Структурные компоненты Я концепции

Несмотря на длительную историю изучения преимущественно в общей и возрастной психологии, социально-психологический подход к проблеме «Я» оформился относительно недавно. На рубеже 60-70-х годов, в основном в рамках когнитивистской ориентации, начинает складываться определенная тенденция в понимании проблем категории «Я», главным предметом изучения которой, невзирая на все многообразие конкретных теорий, становятся рациональные компоненты Я концепции. Термин «Я-концепция» обязан своим возникновением именно этой тенденции. Весьма примечательна дискуссия, которая велась на начальном этапе становления данной проблематики. Так, в зависимости от понимания соотношения двух основных понятий, традиционных для психологии «Я», Ego и Self, выделились три подхода. Исследователи, примыкающие к первому из них, утверждали принципиальное различие Ego и Self. Ego, по их мнению, представляет собой «Я» как процесс, активное «Я». Основными его функциями для личности являются действия по адаптации и защите.

В свою очередь Self рассматривалось как пассивное «Я», «Я» как объект, то, что человек думает о себе, о своих чувствах, оценках, стремлениях.

Представители второго подхода рассматривали «Я» как объект познания, как то, на что направлена деятельность различных психических механизмов, в том числе адаптационных и защитных. С их точки зрения, принципиальные различия Ego и S e l f отсутствуют.

Для представителей третьего подхода было характерно инверсионное понимание соотношения Ego и Self: первое, с их точки зрения, означало рефлексивные аспекты «Я», а второе — его активную сторону [по L'Ecuyer R., 1981].

Структурные компоненты Я концепции и процессы их формирования стали характерными чертами данного этапа социально-психологических исследований. Общее для всего когнитивистского подхода обращение к идее категоризации с необходимостью привело к возникновению множества теорий, в центре которых стояли проблемы рефлексивного «Я». Анализ структурных компонентов «Я» велся по самым разным основаниям. Они могли отражать:
1) различные уровни объективированности тех или иных Я-представлений ( реальное, идеальное, должное, желаемое «Я» и т. д.);
2) его возможные изменения ( устойчивое и гибкое «Я» и т.п.);
3) различные фокусы субъективного внимания ( физическое и социальное «Я», осознанное и неосознанное, подлинное и ложное).

В каждой отдельной концепции нередко происходило совмещение разных оснований. Таково, например, соматическое, рецептивное, конструктивное и интроективное «Я» у Т. Сарбина; физическое, концептуальное, активное и ценностное «Я» у Э. Симмонса; перцептивное и концептуальное «Я» Ф. Сьюпера.

Параллельно с интересом к рациональным структурам «Я» наметилась тенденция к рассмотрению его эмоциональных аспектов. Исходно ее возникновение было связано с исследованиями дихотомии «Я» — «не Я»1. При изучении процессов отделения и утверждения «Я» оказалось необходимым ввести не только понятия когнитивной дифференциации, но и аффективной оппозиции. В качестве одного из факторов формирования «Я» все чаще стали выделять реальный конфликт между внутренней аффективной динамикой и социальными требованиями, между личностной активностью и межличностными отношениям.

Степень близости образов «Я» и «Другого» явилась предметом исследования для польского психолога Я. Рейковского (1981). Исходя из того факта, что практически все измерения, которые применяются для самоопределения, используются и для определения других, он приходит к выводу, что субъективная граница между «Я» и «не-Я» довольно нечеткая, и, следовательно, люди различаются по тому расстоянию, которое разделяет в их семантическом пространстве понятия «Я» и «Другой». Именно величина этого расстояния и определяет, согласно Я. Рейковскому, степень включенности нашего «Я» в события, происходящие с другими людьми, и, соответственно, сами структурные компоненты «Я» стимулируют просоциальное поведение по отношению к людям, близким нашему «Я», и наоборот.

Заметим, что очевидным следствием этой тенденции стал все больший акцент на социальных компонентах «Я», несмотря на все различия в смыслах, которые разные исследователи вкладывали в это понятие: «Я» как система ролей, «Я» как сумма идентификаций и т.д.

История утверждения традиции выделения не только когнитивных, но и аффективных структур «Я» в социальной психологии была достаточно непоследовательна. Так, иногда отдавали приоритет когнитивным компонентам, фактически сводя эмоциональные структуры «Я» к когнитивным, либо подчеркивали примат аффективных образований в «Я». Однако на сегодняшний день большинство исследователей все же склонны отводить когнитивным и аффективным аспектам «Я» роль самостоятельных, хотя и тесно взаимосвязанных структурных компонентов Я концепции [L'Ecuyer R.., 1981; Piolat Ml., 1999].

