Исследование активности как черты темперамента

Для оценки формально-динамических особенностей активности использовались различного рода невербальные задачи, с которыми испытуемые практически не были ранее знакомы, что позволяло в какой-то степени элиминировать влияние их прошлого опыта на оцениваемые параметры активности. Применяемые методы представляли интеллектуальные и психомоторные задания различной степени сложности с однозначными ответами. Другими словами, исследовалась активность поведения испытуемых в детерминированной среде.

В качестве показателей различных сторон активности выступали характеристики динамики выполнения предлагаемых заданий, такие, как скорость умственных и психомоторных действий, длительность умственного и психомоторного напряжения, количество предлагаемых испытуемым тактик выполнения задания. Время выполнения заданий, как правило, не регламентировалось. Данные показатели активности мы рассматриваем, как правило, лишь условно, в качестве индикаторов темперамента. С полным основанием эти же показатели активности могут рассматриваться и в контексте общих способностей. В сборе и обработке экспериментального материала по активности в детерминированной среде принимал участие младший научный сотрудник лаборатории М. В. Бодунов.

Методика. Для характеристики скоростного аспекта умственной активности в детерминированной среде использовали следующие показатели.
1. Скорость решения невербальных логических задач из интеллектуального теста «чистой культуры» Р. Кеттела (тесты Кеттела — невербальные задачи, требующие от испытуемых установления определенной закономерности в ряду сложных геометрических фигур). Испытуемому предлагалось последовательно 46 задач. Оценивалось количество решенных задач за 12,5 мин.
2. Скорость прохождения лабиринта «Перепутанные линии». Оценивалась средняя скорость прохождения одной линии лабиринта (длина всех линий была одинакова — 0,5 м, линии начинались в левой и заканчивались в правой части листа).
3. Скорость решения комбинаторных задач из марбургской игры (марбургская игра — проблемная задача, требующая от испытуемых построения сложного геометрического объекта на плоскости из определенного набора простых элементов). Оценивалась скорость складывания фигур по образцам из постоянного набора элементов по количеству сложенных фигур за 30 мин.
4. Скорость решения задач из марбургской игры с учетом незавершенных попыток. Данный показатель представлял сумму числа решенных задач н числа отказов от продолжения решения задач, предъявленных в течение 30 мин.
Оценка склонности испытуемых к умственному напряжению производилась по следующим показателям.
5. Время поиска решения неразрешимой задачи из марбургской игры (испытуемые не информировались, что задача не имеет решения).
6. Время поиска решения неразрешимого варианта лабиринта «Перепутанные линии» (испытуемым предлагалось справа налево проследить ход отмеченной крестиком линии). Задача была неразрешимой, поскольку и начало, и конец исходной линии размещались справа.
7. Число отказов от продолжения решения марбургских задач. Данный показатель отражал отношение числа отказов от продолжения решения задач к числу решенных за 30 мии. После каждого отказа испытуемому предлагалась следующая, новая задача.
8. Среднее время, предшествующее отказам от решения марбургских задач. Для оценки склонности испытуемых к разнообразию использовались следующие показатели.
9. Вариативность способов прохождения лабиринта «Перепутанные линии». Данный показатель оценивался в баллах (по 7-балльной шкале) в зависимости от количества предлагаемых испытуемыми тактик прохождения лабиринта.
10. Количество отказов от попыток решить марбургскую задачу вторым способом (по инструкции испытуемому предлагалось решить задачу вторым способом перед предъявлением следующей задачи). Данный показатель отражал отношение числа отказов от попыток решить задачу вторым способом к числу решенных задач за 30 мин. Таким образом, данный показатель отражал как бы тенденцию испытуемого к перемене заданий, к новым задачам.
Кроме указанных показателей умственной активности, в наше исследование также были включены еще два показателя, характеризующие динамику сокращения времени решения задач но мере их предъявления, т. е. характеризующие своего рода обучаемость испытуемых.
11. Степень сокращения времени решения марбургских задач в зависимости от числа решенных задач. Для оценки этого показателя вычислялась разница между временем решения первой и последней из решенных за 30 мин задач.
12. Степень сокращения времени решения марбургских задач в зависимости от общего числа попыток. Данный показатель оценивался аналогично предыдущему, однако в этом случае деление производилось не на число решенных задач, а на число попыток.
Остальные девять параметров относились к показателям различных аспектов психомоторной активности.
13. Средняя частота оптимального теппинга. Оценивалось среднее количество постукиваний по телеграфному ключу в удобном для испытуемого темпе за 10 с нз пяти проб. Данный показатель характеризовал индивидуальный темп.
14. Средняя частота максимального теппннга. В этом случае испытуемому предлагалось постукивать в максимально быстром темпе. Среднее количество ударов оценивалось также за 10 с из пяти попыток.
15. Вариативность частоты максимального теппинга. Оценка вариативности производилась по коэффициенту вариативности количества ударов, произведенных за 90 с непрерывно. С этой целью общее время теппинга было разделено на 9 «блоков» по 10 с.

