Психический мир человека

Если перед человеком встают сложные проблемы отношений между людьми, связанных с ними собственных переживаний, ему нужно понять внутренние механизмы возникновения этих осложнений. А как это возможно? Только обратившись к психологии, только поняв всю сложность и тонкость психического мира человека, его душу.

Итак, психический мир — как же его понять? Как известно, в технике, в системе управления человек рассматривается как «черный ящик», глухо закрытый на все запоры. Поэтому главное — что на входе в этот ящик: информация, инструкция, команда, и что на выходе: поступки, слова. Процессы же, происходящие в «черном ящике», мало кого волнуют, главное, чтобы они не препятствовали прохождению нужной информации. Такое отношение к человеку порождает чувство неуверенности, приводит к утрате смысла жизни, невозможности раскрытия своей индивидуальности. В этом одна из причин живучести административно-командной системы и технократического подхода к человеку.

Так давайте попробуем приоткрыть этот «черный ящик», взглянуть внутрь его, т. е. в человеческую душу, в психический мир человека.

Когда мы говорим о психическом мире, то предполагаем, что само понятие «мир» очень многопланово, разнообразно, противоречиво, динамично, но не хаотично, а имеет свою внутреннюю организацию, определенные закономерности, взаимосвязи. Психический мир — это и мир восприятия и познания окружающей действительности, и взгляд внутрь себя, мир своих переживаний, отношений с другими людьми. Это — душа человека. Люди с древних времен пытались проникнуть в тайны души. Человеческая душа — самое великое из всех чудес на свете. Тысячелетиями перед этим чудом останавливались в изумлении философы, психологи, писатели, художники, пытаясь описать, выразить, познать сущность душевных, психических свойств человека. И сделать это не просто из любопытства, но постараться овладеть силами человеческого духа, научиться управлять поведением человека, его духовным развитием.

Душа — понятие, в котором древний человек обобщенно обозначил, объективировал свой внутренний мир. В понимании души человек подошел к понятию живого в его противопоставлении неживому. Первоначально душа не была чем-то чужим телу, она выступала как двойник человека, с теми же потребностями, мыслями, чувствами и поступками. Душа жила человеческой жизнью. И до сих пор мы говорим — душа мечется, страдает, болит, радуется. Представление о душе, как о иной сущности сформировалось позже, когда душу стали трактовать как нечто принципиально отличное от всего, что существует в реальном мире, придав ей даже космический смысл.

Название «психология», введенное в трактате, который появился в 1590 г., означает наука о душе.

По содержанию понятие «душа» в научной психологии обычно соответствует понятиям психика, внутренний мир человека, переживание, сознание. В общечеловеческом значении душа понимается более широко.

Ибн Сина (Авиценна) — великий мыслитель Средней Азии — писал, что десять признаков есть у души благородной: шесть ее унижают, а четыре ее возвышают. Вот шесть унижающих признаков: подлость, ложь, зависть, небрежение к близким, к несчастью и боли народной. А возвышают ее — щедрость, опора, сила и гордость. Душа должна иметь «звезду путеводную». (Мы бы сказали — смысл жизни, мир ценностей.) И еще слова о внутренних механизмах души:

«Пять чувств от слуха и до зренья
Даются нам для внешнего общенья,
А мысль и память внутреннюю службу
Несут, определяя все решенья».
Ибн Сина. Избранное.

И, действительно, душа имеет очень сложную внутреннюю организацию. Иногда, особенно в учебниках по психологии, весь психический мир раскладывают по полочкам на процессы, состояния и свойства. При этом утрачиваются целостность и противоречивость внутреннего мира человека.

Двадцатое столетие принесло значительный прогресс в углубление знаний о человеке и его душевных проявлениях.

Поведенческую психологию можно назвать одним из первых направлений развития психологии в XX в. Хотя теория бихевиоризма была сформулирована в предыдущем столетии, ее влияние на мировую психологию, в частности на американскую, где она зародилась, остается значительным и в настоящее время. Кредо бихевиоризма выражает формула: «стимул — реакция», согласно которой предметом психологии является поведение, а не сознание человека (отсюда и название — от английского behavior — поведение). Для представителей этого направления: Э. Торндайка и Дж. Бр. Уотсона бихевиоризм является прагматической теорией, а поэтому анализ поведения должен носить строго объективный характер и ограничиваться, как и во всех естественных науках, внешне наблюдаемыми феноменами.