Типичным примером подобного подхода является концепция Дж. Бине, который считает необходимым разделить Я-концепцию и самооценку. Я концепция определяется им как восприятие себя в терминах личной атрибуции и различных ролей. Так, например, ребенок может участвовать в социальных отношениях как сын или дочь, как брат или сестра, как партнер по играм, как учащийся и т.д. При этом в каждой роли индивид получает и интернализует обратную связь о природе и качестве своей роли. Таким образом, восприятие себя человеком будет развиваться от простого ролевого определения до восприятия качества ролевого исполнения. Вместе с тем самооценка определяется Дж. Бине как ценностная характеристика, имеющая отношение к личной удовлетворенности ролью и качеством ее исполнения в той или иной ситуации. Как видно, в этом подходе когнитивные и оценочные характеристики тесно связаны между собой, и единственный вопрос заключается в том, является ли Я-концепция чисто когнитивным образованием в рамках более общего процесса самовосприятия или же Я-концепция является структурой, в которую входят как когнитивные представления индивида о себе, так и самооценка.

Примером точки зрения, жестко дифференцирующей когнитивный и аффективный аспекты «Я», является подход С. Эпштейна. Он считает, что в концептуальном плане в Я-концепции можно выделить два аспекта: преимущественно когнитивный и преимущественно аффективный. Когнитивный аспект представляет собой наивную теорию, которую человек развивает по отношению к себе. Такая Я-концепция, более или менее организованная, внутренне согласованная и относительно стабильная, служит, по мнению С. Эпштейна, важным средством для понимания субъектом самого себя и своих отношений с окружающими. Аффективный аспект соответствует самопринятию, самоуважению и отражает то, как субъект относится, эмоционально переживает и оценивает самого себя. Тем самым, по мнению автора, несмотря на определенную взаимообусловленность, это принципиально разные структурные компоненты Я концепции.

Наиболее комплексное и максимально «удобное» с социально-психологической точки зрения видение проблемы структурных составляющих «Я» представлено в концепции Р. Бернса (198 6). Он предлагает рассматривать Я-концепцию как совокупность установок, направленных на самого себя. Соответственно трехкомпонентной структуре социальной установки в Я-концепции также выделяются три составляющие:
1) образ «Я» — представления индивида о самом себе;
2) самооценка — аффективная оценка этого представления, обладающая различной степенью интенсивности в зависимости от уровня принятия тех или иных самохарактеристик;
3) поведенческая реакция — те действия, которые вызываются образом «Я» и самооценкой.

Каждый из этих трех установочных компонентов может быть представлен, с точки зрения Р. Бернса, по крайней мере в трех модальностях:
реальное «Я», отражающее те установки, которые связаны с актуальными способностями, ролями, статусами («Я-на-самом-деле»);
социальное «Я», отражающее те установки, которые связаны с мнением человека о том, как его видят другие («Я-глазами-Других»);
идеальное «Я», отражающее установки, которые связаны с представлениями человека о желаемом «Я» («Я-каким бы-я-хотел-быть »).
Иными словами, Я-концепция используется Р. Бернсом как собирательный термин для обозначения всей совокупности представлений человека о себе, и итоговая структура Я-концепции выглядит следующим образом ( рис. ):

Рассмотрим последовательно все три основных составляющих Я-концепции как установочной структуры.

Когнитивный аспект Я-концепции. Как правило, когнитивные структуры нашего «Я» ( или Я-репрезентации) отражают основные характеристики нашего привычного самовосприятия. По сути, это самоописания через тот или иной набор отдельных черт, любые ролевые, атрибутивные или же статусные характеристики, которые, как справедливо замечает Р. Бернс, «можно перечислять до бесконечности». Одни из них являются более важными и более тесно связаны с поведением, чем другие; некоторые являются позитивными, некоторые же негативными; одни имеют отношение к актуальному опыту индивида, другие, напротив, связаны с прошлым опытом.