16. Относительная степень изменения частоты максимального теппинга во времени прн непрерывном режиме. Для оценки данного показателя вычислялась разница между количеством ударов за последние и первые 10 с 90-секундного интервала времени постукивания. Данный показатель характеризовал стремление испытуемого к напряженной деятельности (отметим, что некоторые исследователи, например Е. П. Ильин [115], предлагают использовать показатели изменения частоты теппинга во времени в качестве индикатора общего свойства силы нервной системы).

17. Отношение средней частоты максимального теппинга при непрерывном режиме к средней частоте максимального теппинга. По нашему предположению, данный показатель отражает также стремление иидивнда к напряженной психомоторной деятельности.

18. Среднее оптимальное время простой двигательной реакции в ответ на световой стимул. Испытуемые должны были реагировать с удобной скоростью на световые вспышки средней интенсивности нажатием на кнопку. Вычислялось среднее время реакций из 10 измерений.

19. Средняя максимальная скорость простой двигательной реакции на световой стимул. В данном случае испытуемые должны были реагировать иа те же световые стимулы с максимальной скоростью. Среднее время определялось также из 10 измерений.

20. Количество реакций на стимул, ответ на который был необязательным. Испытуемым предъявлялись вперемежку (равновероятно) два различных световых стимула, на один из которых они должны были реагировать ' с максимальной скоростью при каждом предъявлении, а на второй — могли реагировать по своему желанию. Оценивалось количество реакций на десять «необязательных» стимулов.

21. Максимальная скорость письма. Оценивалась по времени, которое испытуемый затрачивал для максимально быстрого заполнения 100-клеточной таблицы буквой «х». Показателем служила величина, обратная измеренному времени.

Таким образом, использованные нами показатели психомоторной активности характеризовали два основных ее аспекта: скоростной (показатели 13, 18, 19 и 21) н склонность к напряженной деятельности (показатели 14, 15, 16, 17 и 20). Безусловно, такое разделение показателей является довольно относительным, поскольку миогие скоростные показатели испытывают на себе влияние стремления испытуемого к напряженной деятельности, и наоборот, показатели, характеризующие это стремление, могут зависеть от скоростного аспекта активности.

В экспериментах приняли участие 50 испытуемых — студенты московских вузов в возрасте 19—22 лет. Каждый испытуемый проходил полную серию опытов в течение одного-двух дней.

Для оценки устойчивости структуры активности в детерминированной среде данная выборка была подразделена на две подгруппы — в 20 и 30 человек, для каждой из которых производилось вычисление корреляций (по Спирмену) между всеми показателями активности и осуществлялся факторный анализ (по методу главных компонент с последующим аналитическим варимаксным вращением осей по Кайзеру).

Результаты исследования активности в детерминированной среде. Анализ матрицы и н тер корреляций между показателями активности первой выборки (20 человек) показал, что характеристики, относящиеся к одному и тому же аспекту активности, обнаруживают довольно высокие корреляции, тогда как показатели разных аспектов почти не связаны между собой. Так, практически все показатели, относящиеся к скоростному аспекту умственной активности (показатель 1—4), высоко коррелируют между собой (коэффициенты корреляции варьировали от 0,40 до 0,90), за исключением корреляции (0,27) между показателем 1 (скорость решения невербальных задач) и показателем 2 (скорость прохождения лабиринта «Перепутанные линии»), которая не достигает уровня значимости. Также высоко коррелируют между собой показатели, характеризующие склонность индивида к длительному умственному напряжению (показатели 5—8). Здесь все коэффициенты высоко значимы и варьировали от 0,57 до 0,90.