Развитие бихевиоризма в XX в. связано с именами Э. Толмена, К. Халла и Б. Ф. Скиннера. Толмен сформулировал два закона научения (как человека, так и животных): закон упражнения и закон эффекта. Он экспериментально наблюдал, как крыса научается находить в лабиринте путь к пище благодаря тому, что у нее складывается «познавательная карта» этого пути, а не простая сумма двигательных навыков. Усвоенная животным «познавательная карта» подкрепляется ожиданием, а не самим по себе удовлетворением органической потребности. В значительной степени благодаря Толмену в американской психологии 30 - 40-х гг. стало привычным трактовать человека как большую белую крысу, «погруженную в мысли». В XX в. представители бихевиоризма, отстаивая детерминистическое объяснение механизмов построения поведения, вводили «промежуточные переменные», связанные с познавательным и мотивационным факторами.

Халл ввел понятие машинообразной целесообразности поведения и считал, что человека можно рассматривать в качестве робота, машинообразно поддерживающего свое существование. Живая машина у Халла способна изменять свое поведение соответственно изменяющимся условиям. Такие машины механике неведомы.

Основной идеей Скиннера была роль обратной связи при управлении поведением. Концепция Скиннера заложила основы программированного обучения, она вводила принцип членения процесса решения учебной задачи на отдельные операции, каждая из которых контролируется подкреплением, служащим сигналом обратной связи.

Вторым ведущим направлением развития психологии в XX в. является фрейдизм, названный по имени Зигмунда Фрейда (1856-1939), австрийского врача, психопатолога и психолога. Сам Фрейд обозначал это направление термином «психоанализ». Открытием Фрейда было подсознание — как источник первичных стимулов человеческого поведения. Следовательно, с одной стороны, психоанализом называется общая теория механизмов человеческого подсознания, имеющая широкое значение и служащая основой для целостного понимания человека. С другой стороны, психоанализом называется система специальных методов, с помощью которых можно исследовать подсознание человека с целью излечения нервных и психических болезней.

Среди исследований, устремленных к познанию самого сложного и интимного в организации психического мира человека, выделяются работы основоположника психоанализа Зигмунда Фрейда, ближайших его соратников А. Адлера и К. Юнга, неофрейдистов: К. Хорни, Э. Фромма и других.

З. Фрейд в своем учении отказался от традиционного разделения духовного и телесного и наполнил новым содержанием понятие психики, психического мира человека. Он попытался заглянуть внутрь «кипящего котла» души человеческой и выявить, какие же там идут процессы и как они влияют на душевное и психическое здоровье человека.

В созданной Фрейдом системе анализа душевной жизни человека было раскрыто влияние неосознаваемых личностью влечений, интересов, мотивов на ее поведение, на представление о самой себе и других людях. На материале из психиатрической практики были прослежены сложность и многоплановость структуры личности, значение внутренних конфликтов и кризисов в ее развитии, последствия неудовлетворенных желаний.

Третьим значительным и широко распространенным направлением в психологии XX в. является гуманистическая психология. Среди ее основателей — К. Роджерс (1902-1987) — один из самых влиятельных психологов нашего века. В гуманистическом подходе заложены идеи экзистенциальной (existentia — лат. «существование» и восточной философии: дзен буддизма, например. В центре гуманистической концепции находится личность — «Я» каждого человека, его право быть самим собой, сохранять свою целостность и уникальность, быть свободным в выборе решений, творить свою жизнь и нести за нее ответственность. Для гуманистического подхода характерна ориентация на саморазвитие личности, глубокое уважение к ее индивидуальной позиции. Поэтому психотерапевтический метод К. Роджерса так и называется «клиент-центрированная терапия», т. е. терапия, ориентированная на клиента, предусматривающая недирективный стиль общения.

Этот метод подразумевает возникновение глубокого личностного контакта, признание безусловной ценности каждого человека, полное его принятие. В этих условиях личность становится открытой по отношению ко всему реальному жизненному опыту, реализуя таким образом свою гибкость и свободу.