Наиболее очевидные различия среди Я-репрезентаций наблюдаются в отношении их важности, или центральности. Некоторые представления о себе являются как бы сердцевиной Я-концепции, в то время как другие выступают как периферийные. Центральные представления обычно более хорошо проработаны и более интенсивно воздействуют на социальное поведение человека. Необходимо отметить еще одну важную характернистику Я-репрезентаций — они могут быть как позитивными, так и негативными. В большинстве работ авторы фокусируют свое внимание на позитивных Я-репрезентациях, вместе с тем негативные Я-представления, являющиеся едва ли не более интересными для исследования, изучены значительно меньше. Так, Дж. Бином было постулировано, что депрессивные личности несут в себе некоторые депрессивные Я-схемы, которые искажают адекватное восприятие себя. Л. Кахль и другие также пишут о негативизме депрессивных личностей, который распространяется на все аспекты их информационных процессов, включая процессы самовосприятия. Однако в настоящее время исследователи не пришли к единому мнению о том, является ли этот негативизм в отношении себя функцией некоторой постоянной «неправильной» схемы, или же мышление депрессивных личностей представляет безусловно точное отражение их жизненного опыта [Beane L. et al., 1980; Kahle L., 1980].

Аффективный аспект Я-концепции. Когнитивная составляющая Я-концепции не воспринимается человеком нейтрально, а всегда пробуждает те или иные чувства и оценки, интенсивность которых может варьировать в зависимости от социального контекста и от самого когнитивного содержания. Традиционно эта составляющая нашего «Я» обозначалась концептом «самооценка», но в последнее время он все чаще сосуществует с таким понятием как «самоотношение».

Очевидно, что когнитивные и аффективные структурные компоненты Я концепции тесно взаимосвязанны. Так, например, если культурные различия порождают различные когнитивные содержания нашего «Я», они могут также порождать и различия в эмоциональном отношении к себе. Исследования Х. Маркус и Т. Китаямы показывают, что самоотношение, основанное на самовыражении и проявлении личностных свойств, специфично лишь для западного общества.

В целом в ряде исследований отмечается, что характер самоотношения тесно связан с особенностями социального опыта человека на всем протяжении его жизни. Так, основы самоотношения закладываются в раннем детстве, и основным фактором при этом выступает характер детско-родительских отношений . В более позднем возрасте на самоотношение влияет опыт переживания травмирующих ситуаций (госпитализация, смерть близкого человека, развод, социальная неуспешность и пр.)2. У взрослых самоотношение представляет собой достаточно устойчивую личностную диспозицию, часто коррелирующую с другими признаками психологической адаптации, причем нередко основу самоотношения в этом возрасте определяет характер социальной самоидентификации.

Однако вопрос о влиянии уровня самоотношения на характеристики социального поведения человека составляет отдельную проблему. Начиная со времен У. Джемса и его знаменитой формулы самооценки, которая, как известно, являлась частным от деления успеха на уровень притязаний, исследователи продолжают обсуждать проблему ценности высокого самоотношения. Сегодня отмечается прежде всего фактор влияния культурных различий: исследования, подтверждающие связь высокого самоотношения и просоциального поведения проводились на респондентах западной культуры и, несомненно, имеют малую экологическую валидность.

Поведенческий аспект Я-концепции. Как уже было детально показано в главах, посвященных взаимосвязи установок и поведения, непосредственное выражение установки в поведении наталкивается на ряд ограничений. Конкретные действия человека, которые могут быть вызваны его Я-репрезентациями и/или самоотношением, также зависят от многих факторов. Для социально-психологических исследований «Я» поведенческая составляющая Я-концепции, как правило, выражается понятием самопрезентации.

В целом самопрезентация как поведенческая составляющая Я-концепции служит целям проверки и подтверждения ее когнитивной и аффективной структур. Однако целей самопрезентации может быть гораздо больше, впрочем, как и стратегий социального поведения, им соответствующих. Например, выделяются следующие цели и стратегии самопрезентации [Jones E., Pittman Т., 1982 — по Philipchalk R., 1995]:
желание понравиться ( поведенческая стартегия — демонстрация согласия с мнением другого, лесть, сверхнормативная вежливость и др.);
продвижение себя ( поведенчески — хвастовство, преувеличение достоинств в сравнении с небольшими недостатками и т.п.);
служение примером ( менее распространенная цель,
направленная на то, чтобы вызвать у партнера восхищение или чувство вины, выражающаяся в демонстративно просоциальном поведении);
стремление вызвать сочувствие ( используется в тех случаях, когда другие стратегии не оправдали себя, и направлена на то, чтобы вызвать у партнера чувство жалости, поведенческая стратегия — преуменшение своих сил, демонстрация своего слабого «Я»);
стремление запугать ( как правило, плохо осознаваемая человеком цель, выражающаяся в слабоконтролируемом поведении, когда все остальные стратегии не привели к успеху).
Иными словами, поведенческая составляющая нашей Я-концепции, выражающаяся в самопрезентациях, в целом направлена на подтверждение ее когнитивных и аффективных структур.

Источник: 
Белинская Е.П., Социальная психология личности
Темы: