Концепция причин преступности

Под концепцией следует понимать совокупность научно обоснованных взглядов на природу и причины явления, в данном случае преступности. О ее причинах стали задумываться давно, ее первые концепции возникли во второй половине XIX в. Концепция причин преступности продолжает активно разрабатываться и совершенствоваться на базе социологических, психологических и иных исследований. Но прежде разберемся в том, что такое причина и что такое условие вообще.

Причина - это явление, обладающее генетическими способностями, т.е. способностями порождать то, что называется следствием. Причина всегда предшествует следствию.

Условие - это явление, способствующее действию причины. При отсутствии условия причина может быть блокирована.

Полная причина - это совокупность причин и условий.

Наряду с названными терминами часто используют такие понятия, как криминогенный (антикриминогенный) фактор, обстоятельство, способствующее (препятствующее) преступности или совершению преступлений. Эти понятия менее определены, поскольку в них не отражается их криминологическая значимость, т.е. остается неизвестным, относятся ли они к числу условий или к числу причин. Между тем понимание их значимости очень важно и для теории, и для практики: от этого во многом зависит объем, масштабы и характер профилактических усилий.

В науковедении существуют два понятия, позволяющие судить о том, насколько глубоко изучаются явления, ставшие объектом научного познания. Это два уровня описания: феноменологический, т.е. описание феномена, явления, и нефеноменологический, т.е. выявление причин того или иного явления. Особенностью и достоинством криминологии является то, что эта наука пытается не только описать явление преступности, но и объяснить, почему совершаются преступления. Это второе направление научных усилий, включающее в себя поиск причин и отдельных видов преступности и преступного поведения, имеет исключительно важное практическое значение, поскольку, не зная причины совершения преступлений, причины преступности, с нею чрезвычайно сложно бороться.

Нефеноменологический уровень изучения преступности, предполагающий выявление причин совершения преступлений, самый сложный, и только криминология занимается изучением причин преступности. Никакая другая наука не делает этого, как и никакая другая наука не занимается изучением личности преступника, природы, причин и механизма преступного поведения.

Актуальна проблема соотношения причин преступности и причин индивидуального преступного поведения. Здесь нельзя ограничиваться утверждением, что они соотносятся друг с другом как общее и единичное, которое богаче и разнообразнее общего, поскольку обладает индивидуально неповторимыми чертами. Причины преступности включают в себя наиболее общие, типичные и часто встречающиеся факторы, порождающие преступное поведение. Иными словами, причины единичного представлены среди тех, которые обуславливают эти явления в целом. Но действует и обратная тенденция: то, что вызывает преступность, в той или иной мере действует и среди обстоятельств, детерминирующих конкретное преступление. Так, если в числе причин преступности большинство криминологов отмечают материально-экономическое не- благополучие людей, то это же негативное явление можно обнаружить и в жизни отдельного человека, решившегося на преступный шаг.

О том, что же порождает преступность, в криминологии высказывались самые различные суждения. Причем они стали формироваться и высказываться не со второй половины XIX в., когда появилась наука криминология, а гораздо раньше. Выше упоминалась фамилия Ч. Ламброзо, который сформулировал несколько ортодоксальное учение о том, что биологические факторы порождают преступления. Впоследствии автор сам отказался от крайностей своей теории, но у нее имелись последователи в разных странах, в том числе и в России. В СССР сторонники Ламброзо старались, так сказать, держаться в тени, поскольку биологизаторство в социальных науках считалось ужасной ересью и выжигалось каленым железом. Научные споры о соотношении социальных и биологических факторов получили распространение только в конце 1960-х годов. Честно говоря, происходившее в те годы трудно назвать дискуссией, поскольку все сводилось к изложению позиции, что никакие биологические факторы не могут повлиять на преступное поведение и не порождают его. Дело в том, что те, кто это утверждал, не имели эмпирических данных, позволяющих доказать это положение. Исследователи, в 1970-80-х годах утверждавшие, что биологические факторы все-таки играют существенную роль в порождении преступного поведения, тоже не обладали эмпирическими фактами.