К. Роджерс в одной из работ писал, что как бы психотерапевту не было приятно продемонстрировать свою эрудицию и ум, он все же поступит лучше, если положится на клиента и будет двигаться в том направлении, которое изберет последний, поскольку только клиент на самом деле знает, в чем заключается его собственная проблема.

Существует пять основных принципов гуманистической психологии. Первый заключается в том, что человек является целью этого направления, а не средством, как в бихевиоризме. Второй связан с рассмотрением собственно человеческих свойств и отношений: любви, свободы, ответственности, веры — как основополагающих. Третий принцип состоит в том, что гуманистическая психология отказывается быть биологической наукой, а становится наукой по типу гуманитарной. Четвертый принцип признает, что истинная сущность человека заключается в его добром начале. И, наконец, гуманистический метод есть отказ от принципа гомеостаза, поскольку он исходит из принципа саморазвития личности.

В настоящее время гуманистический метод является наиболее признанным методом психологии и психотерапии во всем мире.

Выдающиеся представители отечественной психологии Б. М. Теплов, Л. С. Выготский, С. Л. Рубинштейн, Б. Г. Ананьев, А. Н. Леонтьев, Б. Ф. Ломов предложили свой, тоже глубоко гуманистичный подход к исследованию психического мира человека — личностно-деятельностный. Они рассматривают человека как личность и индивидуальность со всеми присущими ей особенностями, включенную в активную созидательную деятельность.

Давайте попробуем, опираясь на рассмотренные подходы, представить особенности психического мира человека:
пространство психического мира, как бы поле, на котором разворачивается психическая жизнь человека;
динамика движения психических процессов, состояний во времени, психологическое время;
содержание, которым наполнено психическое пространство (информация, сигналы, символика);
индивидуализация психического мира — реализуется в процессах переживания;
отношение к себе и другому человеку, вхождение психического мира другого человека в мой психический мир;
энергетический заряд, который активизирует мой психический мир.

А теперь рассмотрим более подробно каждую составляющую психического мира человека.

Пространство психического мира состоит как бы из двух плоскостей — сознательного и бессознательного. З. Фрейд впервые обратил внимание на огромную роль бессознательного в психической жизни человека. Раньше считалось, что в бессознательном происходят только физиологические процессы, а все психическое — это сфера сознательного. З. Фрейд же показал, что сознание — это лишь вершина айсберга, возвышающаяся над большим основанием бессознательного. Роль сознания, по З. Фрейду, состоит в том, чтобы упорядочить бессознательное, отграничить возможное от невозможного, желаемое от действительного, настоящее от прошлого и будущего, реальное от нереального. В бессознательном, в отличие от сознательного, воспринимаемый мир сливается с переживаниями человека, его отношением к этому миру, что делает невозможным контроль действий и оценку их результатов. В бессознательном прошлое, настоящее и будущее могут причудливо переплетаться (например, в сновидении). Что же относится к сфере бессознательного:
надсознательное — вершина творческого процесса, творческая интуиция, благодаря которой происходит внезапное озарение;
неосознаваемые мотивы и смысловые установки, обуславливаемые имеющим личностный смысл желаемым будущим;
регуляция автоматизированных и непроизвольных действий, опирающаяся на прошлый опыт поведения в подобных ситуациях (навыки ходьбы, письма и тому подобное);
психические явления, находящиеся на подпороговом уровне чувствительности.

В бессознательном заложены глубокие генетические корни. К. Юнг считал, что существуют глубинные образования, которые он назвал архетипами. Архетипы — общечеловеческие первообразы — лежат в основе символики творчества, различных ритуалов, сновидений и комплексов. В архетипах запечатлен передающийся по наследству опыт предшествующих поколений.

Итак, в психическом пространстве причудливо переплетаются сознательное и бессознательное. Это находит отражение в разделении психического пространства личности на три взаимосвязанных области, или, как писал З. Фрейд, на три царства — «Сверх Я», «Я» и «Оно».

«Оно» — бессознательная система, в основе которой лежат субъективные потребности биологического или эмоционального порядка. «Оно» управляется принципом удовольствия, ему присуще изначальное стремление к наслаждению.