Высокую связь между собой обнаружили и параметры, относящиеся к характеристикам склонности испытуемых к разнообразию (показатели 9 и 10; г=0,74), и показатели, характеризующие обучаемость.

Наметилась также некоторая тенденция к связи н между показателями, характеризующими различные аспекты психомоторной активности. Например, параметры скоростного аспекта значимо коррелировали между собой (показатель 13 — средняя частота оптимального теппинга — обнаружил связь с показателями 18 и 19 — средним оптимальным и минимальным временем простой двигательной реакции). Коэффициенты варьировали от 0,37 до 0,54.

Выявилась н некоторая тенденция к связи показателей, характеризующих склонность индивида к напряженной психомоторной деятельности.

Что касается связей между гомологичными показателями активности на разных уровнях (интеллектуальном и психомоторном), то здесь намечается отчетливая тенденция к самостоятельности изучаемых аспектов активности.

Для уточнения структуры связей между показателями активности нами был применен, как указывалось выше, факторный анализ. В табл. 18 приведены результаты факторного отображения структуры связей между показателями активности. Извлеченные шесть значимых факторов учитывали в сумме 80% общей дисперсии признаков.

В первый фактор со значимыми весами вошли четыре показателя, характеризующие склонность индивида к длительному интеллектуальному напряжению (показатели 5—8 — время поиска решения неразрешимой марбургской задачи; время поиска решения неразрешимого лабиринта; число отказов от продолжения решения марбургских задач: среднее время, предшествующее отказам от продолжения решения марбургских задач).

Исходи из содержания показателей, вошедших в данный фактор, последний может быть идентифицирован как фактор «стремления к напряженной умственной деятельности».
Этот фактор был назван нами эргическим, поскольку он характеризовал испытуемого со стороны его потребности в завершении трудной для него деятельности (умственной работы).

Второй фактор охватывал все четыре показателя скорости умственной активности (показатели 1—4: скорость решения невербальных задач Р. Кеттела, скорость прохождения лабиринта; скорость решения марбургских задач и скорость решения марбургских задач с учетом незавершенных попыток) и один показатель психомоторной активности (показатель 21 — скорость письма). Очевидно, что данный фактор может быть идентнфицироваи как фактор «скорости умственной активности». Высокая связь этого фактора с показателем 21 может говорить и о положительном влиянии скоростного аспекта умственной активности на скорость протекания относительно сложной психомоторной деятельности.

В третий фактор вошли оба показателя, характеризующие тенденцию индивида к разнообразию (показатели 9 н 10 вариативность способов прохождения лабиринта и количество отказов от попыток решить марбургские задачи вторым способом). Данный фактор мы назвали фактором склонности к разнообразию». С этим фактором обнаружили значимые отрицательные корреляции также и два скоростных показателя, по которым оценивалась быстрота выполнения однотипных, повторяющихся действии: показатель 2 (скорость прохождения лабиринта) и показатель 21 (скорость письма). Полученный факт свидетельствует, по-видимому, о том, что стремление к вариативности отрицательно связано со скоростью выполнения однотипных заданий.

Четвертый, а также шестой факторы отражают, очевидно, специфические особенности психомоторной активности. Очевидно, что четвертый фактор может быть назван «скоростным психомоторным фактором», поскольку в него вошли со значимыми весами показатели, характеризующие скоростные особенности психомоторики человека (показатели 13, 18 и 19 — частота оптимального теппинга, оптимальное время реакции и минимальное время реакции). Шестой фактор объединил показатели, отражающие потребности индивида в напряженной психомоторной деятельности. Сюда вошли показатели 14, 16 и 20 (частота максимального теппиига; степень изменения частоты нарастания максимального теппинга и количество необязательных реакций). Направленно связей этих показателей свидетельствует о том, что индивиды, демонстрирующие высокую частоту максимального теппинга, чаще реагируют на необязательные стимулы и меньше снижают частоту теппинга при непрерывном режиме постукивания.