Я имею в виду, в частности профессора И.С. Ноя, который в своей работе «Актуальные проблемы криминологии» пытался доказать, что поскольку в социальной жизни Советского Союза отсутствуют конфликты, которые бы порождали преступное поведение и преступность, то биологические факторы более важны, чем социальные. Из этого вытекает, что биологические факторы заметно ослабевают по мере усиления криминогенной роли социальных факторов. Противники И.С. Ноя тоже не располагали эмпирическими данными, поскольку не проводили соответствующих исследований. Думается, что в целом это была не полемика между сторонниками и противниками биологических теорий, а пустой, ни к чему не обязывающий и бесплодный для науки диспут, поскольку ничего нового в нее не вносил. И та, и другая сторона ограничивалась приведением общих соображений о влиянии биологических факторов на человека и человеческое поведение, оставляя преступников в стороне. А науке требуются конкретные исследования.

Рассматривая соотношение биологических и социальных причин, хотелось бы обратить внимание на то, что любые причины: внешние или внутренние, биологические, социальные и др. -определяются мышлением человека. Они взаимодействуют друг с другом в зависимости от психологического склада человека, определяя тем самым его поведение. Поэтому необходимо постоянно помнить о психологическом характере причин, вызывающих преступное поведение. Поэтому изучение психологии преступника, совершающего насильственные, корыстные или должностные преступления, актуально и жизненно необходимо, поскольку ни один фактор, внутренний или внешний, не будет действовать, не преломившись в психологии и психике человека. Изучение психологических особенностей преступников имеет первостепенное значение для понимания того, почему совершаются преступления.

В гл. I этой книги говорилось о том, что преступления совершались всегда, и в древности, и в первобытной дикости, несмотря на отсутствие писаных законов. Причиной приверженности людей к преступлению является их постоянная обеспокоенность своим положением. Во все времена она вызывала у людей негативные переживания и потребность изменить условия своего существования, улучшить жизнь так, как они считали полезным и нужным для себя. Ведь человек может принять себя только в определенном качестве, только при достижении определенного положения среди других людей. Иное способно вызвать психотравмирующие переживания потери самого себя, унижения, крушения надежд и т.д., что в свою очередь порождает противоправное поведение. Недовольство собой или (и) своим положением может иметь самый широкий диапазон проявлений - от интимных, межличностных, в том числе сексуальных, отношений до общественных, например на политическом поприще. Но природа человека такова, что он склонен искать причины своих провалов и неудач не в самом себе, это было бы слишком травматично, а в окружающих. Этим окружающим он иногда начинает мстить или пытается исправить свое положение, посягая на их права и интересы.

Некоторые люди пребывают в вечном ожидании несчастий, катастроф, бед. Если в глубокой древности беды грозили со стороны природы, зверей или других диких племен, то сейчас источников бед стало еще больше. Это и болезни, и безработица, и неблагополучная экология, и стрессы, и террористы и многое другое. Поэтому хотелось бы высказать гипотезу о том, что многие люди совершают преступления в силу высокого уровня тревожности, иногда переходящей в страх смерти. Особенно высокий уровень тревожности наблюдается у преступников, совершивших насильственные преступления, он ниже у совершивших корыстные преступления, но все равно превышает уровень законопослушного населения. Лет 15 тому назад обследовали большую группу преступников (около 500 человек) с помощью теста MMPI (многофакторный минесотский опросник) и сравнили с опросами людей, не совершавших никаких преступлений. Оказалось, что уровень тревожности и дезадаптации у первых значительно выше, чем у вторых. Причем наиболее высокий уровень тревожности был выявлен у лиц, виновных в грабежах, разбоях, убийствах и нанесении тяжких телесных повреждений.