«Я» — сознательная система, регулирующая процесс взаимодействия с внешним миром, часто «Я» уходит вглубь бессознательного, благодаря чему осуществляется синтез глубинных неосознанных влечений и требований общества.

«Сверх Я» — своеобразная моральная цензура, содержанием которой являются нормы, запреты, принятые личностью — это ее совесть. В «Сверх Я» также сочетаются сознательное и бессознательное.

Как писал З. Фрейд, можно сказать, что «Я» в душевной жизни представляет здравый смысл и благоразумие, а «Оно» — неукротимые страсти. Между «Я» и «Оно» устанавливаются отношения постоянной напряженности. Фрейд сравнивает отношения «Я» и «Оно» с отношениями наездника и лошади. Лошадь дает энергию для движения, наездник обладает преимуществом определять цель и направление движения сильного животного. Отношения между «Я» и «Оно» далеко не идеальны. Известная поговорка предостерегает от служения двум господам. Бедному «Я» еще тяжелее: оно служит трем строгим властелинам, стараясь привести к согласию их притязания и требования. Эти требования все время расходятся, порой кажутся несовместимыми — не удивительно, что «Я» часто не справляется со своей задачей.

Тремя тиранами являются: внешний мир, «Сверх Я» и «Оно». Человек переживает напряженность отношений между «Я» и «Оно» как состояние беспокойства, тревоги. Если «Сверх Я» устанавливает, что «Я» нарушает требования общества, человек испытывает чувство вины. Таким образом, психической жизни человека сопутствуют постоянные конфликтные состояния. Именно «Я» должно смягчать и разрешать эти конфликты. Регуляция происходит на основе так называемых «механизмов психологической защиты», которые связаны с реорганизацией осознанных и неосознанных компонентов системы ценностей.

Защитные механизмы — это способы организации временного душевного равновесия, необходимого для борьбы с трудностями жизни.

К механизмам психологической защиты Фрейдом отнесены регрессия, изоляция, проекция, идентификация, сублимация, рационализация, отказ.

Коротко о сути этих защитных механизмов. Регрессия представляет собой психический синтез травмирующих впечатлений на основе глубинных детских переживаний. М. Зощенко в своей книге «Повесть о разуме» пишет: «С трепетом я переживал свои воспоминания. С трепетом вспомнил мою юношескую жизнь. Мои первые шаги. Мои первые любовные встречи. Да, нет сомнения — я избегал женщины. Я избегал и одновременно стремился к ней. Я стремился к ней, чтобы бежать от нее, устрашенный ожидаемой расплатой. Сцены из младенческой жизни разыгрывались в мои взрослые годы... Меня страшило то, что страшило младенца... Я вспомнил сцену убийства, виденную мной в детстве... » Благодаря регрессии формируются эмоциональные, психологические барьеры, которые человек часто преодолевает с большим трудом, иногда с помощью психологов и психотерапевтов.

Изоляция — уход от общества, от других людей, погружение вглубь себя; иногда приводит к трагическому финалу.

Проекция — перенос на другого человека своих эмоциональных состояний. Говорят: выместил зло на ком-нибудь или прилип к кому-нибудь, как банный лист.

Идентификация — отождествление себя с любым человеком (психотерапевтом, врачом... ), в ней часто могут объединяться страх и любовь.

Сублимация — перевод грубых, плотских влечений в сферу чувств и возвышенных интересов. Сублимация, по мнению Фрейда, способствует переливу энергии в творческие процессы.

Рационализация — поиск разумной основы поведения, оправданий импульсивным поступкам.

Отказ — бессознательное игнорирование событий во внешнем или внутреннем мире. Иногда этот вид защиты называют сенсорной, или перцептивной глухотой. Человек как бы перестает слышать и видеть то, что очень сильно на него эмоционнально воздействует. Встречается довольно часто, особенно в отношениях руководителей с подчиненными. Начальник выговаривает или читает длинные нравоучения, а человек отключился и не слышит его, и включается только при возгласе: “Ты что, оглох что ли?» Да, действительно, «оглох и ослеп», но это — способ психологической защиты от воздействия другого человека.

