правовое, предложенного B. М. Гордоном.

Большинство процессуалистов справедливо считают, что законодатель не требует от истца указания в исковом заявлении на норму права, регулирующую спорное правоотношение. Из этого зачастую делается вывод о том, что правовое основание иска выделять не следует, но такая позиция не совсем оправданна. Правовое основание иска учитывается не только при разбирательстве дела и вынесении решения, но и при принятии искового заявления, подготовке дела к слушанию, выборе направления исследования дела и т. д.

Отсутствие в российском законодательстве требования об указании в исковом заявлении нормы права не может свидетельствовать о том, что такой нормы как правового основания иска не существует.

Суд, вынося решение, проверяет не только фактическую (соответствие выводов истца действительным обстоятельствам дела), но и юридическую обоснованность требований истца. Так, исковые требования лица могут быть фактически обоснованы, т. е. подтверждены допущенными в законе средствами доказывания, в судебном заседании может быть установлено существование в действительности обстоятельств, на которые ссылается истец, но норма права, регулирующая спорное правоотношение или порядок разрешения спора, не позволяет удовлетворить исковое требование.

В исковом заявлении могут быть указаны в качестве основания иска факты, не существующие в действительности, и не указаны факты, которые на самом деле имели место. Такое положение дел вовсе не означает, что основанием иска будет именно то, что указал истец. Факты, указанные истцом, будут предполагаемым основанием иска, зачастую отличным от того, которое существует в действительности и совпадает с основанием удовлетворения судом требования истца, в некоторой степени по той причине, что сам иск является средством защиты права, предполагаемого истцом нарушенным. Точно так же и правовое основание может быть определено истцом неверно (например, он может сослаться не на ту норму права, которая регулирует данное правоотношение), что не будет означать, что неверно указанная норма права и является правовым основанием иска. Неправильно указанное правовое основание иска может привести к ошибкам в применении судом материального права и впоследствии к неправильному разрешению дела. Поэтому суд не только основывает свое решение на доказательствах, предоставленных сторонами, но и оказывает сторонам в определенных случаях содействие в собирании доказательств, а также ставит на обсуждение обстоятельства, на которые стороны не ссылались (ст. 56 ГПК РФ). Материальное правоотношение воздействует на определение основания иска и в какой-то степени формирует его.

Термин «неосновательный иск» означает именно иск, основанный на фактических обстоятельствах, не являющихся юридическими фактами. Иными словами, иск, не основанный на фактах, с которыми закон связывает определенные правовые последствия, неоснователен (у него нет основания). При этом не имеют значения обстоятельства, не являющиеся юридическими фактами, указанные истцом в исковом заявлении, даже если он обосновывает ими свое требование. Это особенно важно при определении тождества исков по основанию.

Итак, основанием иска являются юридические факты и нормы права, в соответствии с которыми суд предполагает наличие у истца права на полное или частичное удовлетворение его требований.

Включение в основание иска норм права, регулирующих спорное правоотношение, особенно важно в связи с тем, что законодательная база РФ в настоящее время постоянно меняется, при этом в некоторых законах фактически оговаривается их распространение на правоотношения, возникшие до принятия этих законов. Следовательно, спор между теми же сторонами, по тому же предмету и основанный на тех же фактах в разное время может быть разрешен судом по-разному.

К правовому основанию иска следует отнести не только материальный закон, который предусматривает субъективное право или охраняемый законом интерес, но и процессуальный закон, на основании которого у истца существует право на судебную защиту именно в исковом порядке и который регулирует процесс осуществления этого права.

Следующий выделяемый всеми процессуалистами элемент иска — его предмет. Впервые термин «предмет иска» в российской официальной литературе появился в 1888 г. До этого времени вместо него употреблялись термины «объект требования», «объект иска», по которым и определялось тождество исков.

В учебниках А. X. Гольмстена, К. И. Малышева, Е. А. Не-федьева, В. М. Гордона конца XIX — начала XX в. понятие «предмет иска» не употребляется. Е. А. Нефедьев пользовался понятием «притязание» в двух различных смыслах: факта требования (для суда) и права требования (против ответчика), вытекающего из субъективного права. В. М. Гордон вел речь о «предмете подтверждения» или о «праве требования».

Предметом подтверждения в исках о присуждении В. М. Гордон называл положение истца, которому согласно нормам материального права соответствует обязанность противной стороны приступить к немедленному исполнению, а в исках о признании — «такие моменты в правовом положении сторон, которые служат причиной, способной создать право одной стороны требовать исполнения от другой».

Более четко определял предмет иска Е. В. Васьковский: он считал иском то, относительно чего истец домогается судебного решения2: в исполнительных исках — материально-правовое требование истца к ответчику, а в исках о признании и преобразовательных — юридические отношения. Эта точка зрения впоследствии была принята многими учеными-процессуалистами.