Во все времена и во всех странах социальный слой наименее экономически обеспеченных, наименее образованных и культурных людей традиционно проявлял склонность к нарушению уголовного закона, что нередко приобретало характер социального протеста. Этот слой всегда был основным «поставщиком» преступников, алкоголиков, наркоманов, проституток и бродяг. Иногда его численность удавалось снизить, но он проявлял и проявляет необыкновенную живучесть, неизменно воссоздавая себя несмотря ни на что.

На поведение людей, в том числе преступное, огромное влияние оказывают экономические условия их существования. Недовольство этими условиями, доходящее до протеста, имеет самое широкое распространение. Эти условия порождают тревожность, неуверенность людей в завтрашнем дне, беспокойство за материальное обеспечение своих близких, наконец, страх перед нищетой и острой нуждой. По наблюдениям отечественных социологов, в начале и середине 1990-х годов в России наблюдался высокий уровень тревожности и беспокойства среди населения. На этот же период времени, что совсем не случайно, приходится значительней рост преступности.

Тем не менее совершенно недопустимо видеть причины преступности только в материальной нужде. Это вульгарно-материалистический подход, заслоняющий подлинные причины преступности, которые всегда сложны, многослойны, противоречивы.

Ведь преступность существует в любой стране, даже в самой богатой и благополучной, а преступления совершают и очень богатые, и обеспеченные люди. Преступность существует и среди представителей менее обеспеченного, так называемого среднего класса, а представители беднейших слоев населения, вытолкнутых за рамки нормальной жизни, совершают больше всего преступлений. Иными словами, преступления совершают представители всех групп населения. А синдром тревожности связан не только с боязнью потерять работу или угрозой уличного ограбления, но и с глубинными внутренними, субъективными переживаниями, природа и источники которых отдельному человеку могут быть просто непонятны.

Переживания подобного рода наблюдались, например, у лиц, совершивших убийства и сексуальные преступления. Они испытывали повышенную тревожность, проистекавшую из опасения, что проявится их сексуальная несостоятельность. Эти опасения зачастую оказывались обоснованными. Надо заметить, что большая часть так называемых серийных сексуальных убийств совершается преимущественно сексуальными банкротами, не встречающими понимания, поддержки и признания со стороны женщин и чувствующими себя полными неудачниками. Тот же Чикатило, известный всему миру, был импотентом, который не изнасиловал ни одну убитую им женщину. Поэтому тревожность надо воспринимать в самом широком смысле слова как острое недовольство собой, своим существованием, отношением к себе, наконец, своим положением в этом мире. Тревожность может породить опасность социальных бедствий, техногенных, природных катастроф и т.д. Подобные переживания травмируют человека, заставляют ощущать хрупкость собственного бытия, свою беспомощность, некую ущербность или полную несостоятельность в сравнении с другими людьми. А ведь многие, разуверившись в своей способности быть полноценными, начинают мстить всему свету.

Причины убийства женщин нередко кроются именно в недовольстве убийц своими физиологическими возможностями, в их сомнениях в своей мужской состоятельности, из-за которых они ощущают себя неполноценными личностями.

Высокий уровень тревожности присущ и корыстным преступникам. Его обуславливает ощущение меньших в сравнении с другими людьми возможностей, боязнь утраты статуса и связанных с ним привилегий, страх бедности или падения на низшие ступени социальной иерархической лестницы. В период становления предпринимательства в России бизнесмены боялись всего: конкурентов, которые могли прибегнуть к любым методам борьбы, вымогателей, вытягивавших у них взятки, чиновников, неопределенной экономической и финансовой ситуации в стране и т.д. Они ощущали себя осажденными.

Изложенная концепция причин преступности основывается на эмпирических данных, полученных в результате более чем 25-летних исследований социальных и социально-психологических факторов, имеющих криминогенный характер.

Источник: 
Антонян Ю.М., Криминология. Избранные лекции