Все происходящее в психическом пространстве находится в постоянном, противоречивом, диалектическом движении и развитии, имеет определенную протяженность, т.е. характеризуется показателями времени.

Время в психологии — понятие многоплановое. С чем оно связано? Прежде всего с влиянием биологических ритмов на динамику психических процессов. Восприятие и оценка временных интервалов меняются в зависимости от состояния. Например, в экстремальной ситуации нарушается восприятие времени — то кажется, что оно тянется вечно, то проносится мгновенно...

Существуют также личностно-психологические особенности восприятия времени. Так, сангвиники и холерики недооценивают время, им его всегда не хватает, они постоянно спешат и все равно опаздывают. Флегматики переоценивают время, не спешат и не торопятся. Меланхолики наиболее точно оценивают временные интервалы, поэтому более четко распределяют свое время.

На социально-психологическом уровне происходит отражение социального времени, специфичное для различных социальных общностей, культурно-исторических условий. В историческом масштабе очень важны закономерности осознания личностью исторического прошлого и будущего, а также взаимосвязь этого осознания с собственным прошлым и будущим, возможность преодоления ограниченности индивидуальной жизни в разных ее формах: вера в бессмертие души или понимание своей роли и места в развитии человечества.

Последнее тесно связано с понятием психологического времени, т. е. отражения в психическом мире человека системы временных отношений между событиями его жизненного пути. Что же включает в себя психологическое время:
оценку последовательности и скорости протекания различных событий жизни;
переживания сжатости и растянутости, ограниченности и беспредельности времени;
принадлежность событий жизни к настоящему и удаленность в прошлое или будущее;
осознание возраста, представление о вероятной продолжительности жизни.

Психологическое время не прямо отражает хронологию протекания событий в жизни человека, а определяется сложной системой взаимообусловленных межсобытийных связей типа «причина — следствие», «цель — средство»; изменениями, происходящими в психическом пространстве человека.

Поговорим немного об осознании возраста, о психологическом времени личности. Понятие «возраст» многопланово. Выделяют четыре его подвида: хронологический (паспортный), биологический (функциональный), социальный (гражданский) и психологический. Психологический возраст очень тесно связан с понятием психологического времени и прежде всего с тем, как человек оценивает во внутреннем мире свой возраст.

Мариэтта Шагинян писала: «Я была молода в свои восемьдесят пять лет. Я была так молода, что казалась сама себе моложе прежних двадцати лет». Некоторым молодым людям это высказывание кажется очень странным. Но на самом деле существует определенная закономерность в оценке своего возраста людьми разных возрастных групп. Так, в процессе эксперимента оценивали свой возраст молодые люди (от 20 до 40) и люди старшего возраста (от 40 до 60). Оказалось, что чем моложе человек, тем старше он себе кажется, и также, с переоценкой возраста, он воспринимает других. Девушка, которая не вышла замуж в 23 года, считает себя старой девой, а 30-летних и подавно стариками.

После 40 лет наблюдается обратная тенденция — люди обычно воспринимают себя моложе, чем они есть на самом деле. И чем старше они становятся, тем больше молодеет у них душа, вот только, к сожалению, биология напоминает человеку о его возрасте.

Психологический возраст имеет некоторые характерные особенности:
измеряется по «внутренней шкале отсчета» каждой индивидуальности;
в некоторых пределах обратим, т.е. человек может молодеть и стареть за счет увеличения удельного веса психологического будущего или уменьшения психологического прошлого;
может не совпадать в разных сферах жизнедеятельности человека (в личной жизни, в деловой сфере);
может сопровождаться психологическими кризисами в определенные возрастные периоды.

Возрастные кризисы — это как бы «поворотные пункты», психологические переломы на жизненном пути человека. В каком же хронологическом возрасте возможны эти переломы?

В детстве — 6-7 лет; у подростков — 12-14 лет; у юношей — 18-19 лет, 25-26 лет. А далее переломы наступают каждое десятилетие — 30, 40, 50 и так до 70, а потом через каждые 5 лет. Человек как бы подводит итоги своей жизни за десятилетие и строит планы на будущее. Психологический кризис у 40-летних оценивается как кризис середины жизни. Сила этого кризиса определяется тем, насколько велико расхождение между целями, задумками, планами, поставленными в молодости, и тем, как они реализованы. Кризис середины жизни помогает человеку переосмыслить прожитую часть жизни и наметить перспективу жизни так, чтобы оставаться активным и нужным людям.

М. Зощенко в «Повести о разуме» оценивает случай с человеком, который попал в автомобильную катастрофу — ему рассекли верхнюю губу и сразу отвезли в больницу. Женщина-хирург в присутствии больного, который не мог говорить из-за травмы, спросила сопровождавшего его друга: «Сколько ему лет?» Тот ответил: «40 или 50, какая разница?» Женщина-врач сказала: «Если 40 — будем делать пластическую операцию, если 50, то зашью так».

Пострадавший делал отрицательные жесты и показывал четыре пальца (что ему 40). Больному сделали пластическую операцию. Все прошло хорошо, шрам был невелик, но моральное потрясение оказалось сильным.

Человек позабыл о том, что его задела машина, его потрясение было в другом — он не мог забыть слова хирурга о пятидесятилетних людях, которым можно зашивать губы так, как иной раз зашивают матрацы, стегая грубой ниткой через край. Вот эта душевная боль стареющего человека осталась у него надолго.

На протяжении своей жизни человек переживает пять основных периодов: рождение, созревание, зрелость, старение и старость. Каждый возрастной период имеет свои особенности (они достаточно подробно описаны в литературе)*. Нам бы хотелось остановиться только на некоторых проблемах.

В творческой профессиональной деятельности выделяются несколько фаз: старт, кульминация (пик) и финиш.

Как показали исследования американских и советских психологов, существуют два профессиональных пика. Первый пик приходится на возраст 30-35, когда «умы свежи», человек делает открытия, изобретения, предлагает что-то совершенно до него неизвестное. Второй пик связан с мудростью, зрелостью человека, имеющего большой жизненный опыт — возраст 50-60 лет; такой человек способен на обобщения, создание своей школы, может быть мудрым организатором и руководителем.

Человек как индивидуальность, личность развивается постоянно, хотя некоторые психофизиологические функции подвержены процессу старения: зрение, слух, непроизвольная память и внимание, время реакции.

Любому человеку обязательно надо знать психологические особенности каждого возрастного периода: неустойчивость и максимализм молодежи; высокая работоспособность и профессионализм взрослого человека; повышенная обидчивость, интерес к общению, утомляемость людей старшего возраста.

Каким же содержанием наполняется психическое пространство? Прежде всего — это информация, которую человек получает из внешнего и внутреннего мира. Она представляется в виде образов, слов, невербальных знаков. Информация может быть накоплена в долговременной памяти человека, и он на нее опирается в своей жизни и деятельности, а может быть текущей или, как говорят, оперативной, необходимой для разрешения внезапно возникающих ситуаций и проблем. Информация находится в движении, вовлекается в мыслительную деятельность человека, передается другим людям. Очень важным моментом является организация информации во времени и пространстве.

Кроме информации в непосредственном ее восприятии, у человека имеются некоторые продукты переработки информации: сигналы, мифы, коды, в которых в концентрированном виде накапливается в психическом пространстве определенное содержание. Большую роль играет символика — знаки, отражающие закрепленное традициями или отношениями содержание. Символ больше всего соответствует обозначаемому предмету, важным его свойством является исторически сложившееся содержание, которое нельзя просто так изменить. В психоанализе символ трактуется в связи со склонностями людей к мифотворчеству, т.е. созданию и усвоению определенных образов, помогающих воспринимать и объяснять происходящие в мире события. Существует общечеловеческая, национальная, групповая символика, закрепленная в условных знаках, ритуалах, традициях и обычаях. К. Юнг связывает символику с проявлением и раскрытием через нее глубинных архетипов. Так, в нашем обществе за 75 лет существования сложилось глубинное подсознательное психологическое содержание, проявляющееся в определенных мифах, которые быстро преодолеть невозможно. В содержание психического входит также и символика поведения, или невербальное поведение (жесты, мимика, позы), которое мы расшифровываем при общении с другим человеком (подробнее об этом во втором разделе книги).

