Содержание социализации

Содержание социализации определяется четырьмя аспектами.

Во-первых, акцент в анализе социализации может быть сделан на трансляции культурно задаваемых ценностей, моделей поведения, способов социальной категоризации и т. п. Социальное развитие личности в этом случае будет рассматриваться преимущественно как процесс инкультурации.

Во-вторых, процесс социализации может быть понят как процесс собственно усвоения, интернализации различных модусов социального опыта, и соответственно акцент в исследованиях будет сделан на механизмы этого усвоения и содержание усвоенного.

В-третьих, внимание может быть уделено преимущественно анализу возможных результатов социализации, и в данном случае речь скорее будет идти о социализации как адаптации.

Заметим, что все эти три грани социализации в целом отражают первую (условно скажем - пассивную) сторону социализации: момент «вхождения» человека в общество. Вторая сторона социализации, отражающая момент активного воспроизводства человеком усвоенного социального опыта, традиционно значительно реже становилась предметом социально-психологических исследований, и лишь сегодня к ней реально обращено внимание ученых. Тем не менее для полноты картины необходимо, в-четвертых, выделить еще одну грань социализации -рассмотрение ее как процесса конструирования.

Естественно, что выделение этих четырех граней социализации весьма условно и отражает не столько ее реальную структуру (очевидно, что в реальности они неразрывно слиты между собой и не существуют изолированно), сколько возможные смысловые доминанты в ее анализе. Тем не менее для характеристики социализационного процесса в целом подобное его структурирование представляется оправданным.

Остановимся теперь на каждой из этих граней более подробно.

Социализация как инкультурация. Внимание исследователей к роли культуры в индивидуальном развитии связано с очевидным контрастом между разнообразием обычаев, верований, нравов разных народов (культурной вариативностью человечества) и определенной инвариантностью сущности человека. Как соотносятся параметры уникального (свойственного конкретной культуре) и всеобщего (свойственного разным культурам) в развитии индивида - вот тот вопрос, который задал кросскультурный подход в анализе социализации.

В определяющем значении культуры для социальности человека легко убедиться: достаточно оказаться в ином культуральном окружении, просто столкнуться с другой культурой, как казавшиеся очевидными нормы социального поведения (от межличностной дистанции в общении до норм взаимопомощи, отношений доминирования/подчинения, способов разрешения конфликтных ситуаций) перестанут быть таковыми. Любая культура имплицитно несет в себе нормативный образ человека - существующий на уровне индивидуального и общественного сознания ответ на вопросы о возможных и должных качествах личности. Эти ответы могут быть довольно неструктурированны, но, как справедливо замечает И. С. Кон, именно они составляют ядро, стержневую ось так называемой наивной, обыденной, житейской психологии любого народа, нации или этнической группы.

Именно этот нормативный канон человека определяет особенности социализации в различных культурах: будет ли поддерживаться ее институтами активность или пассивность подрастающего человека, стремление к индивидуальному успеху или ориентация на коллективные достижения, интернальный или экстернальный локус контроля, множественность или структурная «собранность» «Я-концепции».

Таким образом, если в качестве ведущей задачи социализации выделить задачу межпоколенной трансмиссии культуры, т. е. задачу «передачи по наследству» от поколения к поколению всех свойственных конкретной культуре особенностей (от способов пеленания и времени отлучения от груди до представлений о смысле человеческого существования), то социализация может быть понята как процесс вхождения человека в культуру своего народа, а сам термин заменен понятием инкультурации.

Понятие инкультурации было введено в научный обиход американским культурантропологом М.Херсковицем. Он рассматривал культуру как созданную человеком часть среды, включающую знания, верования, искусство, обычаи. В процессе инкультурации, по его мнению, индивид осваивает присущие культуре миропонимание и поведение, в результате чего формируются его когнитивное, эмоциональное и поведенческое сходство с членами данной культуры и отличие от членов других культур. Процесс инкультурации начинается с момента рождения - с приобретения ребенком первых навыков и освоения речи, а заканчивается, можно сказать, со смертью. Он совершается по большей части не в специализированных институтах социализации, а под руководством старших на собственном опыте, т. е. происходит научение без специального обучения. Конечный результат процесса инкультурации -человек, компетентный в культуре (в языке, ритуалах, ценностях и т. п.) (подробнее см. главу 14).