В настоящее время значение правильного определения предмета иска усилилось, так как у истца существует возможность его изменения. Однако и сегодня по поводу предмета иска в научной литературе ведутся такие же бурные споры, как и по вопросу о том, что называется самим иском.

В современном процессуальном праве предмет иска (любого или только о присуждении) определяется как материально-правовое требование истца к ответчику, вытекающее из спорного правоотношения, или требование к суду об удовлетворении материально-правового требования к ответчику.

Выделенный М. А. Гурвичем третий элемент иска — содер-жание3 — большинство авторов считают весьма спорным, хотя содержание как элемент иска, причем первый, основной, выделяли еще в дореволюционной процессуальной литературе. Им обозначали цель иска, т. е. действие суда, которого требует истец («что сделать?»), в отличие от предмета, который отвечал на вопрос «относительно чего сделать?». В настоящее время философское понимание термина «содержание» несколько иное — оно означает совокупность различных элементов и их взаимо- действий, определяющих основной тип, характер того или иного предмета, явления, процесса.

Г. Л. Осокина выделяет еще один элемент иска — стороны, — который, по ее мнению, имеет значение при определении тождества исков и раскрывает содержание иска с точки зрения того, кто и в чьих интересах ищет защиты, и того, кто отвечает по иску1. Но определять конкретный иск могут не только стороны. В процессе вправе участвовать третьи лица, могут быть и другие признаки, индивидуализирующие конкретный иск. В. К. Пучинский выделял как элемент иска и способ защиты.

Таким образом, к «целому» (иску) в процессуальной теории постоянно прибавляются все новые элементы.

Вместе с тем основным признаком любого иска является предполагаемое истцом существование спорного правоотношения между ним и ответчиком и вытекающего из этого правоотношения требования истца, сформулированного в исковом заявлении и уточненного судом в процессе судебного разбирательства. Именно эта черта имеет решающее значение при определении тождества дел.

Правоотношение включает как субъектов (лиц, участвующих в нем, — сторон, третьих лиц), так и объекты (совокупность действий, совершения или несовершения которых предоставляется право требовать управомоченной стороне), а также юридическую связь субъектов с объектом, т. е. сами права и обязанности субъектов, основания их возникновения.

Тождество правоотношений в исковом производстве должно определяться по их субъектам, участвующим в деле, объекту, основанию возникновения прав и обязанностей, а также самим правам и обязанностям его участников.

Указание на то, что для решения вопроса о тождестве необходимо иметь в виду лишь субъектов, участвующих в деле, сделано потому, что у других участников спорного правоотношения, не являющихся участвующими в конкретном деле лицами, не должно погашаться право на предъявление иска в тех случаях, когда судебным решением или другим действием или бездействием ущемляются их права.

Субъектный состав спорного правоотношения имеет значение и при решении вопроса о возбуждении судопроизводства по регрессным, встречным и повторным требованиям.

Можно прибавить к чертам, характеризующим конкретный иск, указание истца на форму испрашиваемой у суда защиты. Форма защиты определяется характером и степенью предполагаемого нарушения или оспаривания права истца, а также не в меньшей мере и волеизъявлением обратившегося за защитой, так как именно последнему предоставляется право требования (просьбы у суда) конкретного вида и формы защиты, предусмотренных нормами материального и процессуального права.

Так, организация, в отношении которой средством массовой информации распространены сведения, не соответствующие действительности и ущемляющие ее деловую репутацию, вправе выбрать один из нижеперечисленных способов защиты:
1) возмещение материального ущерба (обычно причиненного снижением размера прибыли вследствие уменьшения числа покупателей и партнеров);
2) возмещение морального вреда;
3) публикацию опровержения, извинения, ответа, собственной информации о работе организации и т. п.

В зависимости от выбранного способа защиты (средством защиты в каждом случае выступает иск) предмет доказывания будет совершенно различен. Так, при предъявлении иска о возмещении морального вреда следует доказать нравственные страдания, понесенные служащими и владельцами предприятия, а также степень вины правонарушителя, от которой согласно ст. 1101 ГК РФ зависит размер компенсации морального вреда. При предъявлении иска о возмещении материального ущерба степень вины средства массовой информации никакого отношения к рассматриваемому требованию не имеет, однако предмет доказывания расширяется за счет фактов, подтверждающих размер материального ущерба и причинную связь между ним и публикацией. При предъявлении искового требования о праве на ответ истцу необходимо подтвердить факт досудебного обращения в редакцию (тогда как при предъявлении требований о возмещении морального вреда или материального ущерба такого обращения не требуется).

При отказе от иска как средства защиты права на опровержение у заинтересованного лица сохраняется право на иск как средство защиты права на возмещение морального вреда и (или) материального ущерба, право на ответ.

Источник: 
ГПП России, Исаенкова, Демичев - 2009