Индивидуализация психического мира — это реализация индивидуальности человека, его неповторимости, оригинальности. Все впечатления, воздействующие на человека, проходят через его внутренний мир, имеющий свое содержание, свои особенности, одним словом, субъективный. Одно и то же событие, произведение искусства оценивается субъективно, что вполне естественно и, наоборот, противоестественно стремление заставить всех людей видеть и поступать одинаково, подогнать всех под одну мерку. Более подробно об индивидуальности и психологическом портрете человека мы расскажем несколько позже. А сейчас о переживании. Давайте задумаемся над самим словом — переживание. Человек любое событие переживает, включается в него, пропускает его через себя.

В психологии переживание рассматривается в нескольких значениях: эмоционально окрашенное состояние, возникающее в психическом мире человека под влиянием внешних и внутренних воздействий;
процесс выбора человеком мотивов и целей деятельности, сопровождающийся наличием стремлений и желаний;
форма активности, возникающая при крушении идеалов и ценностей и проявляющаяся в переосмыслении своего существования, иногда приводящая к психологическому кризису.

Переживания помогают человеку обрести личностный смысл происходящих событий, через них идет процесс индивидуализации психического мира человека. Наверное, можно сказать, что человек, переживший горе, беду, будет лучше понимать беды и горести другого. Но вместе с тем не каждое переживание оставляет глубокий след в душе человека.

Очень важным фактором, активизирующим психическую жизнь человека, является энергетический заряд, психическая энергия. З. Фрейд писал, что должна существовать особая энергия, которую нужно положить в основу душевных процессов. Сам он считал главным видом стимулирующей энергии либидо, т. е. сексуальную энергию. Наука пока еще не нашла главных источников психической энергии.

Человек не один в мире, он живет в обществе и постоянно вступает в контакт с другими людьми, поэтому в психический мир каждого из нас постоянно входят другие люди, занимают там определенное место, создают нам хорошее или плохое настроение. Известный психоаналитик К. Хорни отмечала, что люди, взаимодействуя друг с другом, образуют некое социально-психологическое поле. Каждый человек имеет потребность в некотором количестве контактов, направленных на реализацию любовных, дружеских, товарищеских чувств. К. Хорни разделила потребности на три типа: направленные к людям, против людей и от людей. У большинства людей доминирует обычно какой-то один тип потребностей, благодаря чему различаются и психологические типы характера: по контактности, агрессивности, замкнутости, открытости. Но все эти потребности человек может реализовать только в обществе и через других людей. В одних ситуациях человек принуждается к постоянному общению и уступчивости, в других — к борьбе и доминированию, в третьих — к изоляции.

В зависимости от того, как именно деформируется социальное равновесие, в нем начинает усиливаться один из элементов «основного беспокойства» — страх, беспомощность, враждебность, чувство покинутости и одиночества. К. Хорни дала характеристику трем социальным типам.

Уступчивый тип направлен к людям, для него характерно стремление присоединиться к группе, к более влиятельной, сильной личности, свои агрессивные стремления он подавляет, но не очень любит людей.

Агрессивный тип направлен против людей, имеет представление о жизни как о борьбе всех против всех, другие люди для него враги. Главное для него — победа и контроль над другими, никому не доверяет. Привязанности и симпатии рассматривает как слабости.

Разобщенный тип направлен от людей, у него возникают эмоциональные барьеры по отношению к другим людям. Близкие контакты вызывают у него тревогу, он старается подавить свои эмоции и воздержаться от оценки других людей.

Глубинные пласты взаимодействия людей попытался раскрыть в своем учении основатель трансактного анализа Э. Берн. Основная идея его теории заключается в том, что внутри каждого человека живут как бы несколько людей и каждый из них в тот или иной момент управляет поведением человека. Эти три человеческих эго-состояния: «Родитель» (Р), «Взрослый» (В), «Дитя» (Д).

«Родитель» является источником социальной преемственности, он включает в себя социальные установки поведения, усвоенные из внешних источников, преимущественно от своих родителей и других авторитетных лиц. С одной стороны, это набор полезных, проверенных временем правил и руководств, с другой — вместилище предрассудков и предубеждений.

