Развитие юридической психологии в России

В России лекции по «Уголовной психологии» в Московском Императорском университете читались с 1806 года, а первая монография по судебной психологии была издана в Казани в 1874 году, автором которой был профессор А.У. Фрезе (1826-1884). Будучи психиатром, автор считал, что предмет судебной психологии - «применение к юридическим вопросам наших сведений о нормальном и ненормальном проявлении душевной жизни». В 1877 году юрист Л.Е. Владимиров выступил со статьей «Психологические особенности преступников по новейшим исследованиям», в которой отмечал, что социальные причины преступности находят почву в индивидуальных характерах, изучение которых обязательно для юристов.

В конце XIX в. в связи с развитием экспериментальной психологии судебная психология постепенно оформляется в самостоятельную науку. Крупнейший ее представитель Д. А. Дриль указывал, что психология и право имеют дело с одними и теми же явлениями - законами сознательной жизни человека.

В 80-х годах XIX в. начинается деятельность выдающегося русского юриста А.Ф. Кони, который постоянно уделял большое внимание связи уголовного права с психологией.

Тогда же начинают активно работать выдающиеся русские психиатры и психологи - В.М. Бехтерева, С.С. Корсакова и В.П. Сербского. В.М. Бехтерев разрабатывал конкретные судебно-психологические проблемы, а С.С. Корсаков и В.П. Сербский выдвинули ряд плодотворных концепций, пограничных между психиатрией и судебной психологией.

В это же время к вопросам криминальной психологии обращаются и профессиональные психологи - Н.Я. Грот, А.В. Завадский, А.Ф. Лазурский.

На рубеже XIX и ХХ вв. в России остро ставятся проблемы психологического исследования (экспертизы) участников уголовного процесса. В ряде случаев преступность рассматривалась как психопатология. Однако идеи Ч. Ломброзо о врожденной преступности не имели широкого распространения в России и были подвергнуты резкой критике передовыми юристами.

В начале ХХ века в России формируется психологическая школа права, родоначальником которой стал юрист и социолог Л.И. Петражицкий, в 1898-1918 гг. руководивший кафедрой истории философии права в Петербургском университете. Петражицкий полагал, что науки о праве и государстве должны базироваться на анализе психических явлений. Однако социальную обусловленность права Петражицкий подменил психологической обусловленностью, утверждая, что реально существуют только психические процессы, а социально-исторические образования - их внешние проекции. Петражицкий, находясь под влиянием фрейдизма, преувеличивал роль подсознательно-эмоциональной сферы психики в поведении людей, в формировании правовых норм. Психологическая школа права исходила из полной совместимости права и психологии. Юридическая психология не была осмыслена психологической школой права как пограничная область между правом и психологией. Однако, несмотря на общую несостоятельность психологической школы права, она привлекла внимание юристов к психологическим аспектам права. Идеи Петражицкого оказали значительное влияние на развитие судебной психологии в начале ХХ в.

В формировании русской школы социологии, социальной психологии и криминологии выдающуюся роль сыграл Питирим Александрович Сорокин (1889-1968). Родившийся в глухой деревне Турья Костромской губернии, П. А. Сорокин окончил Психоневрологический институт и Петроградский университет, стал доктором социологии и магистром уголовного права, почетным доктором многих американских и европейских университетов. Будучи высланным из советской России в 1922 году, Питирим Сорокин стал деканом факультета социологии Гарвардского университета и президентом международной социологической ассоциации. Классические работы П.А. Сорокина («Современные социологические теории», «Преступление и кара, подвиг и награда» и др.) широко опубликованы в США и во многих европейских странах. Еще в студенческие годы Сорокин сотрудничал с Бехтеревым, Петражицким, Павловым, Ковалевским, Ростовцевым. В социологию он перешел после крупных исследований в области криминологии. Всемирную известность Питириму Сорокину принесла вышедшая в 1914 году его фундаментальная работа «Преступление и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали».