Очевидно, что изучение процессов инкультурации «принадлежит» не только психологии - с самого начала постановки данной проблемы и до настоящего времени исследования роли культуры в социальном развитии человека составляли предмет культурантропологии, этнографии, этнопсихологии, этнопедагогики.

Социализация как интернализация. Процесс социализации может быть рассмотрен и с точки зрения того содержания, которое заложено в социальном влиянии на личность, т. е. с точки зрения общих механизмов трансляции социального опыта: в этом случае социализация выступает как интернализация.

На сегодняшний день существуют две трактовки понятия интерна-лизации: в широком смысле она понимается как синоним социализации, в узком - как ее частная вариативность, как совокупность моти-вационных и когнитивных процессов, с помощью которых изначально внешние социальные требования становятся внутренними требованиями личности. Следует отметить, что, как правило, речь идет о двух основных модусах данного процесса: усвоении моделей поведения и усвоении социальных значений (символов, ценностей, установок).

В исследованиях, посвященных процессам интернализации поведенческих (в частности, ролевых) моделей, отмечается, что:
• интернализация ролей зависит от степени объективной и субъективной значимости самой модели (например, статуса значимого Другого, чье поведение служит моделью);
• успешность интернализации индивидом моделей поведения зависит от степени согласованности ожиданий его ближайшего социального окружения;
• межиндивидуальные различия процесса поведенческой интернализации редки или незначительны.

В исследованиях, обращающихся к изучению личностных диспозиций, выступающих как результат интернализации социальных требований, тоже можно выделить общие положения:
• интернализация социальных влияний, проявляющаяся в формировании личностных диспозиций, представляет собой многоуровневый процесс;
• данный модус интернализации является необратимым (усвоенные ценности, установки, моральные представления и пр. изменяются лишь при условии изменения внешних социальных обстоятельств);
• основным фактором успешности данного процесса выступает степень осознанности интернализуемых влияний.

Подчеркнем, что для понимания социализации как интернализации нехарактерна трактовка социального развития личности как процесса, жестко детерминированного социальным окружением. Современные исследования подчеркивают значение саморегуляции и самодетерминации в ходе интернализации, нередко рассматривая их как показатель личностной зрелости.

Социализация как адаптация. Для понимания социализации как адаптации характерен анализ социализационного процесса с точки зрения его возможных результатов - прежде всего формирования таких характеристик человека, которые обеспечивают его нормативное функционирование. Тем самым основным критерием в оценке социального развития личности становится ее социальная успешность. Эта проблема по-разному предстает в различных теоретических ориентациях. Так, в бихевиоризме социально-психологическая адаптация понимается как процесс, посредством которого достигается состояние социального равновесия между индивидом и группой, как отсутствие конфликтных отношений человека с ближайшим социальным окружением.

Основное внимание психоаналитических концепций при анализе адаптации направлено на закономерности формирования и развития защитных механизмов личности, причем сам процесс адаптации рассматривается многоуровнево, а психологические защиты могут играть для личности как стабилизирующую, так и дестабилизирующую роль. Для интеракционистского подхода к анализу социально-психологической адаптации характерно ее рассмотрение как успешное выполнение личностью нормативного ролевого репертуара и умение разрешать возникающие ролевые конфликты.

По эмпирическим исследованиям социализации выделяются три ряда факторов, определяющих успешность адаптации. Это, во-первых, способность человека к изменению своих ценностных ориентаций и «Я-концепции»; во-вторых, умение находить определенный «баланс» между своими ценностными ориентациями и социальной ролью; в-третьих, ориентация не на конкретные социальные требования, а на принятие универсальной системы ценностей.

В целом во всех исследованиях социализации с точки зрения разворачивания адаптационных процессов явно или неявно присутствуют следующие общие положения:
• социализация понимается как конечный процесс: представление о возможности достижения некоторого конечного, адекватного социальной ситуации, уровня успешности остается неизменным;
• ход и содержание социализации представляются однозначно заданными социальными требованиями: так, в практике реальных исследований нередко игнорируются возможные рассогласования социальных ожиданий разного уровня общности;
• социализация выступает как процесс, «обращенный назад», как реакция, следующая за изменениями социальной ситуации, между тем очевидна необходимость поиска тех характеристик личности, которые обеспечивают будущий успех, готовят человека к следующему этапу социализации.

Социализация как конструирование. Практически во всех определениях и подходах к социализации так или иначе содержатся указания на активную роль самого человека в данном процессе. Активность субъекта проявляется во многих сферах: в избирательном отношении к возможному ролевому репертуару и в способах разрешения ролевых конфликтов; в выборе той или иной стратегии «совладающего поведения» в трудных жизненных ситуациях и в способах самопрезентации; в приверженности определенной системе ценностей и в особенностях самокатегоризации. Однако, как справедливо замечает И. С. Кон, довольно долго указания на вторую, активную, сторону процесса социализации оставались лишь пожеланиями и практически не воплощались в реальной практике исследований. В итоге факторы, детерминирующие характер и поведение личности, и психические механизмы, посредством которых индивид усваивает разные влияния и социальные нормы, анализировались более глубоко, нежели собственная творческая активность, самосознание и процессы самоосуществления личности.

Интерес к субъективной реальности личности - к смысловым образованиям, компонентам рефлексивного «Я», процессам построения образа социального мира и себя в нем - активизировался в связи со стремительным развитием в последнее двадцатилетие когнитивистской ориентации, открывшей в исследованиях личности новые перспективы через анализ процессов социальной категоризации и самокатегоризации. Одновременно в социологическом анализе проблемы взаимоотношения личности и общества начинает доминировать интерпретативная парадигма, основным пафосом которой также является представление об активной роли индивида в ходе социализации: так, с этой точки зрения субъект социального действия не может быть жестко детерминирован социальными нормами в силу способности к их смысловой интерпретации. Современные приверженцы данной точки зрения утверждают роль человека как творца своего социального мира и соответственно не рассматривают несоответствие индивида требованиям общества как недостаток, требующий принудительного приспособления, а считают подобное рассогласование основным источником социальной динамики.

На сегодняшний день проблема конструирования человеком социального мира является самостоятельным объектом анализа, составляя предметное содержание психологии социального познания. Под конструированием при этом понимается, как отмечает Г.М.Андреева, приведение в систему информации о мире, организация этой информации в связные структуры с целью постижения ее смысла. Результатом данного процесса становится создание человеком образа социального мира, частью которого является представление о самом себе как его части -социальная идентичность. Именно этот образ становится для человека сотворенной социальной реальностью.

Таким образом, для конструкционистского подхода к социализации важны следующие два положения:
• реальность социального мира и реальность внутреннего мира личности суть реальности постоянно познаваемые, осмысляемые и интерпретируемые, и в этом смысле - сотворенные;
• способность человека к функционально-смысловой интерпретации действительности связана с двумя особенностями его представлений о мире: имплицитной представленности в них «поля культуры» (нам не нужны специальные действия по идентификации объектов, если мы знаем их культурную функцию) и интенциональности (мы всегда способны представить себе объекты мира по-другому, не такими, какие они есть на самом деле).
Подобный подход позволил окончательно преодолеть традиции «жесткого» детерминизма в решении проблемы индивида и общества, что проявилось, в частности, в активном введении в анализ социализации категории возможного - как при рассмотрении социального поведения, так и при выделении структурных составляющих «Я-концепции» (например, возможной социальной идентичности).

Источник: 
Марцинковская Т.Д., Психология развития