«Взрослый» — источник реалистичного, рационального поведения; это состояние, кстати, не связано с возрастом (вспомните детей, взрослеющих после какой-нибудь трагедии). Будучи ориентирован на объективный сбор информации и полную ответственность за свои поступки, «взрослый» организованно, адаптивно, разумно действует, хладнокровно оценивая вероятность успеха и неуспеха этих действий.

«Дитя» — эмотивное начало в человеке; это состояние «Я» включает все импульсы, естественно присущие ребенку: доверчивость, нежность, изобретательность, но также капризность, обидчивость и т. д. Сюда также входят ранний детский опыт взаимодействия с окружающими, способы реагирования и установки, принятые в отношении к себе и другим («Я — хороший, другие ко мне придираются» и т. д.). Внешне Д выражается, с одной стороны, как детски непосредственное отношение к миру (творческая увлеченность, наивность гения), с другой — как архаичное детское поведение (упрямство, легкомыслие и т. п.).

Любое из названных эго-состояний может ситуативно или постоянно преобладать в человеке, и тогда он чувствует, мыслит и действует в рамках этого состояния. Он может вдруг начать воспринимать окружающее и действовать с точки зрения своего детского самоотношения («Я — милый мальчик, все должны мной восхищаться», «Я — слабый ребенок, меня все обижают») или смотреть на мир глазами своих родителей («Нужно помогать людям», «Нельзя доверять никому»).

В жизненной перспективе эго-состояние развивается у человека в такой последовательности: у новорожденного на эмоционально-чувственной основе сразу же начинает формироваться «детское» состояние «Я» (здесь важен тактильный, визуальный и голосовой контакт с ребенком как форма признания факта его существования); затем развивается «родительское» состояние «Я» на базе подражания поведению родителей и воспитателей (здесь важно наличие наблюдаемых поведенческих моделей, в частности, видимое со стороны поведение родителей по отношению к братьям, сестрам, остальным членам семьи, другим людям и объектам вообще), включая свойственные им формы признания ценности людей и объектов; наконец, «взрослое» состояние «Я», хронологически заземленное в детстве, складывается по мере поиска растущим ребенком смысла в окружающей действительности, в значениях той научно-практической парадигмы, которая свойственна данному обществу, эпохе и ближайшей социальной микросреде. Признание «взрослого» в человеке осуществляется обществом (но через своих живых представителей!) путем наделения его различными символами социального успеха, открывающими путь к исполнению разнообразных должностных и профессиональных ролей.

Жесткое преобладание одной из позиций в человеке имеет свои минусы. Те, в ком превалирует «родитель», стараются постоянно давать советы и наставления, донимают окружающих различными указаниями. У «взрослого» серьезность и объективизм могут оборачиваться некоторой холодностью и сухостью. У «дитя» эмоциональность и неустойчивость порождают снисходительность к себе, самонадеянность, хвастливость. Оптимальным считается вариант, когда в человеке присутствуют все три состояния в равных пропорциях, что встречается крайне редко.

Само по себе наличие трех состояний, естественно, сказывается и на коммуникациях людей. Вступая в контакт с другим человеком, мы обычно неосознанно выбираем одну из трех позиций.

Так, выступая с позиции Р, мы начинаем учить, критиковать, направлять, оценивать, упрекать, осуждать; становимся людьми, знающими все на свете и имеющими на все свою точку зрения. Мы не сомневаемся ни в чем, за все отвечаем, со всех требуем, но в то же время всех защищаем, утешаем и т.д.

Выступая с позиции В, мы трезво мыслим, тщательно взвешиваем, логически анализируем, не поддаемся настроениям, не комплексуем и т. п.

Действуя в рамках Д, мы становимся безудержными, непредсказуемыми, бунтующими, протестующими, нелогичными, импульсивными, послушными, лживыми и т. п. Мы можем плакать, смеяться, гневаться и даже топать ногами...

Умение правильно распознавать позицию партнера по общению, выбирать и гибко менять свою позволяет достичь успеха в коммуникациях, улавливать скрытый смысл сказанного.

Источник: 
ПРАКТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ. Учебник. Под редакцией д-ра психол. наук, проф., акад. БПА М. К. Тутушкиной
Темы: