Периодизация развития

Периодизация развития относится к числу наиболее сложных и до сих пор не имеющих однозначного решения проблем и психологии, и физиологии. Об этом свидетельствуют различные подходы к периодизации развития, существующие в этих науках. Трудности в значительной степени связаны с отсутствием общепризнанного1 критерия, который был бы равно принят представителями разных наук.

Требования к критерию периодизации были сформулированы еще Л. С. Выготским, который указывал, что признак, на основании которого можно отличить одну эпоху детства от другой, должен быть: показательным для суждения об общем развитии ребенка; легкодоступным для наблюдения и объективным. В качестве примера такого признака Выготский приводит процесс смены зубов. Действительно, это информативный показатель биологического созревания. Морфологи Б.А.Никитюк и В.П. Чтецов указывают, что он больше других соответствует календарному возрасту ребенка. Есть также данные о том, что существует корреляция между темпом смены зубов в дошкольном возрасте и некоторыми аспектами умственного (вербального) развития.

Тем не менее ограниченность такого критерия очевидна. Он охватывает слишком короткий период онтогенеза и, кроме того, будучи частным признаком, не дает представления о сути процессов, происходящих в организме на выделяемых с его помощью этапах развития. Похожие претензии можно предъявить и другим аналогичным подходам к периодизации (например, к периодизации на основе критерия сексуального развития).

Известный физиолог И.А. Аршавский полагал, что в основу периодизации должны быть положены критерии, отражающие специфику целостного функционирования организма. По этой логике представляется оправданным в качестве фундаментального критерия периодизации рассматривать процессы адаптации и адаптивные возможности организма. Как отмечают М.М. Безруких и Д.А. Фарбер, особую роль в возрастной периодизации играют критерии, отражающие уровень развития и качественные изменения адаптивных механизмов, связанных с созреванием регуляторных структур ЦНС и обусловливающих деятельность всех физиологических систем и поведение ребенка. Такой подход сближает физиологические и психологические подходы к проблеме возрастной периодизации и создает основу для выработки единой периодизации развития.

В этой связи уместно привести разработанную Л. А. Щеплягшой с соавторами схему, характеризующую этапность нервно-психического Реагирования детей и подростков и отражающую особенности нарушений адаптации на разных этапах развития. Можно выделить следующие четыре этапа, или уровня, в развитии организма и типах нарушения при дезадаптации:
0-3 года; в этом возрасте наиболее развиты вегетативные отделы нервной системы и ответ на вредоносное воздействие среды находит свое выражение в виде нарушения вегетативных функций (расстройства пищеварения, нарушения цикла сна и бодрствования и т.п.);
4 года - 10 лет; на этом возрастном этапе ускоренно развиваются двигательные функции и устанавливаются субординационные отношения между подкорковыми и корковыми уровнями в организации двигательных актов; при патогенных воздействиях в этом возрасте чаще возникают нарушения в двигательной сфере (тики, заикание и др.);
7-12 лет; это период аффективного реагирования, обусловленный формированием и усложнением субъективного опыта ребенка и его эмоциональных переживаний; на этом этапе дезадаптация проявляет себя в виде повышенной возбудимости и страхов;
12-16 лет; это эмоционально-идеаторный этап нервно-психического реагирования; уровень психической зрелости в этом возрасте обеспечивает ответы на воздействие среды в виде характерологических реакций. В качестве иллюстрации процессов дезадаптации в этом возрасте можно привести типологию акцентуаций характера подростков, предложенную А.Е.Личко.

Приведенную схему не стоит рассматривать как вариант периодизации, поскольку она предложена для решения других задач. Однако эта схема позволяет уточнить содержание понятия дезадаптации и выделить возрастную специфику психофизиологических механизмов этого явления.

Междисциплинарное решение проблемы периодизации развития осложняется также неоднозначностью понятия «возраст». В физиологии, психологии и социальных науках это понятие имеет разное содержание.

Значительные индивидуальные колебания в темпах созревания организма дали основания для введения такого понятия, как биологический возраст. Он определяется морфофункциональными особенностями организма по сравнению со статистически установленным средним уровнем развития, характерным для данного хронологического возраста в этой популяции.