Все правила поведения П. Сорокин классифицирует на три группы: дозволенные, запрещенные и рекомендованные. Динамика стереотипов (шаблонов) поведения зависит от социальной и культурной динамики («Социальная и культурная динамика» в 4-х томах, 1937-1941). В силу неодновременности социальной и культурной динамики возникают межгрупповые и внутригрупповые конфликты. Групповое единство либо распадается, либо сохраняется принудительно. «Протестанты» приводятся в повиновение посредством положительных санкций - наград и отрицательных санкций - кар (наказаний). Нарушение социального шаблона превращается в преступление, а социальная реакция на него - в наказание. С усложнением социальной структуры социума усложняется взаимодействие индивидов и социальных групп, возрастает конфликтность между ними, уменьшается действенность кар и наград. Догматика уголовного права, отмечает Сорокин, не охватывает всего класса однородных явлений, правоведение должно более тесно смыкаться с социологией и социальной психологией. Следует учитывать, отмечает Сорокин, что между «официальным законом» и ментальностью общества всегда существует определенное расхождение. И это расхождение тем больше, чем быстрее развиваются социальные процессы.

В 1902-1903 гг. выходит двухтомное исследование Г.С. Фельдштейна «Психологические основы учения о виновности». Известный юрист М.Н. Гернет в свой учебник «Уголовное право» (1913 г.) включил параграфы «Психология преступника» и «Психология заключенного». Однако во всех работах по судебной психологии до начала ХХ в. психологические положения лишь механически применялись к отдельным правовым явлениям.

В 1907 году по инициативе В. М. Бехтерева и Д. А. Дриля был создан научно-учебный Психоневрологический институт, в программу которого входила и разработка курса «Судебной психологии». А в 1909 году в рамках Психоневрологического института был создан Криминологический институт.

Судебной психологией начали заниматься профессиональные психологи, и с этого времени она стала развиваться как самостоятельная прикладная отрасль психологии. В судебной психологии наметился круг основных проблем - изучение психики преступников, свидетелей и других участников уголовного процесса, диагностика лжи и др.

В разработке судебно-психологических проблем активно участвовал В.М. Бехтерев. Итоги его работы были обобщены им в труде «Объективно-психологический метод в применении к изучению преступности» (СПб., 1912).

В первые годы после революции началось широкое изучение психологии различных групп преступников, психологических предпосылок преступности, психологии отдельных участников судопроизводства, проблем судебно-психологической экспертизы, психологии исправления правонарушителей.

Судебная (криминальная) психология становится общепризнанной и авторитетной отраслью знаний. Уже в 1923 году на I Всероссийском съезде по психоневрологии под руководством криминалиста С.В. Познышева работала секция криминальной психологии. Съезд отметил необходимость подготовки криминалистов-психологов, а также целесообразность открытия кабинетов для криминально-психологических исследований. Вслед за этим во многих городах - Москве, Ленинграде, Киеве, Одессе, Харькове, Минске, Баку и др. - организуются криминально-психологические кабинеты и кабинеты научно-судебной экспертизы, в составе которых были секции криминалистической психологии, которые исследовали психологию преступника и преступления. В работе этих кабинетов участвовали ведущие психологи. Их исследования становились достоянием практических работников правоохранения. Однако многие судебно-психологические исследования того времени испытывали влияние рефлексологии, антропологизма и социологизма. Во многих случаях гипертрофировалась роль отдельных факторов формирования личности преступника. Исследователями все более осознавалась необходимость комплексного, всестороннего изучения преступности.

В 1925 году в Москве был создан Государственный институт по изучению преступности и преступника. К работе в биопсихологической секции института были привлечены крупные психологи. За время существования (до реорганизации в 1929 г.) институт опубликовал около 300 работ, в том числе и по проблемам судебной психологии.

Из наиболее значительных работ по судебной психологии 20-х годов следует отметить работы К. Сотони, С.В, Познышева, А.Р. Лурии, А.Е. Брусиловского. Были осуществлены массовые психологические обследования различных групп преступников - убийц, хулиганов, сексуальных правонарушителей и др. Исследовались проблемы исправительной психологии, а экспериментальное исследование свидетельских показаний было включено в план работ Московского института психологии.

В 1930 году состоялся I съезд по изучению поведения человека, на котором работала секция судебной психологии. На секции были заслушаны и обсуждены доклады А. С. Тагера «Об итогах и перспективах изучения судебной психологии» и А.Е. Брусиловского «Основные проблемы психологии подсудимого в уголовном процессе». В докладе А.С. Тагера были намечены основные разделы судебной психологии: 1) криминальная психология (психологическое изучение поведения преступника), 2) процессуальная психология (психологическое исследование организации судопроизводства), 3) пенитенциарная психология (изучение психологии исправительной деятельности). Однако в то время были допущены и крупные биологизаторские ошибки. Резкая критика этих ошибок в начале 30-х годов, а также последующий правовой волюнтаризм привели к неоправданному прекращению судебно-психологических исследований. Были нарушены элементарные основы законности. Высшая надзорная инстанция Прокуратура СССР в 1935 году своей Директивой официально санкционировала беззаконие: «Дела, по которым нет достаточно документальных данных для расследования в судах, направлять для рассмотрения Особым совещанием при НКВД СССР».

Нарушение элементарных прав личности, законности стало нормой карательного аппарата. Это привело к глубоким деформациям в общественном правосознании, аномалиям в системе права. Понятие «революционная законность» стало зловещим орудием нарушения прав человека. Произошла социально-ценностная дезориентация общества. Политическая власть стала рассматриваться не как инструмент эффективного общесоциального управления, а как средство подавления самопроявления личности. Свобода человека в творчестве, миропонимании, в мышлении стали основными объектами жандармского преследования. Преследовалась по существу животворящая духовность человека, деформировалась его психика. В советском правоведении утвердилось понимание сущности права как воли господствующего класса, как орудия регламентации, контроля и наказания отклоняющегося поведения. Такое забвение социально-правовой и социально-психологической природы законов неизбежно привело к девальвации выраженных в них ценностей и регулятивных возможностей, к развалу единого механизма социальной регуляции и постепенному распаду всего социально-нормативного порядка.

До середины 60-х годов проблемы юридической психологии были преданы забвению. Зародившиеся в 60-х годах тенденции к демократизации общества вызвали развитие общественных наук, активизировались исследования и по юридической психологии. В 1964 году вышло Постановление ЦК КПСС «О мерах по дальнейшему развитию юридической науки и улучшению юридического образования в стране». На основе этого Постановления в 1966 году в юридических вузах страны было введено преподавание общей и судебной психологии.

В этой обстановке стали появляться исследования по судебной психологии, психологии допроса, исправительной психологии. В коллективном труде «Теория доказательств в советском уголовном процессе», увидевшем свет в Москве в 1966 г., в главу «Процесс доказывания» был включен параграф «Психологическая характеристика познавательной деятельности в процессе доказывания», написанный профессором A. Р. Ратиновым. Значительным событием явилась и монография последнего «Судебная психология для следователей», опубликованная в 1967 году.

В 1971 году в Советском Союзе была проведена первая Всесоюзная конференция по проблемам судебной психологии. В обществе психологов СССР стала функционировать секция «Судебная психология». В структуре Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности был создан сектор психологии. В ряде юридических вузов создаются кафедры юридической психологии. В составе Академии МВД СССР была организована кафедра психологии. Во ВНИИ общей и судебной психиатрии им.

B. П. Сербского была создана лаборатория психологии. Однако связь психологии и права осуществлялась лишь в сфере уголовного судопроизводства.

В 70-х годах рядом ведущих сотрудников Института государства и права (Кудрявцевым В.Н., Нерсесянцем В.С., Яковлевым А.М. и др.) была осуществлена коренная переориентация правоведов в сторону гуманистической сущности права, был преодолен репрессивный уклон в его трактовке. Существенные изменения в правоведческой парадигме, произошедшие в 70-х годах, потребовали соответствующих преобразований в подготовке юридических кадров. Преподавание юридической психологии в юридических вузах стало одним из основных средств гуманитарной переориентации юристов, расширения их компетентности в области «человеческого фактора».

В настоящее время отечественная юридическая психология благодаря усилиям многих исследователей (А.В. Дулова, В.Л. Васильева, М.И. Еникеева, М.М. Коченова, А.Р. Ратинова, В.В. Романова, А.М. Столяренко) приобрела статус развернутой научной дисциплины. Однако многие ее направления, разделы разработаны еще не достаточно. К их числу относятся психология гражданского судопроизводства, психология частного и предпринимательского права, психология судьи, адвоката, прокурора, принятых судебных решений, индивидуализации наказания и др.

Более глубокого изучения требуют социально-психологические проблемы правотворчества, правовой социализации личности и ресоциализации осужденных. В связи с социальной реформацией общества возникает острая необходимость исследования формирования новых социопсихотипов, механизмов формирования демократического правосознания и стереотипов правоисполнительного поведения в условиях формирующегося правового государства, а также исследование криминогенных факторов в новых социально-экономических условиях.

Источник: 
Петруня О.Э., Юридическая психология