Представление о биологическом возрасте имеет практическое значение, потому что в жизни нередко нужно объединять детей не по календарному (паспортному) возрасту, а с учетом реально существующих различий в их развитии. У большинства детей биологический и календарный возраст совпадают, однако у некоторых детей биологический возраст опережает календарный или отстает от него.

Основными критериями оценки биологического возраста считаются: зрелость, оцениваемая по срокам прорезывания молочных и постоянных зубов; скелетная зрелость (порядок и сроки окостенения скелета); зрелость, оцениваемая по срокам наступления вторичных половых признаков. В последнее время при оценке биологического возраста стали использовать не только морфологические возрастные изменения, но и показатели зрелости физиологических систем организма.

Оценка биологического возраста проводится путем сопоставления соответствующих показателей развития обследуемого ребенка со стандартами, характерными для данной возрастной, половой и этнической группы. Индивидуальные различия в биологическом возрасте определяются многими факторами: генетическими и такими средовыми, как климато-географические, экологические и социокультурные. По этой причине дети и подростки из разных этнических и социокультурных групп при одинаковом календарном возрасте могут иметь различный биологический возраст.

Нужно отметить, что проблема возраста в науке приобретает все более дифференцированное толкование. Наряду с календарным и биологическим возрастами для характеристики человека используются понятия социального и психического возраста. Причем такие широко принятые в психологии и физиологии понятия, как дошкольный, школьный, студенческий, рабочий и пенсионный возраст представляют собой градации социального возраста, поскольку имеют явно социальное происхождение и содержание, определяемое нормативно-ролевыми характеристиками, существующими в данном обществе в конкретную историческую эпоху.

Дифференцируется и понятие психического возраста. Кроме умственного возраста, определяемого коэффициентом интеллекта, выделяют психосексуальный возраст (уровень эротических интересов и поведения), рекреационный возраст (соответствие досуга возрастным нормам) и т. д. В этой связи снова возникает проблема согласованности, в данном случае согласованности между разными категориями и аспектами возраста. Например, насколько психосексуальный возраст соответствует уровню индивидуальной физиологической зрелости подростка.

Научные и практические знания обеспечивают некоторые, в основном эмпирические, представления о степени согласованности различных аспектов возраста, соответствующей нормальному ходу онтогенеза. Тем не менее существуют определенные типы, варианты развития, которые выделяются по объективным критериям рассогласования биологического, психического и календарного возраста.

Наряду с типичными показателями уровня развития, характерными Для большинства представителей определенной возрастно-половой группы, встречаются отклонения. На индивидуальном уровне они сводятся к двум основным типам: акселерации и ретардации развития. Акселерация представляет собой ускорение физического развития и формирования функциональных систем организма детей и подростков. Различают два вида акселерации: эпохальную и внутригрупповую. Первая определяется как явление, присущее всем детям и подросткам в сравнении с предшествующими поколениями. Эпохальная акселерация была заметным явлением в 60-70-е годы XX в. В 80-е годы процесс стабилизировался, а с начала 90-х появились признаки противоположно явления - децелерации развития, т. е. широко наблюдаемого замедления процессов физического созревания детей и подростков. Причины массовой акселерации и децелерации до конца не изучены. Высказывается предположение, что эпохальные акселерация и децелерация имеют циклический характер. Это означает, что ускорение развития - явление временное, оно наступает периодически под влиянием экзогенных факторов (например, солнечной активности) или эндогенных процессов неизвестной природы, и на смену ему приходит замедление физического развития.

Внутригрупповая, или индивидуальная, акселерация рассматривается как ускоренное развитие отдельных детей и подростков в определенных возрастных группах. Доля таких детей колеблется в пределах от 13 до 20% в зависимости от возраста.

Ретардация проявляется при задержке физического развития и формирования функциональных систем организма детей и подростков. Доля ретардированных детей внутри разных возрастных групп иногда достигает 20 %. Ретардация развития может проявляться в разных сферах и характеризоваться разной степенью отклонения от статистической нормы. Необходимо различать ретардацию физического развития и задержку психического развития. Первая может существовать независимо от второй и нередко представляет собой вариант развития в пределах нормы. Описано, например, конституциональное замедление развития, обусловленное факторами наследственности и проявляющееся в отставании всего развития, в том числе полового созревания, на 2-3 года. Такие дети все равно проходят все стадии развития и достигают зрелости, но только с опозданием.

В связи с этим существует особая задача - отделить замедленное развитие и созревание как вариант нормы от задержки развития, обусловленной патологическими процессами. Последнее особенно важно при определении школьной зрелости и готовности к обучению.

Поскольку около 40 % детей имеют динамику биологического созревания, отклоняющуюся от средних нормативных данных, есть основания полагать, что каждому человеку присущ собственный темп индивидуального развития. Дети, имеющие одинаковый календарный возраст, могут находиться на разных этапах возрастного развития. Несоответствие календарного и биологического возраста ребенка позволяет оценить темп индивидуального развития.

По современным представлениям скорость роста и развития на разных этапах онтогенеза в определенной степени зависит от конституциональной принадлежности ребенка и его гормонального статуса. Так, у представителей дигестивного (характеризуется преобладающим развитием живота, который выдается вперед по отношению к грудной клетке) и, по-видимому, мышечного типов по сравнению с астено-торакаль-ным типом (характеризующимся удлиненным худощавым телосложением и развитой в длину грудной клеткой) раньше начинается период полового созревания, и, по-видимому, они в более раннем возрасте достигают половой зрелости. Известно также, что процессы роста у представителей мышечного типа заканчиваются раньше, чем у людей астенического телосложения.

Наряду с конституциональными чрезвычайно выражены половые различия в темпах созревания: у девочек созревание идет быстрее, соответственно этому имеют место половые различия по целому ряду показателей, свидетельствующие о более раннем наступлении зрелости у девочек.

Итак, психофизиологическое созревание, определяющее очередность возрастных изменений в ЦНС и некоторых других системах организма (эндокринной, опорно-двигательной), обеспечивает условия для возникновения и реализации психических функций. По морфологическим и функциональным показателям можно судить о процессах созревания и степени зрелости структур и функций организма на отдельных этапах онтогенеза каждого ребенка. Однако в последовательности процессов созревания отражаются как общие, так и индивидуальные особенности развития. Индивидуализация касается в первую очередь темпа созревания (скорости возрастных преобразований).

Нередко высказывается мнение, что акселерация физического развития не оказывает влияния на темпы психического развития и это создает трудности в обучении и воспитании ускоренно созревающих детей. По мнению некоторых ученых, большинство детей, обнаруживающих признаки преждевременного полового созревания, склонны к отставанию в развитии умственных способностей. В то же время немецкий психолог Х.Ремшмидт, обобщая данные ряда исследований, указывает, что конституционально рано развивающиеся дети и так называемые соматические акселераты обнаруживают более высокие показатели умственного развития и лучшую социальную приспособляемость. Размеры тела влияют на успехи рано созревающих подростков, у более крупных детей успеваемость лучше, чем у мелких, они пользуются симпатией окружающих и уверены в себе. В противоположность этому у поздно созревающих подростков меньше веры в себя, больше сомнений в осуществимости своих планов. Некоторые из этих особенностей, по-видимому, сохраняются и на более поздних этапах онтогенеза.

Таким образом, конституциональные особенности ребенка (в том числе и темп созревания) создают специфические условия для его психического и социального развития - более благоприятные для одних Детей и менее благоприятные для других.

Как уже отмечалось выше, темп созревания - характеристика относительно непостоянная, поэтому в жизни индивида на смену выраженному ускорению темпов созревания может прийти замедление развития, и напротив, изначально замедленное созревание может ускориться и привести к акселерационному скачку. Эти явления адекватно описываются понятием индивидуальная траектория развития. Оно подразумевает возможные ускорения и замедления созревания, а также определенную меру онтогенетической стабильности характеристик индивида в ходе онтогенеза.

Источник: 
Марцинковская Т.Д., Психология развития
Темы: