Формирование социальных установок

Наиболее известными подходами к изучению формирование социальных установок являются бихевиористский подход (подход через научение), когнитивистский подход, мотивационный подход, а также социологический (или структурный) подход, основанный на идеях интеракционизма. В настоящее время развивается также и биологический (генетический) подход к формированию социальных установок.

Бихевиористский подход. В целом в необихевиоризме социальная установка рассматривается как имплицитная, опосредствующая реакция - гипотетическая конструкция или промежуточная переменная между объективным стимулом и внешней реакцией. Аттитюд, фактически недоступный для внешнего наблюдения, является одновременно реакцией на наблюдаемый стимул и стимулом для наблюдаемой реакции, действуя наподобие связующего механизма. Например, установка ребенка на учителя может быть рассмотрена одновременно и как реакция на учителя и как стимул для определенного поведения по отношению к этому учителю. Обе стимульно-реактивные связи по мнению бихевиористов подчиняются всем законам теории научения. Образование социальной установки во многом схоже с образованием других привычек и навыков. Следовательно, принципы, применяемые к другим формам научения, определяют и формирование аттитюда.

В рамках теории научения в качестве основных механизмов с участием которых происходит формирование социальных установок могут быть рассмотрены: стимулирование (положительное подкрепление) г наблюдение, возникновение ассоциаций и подражание.

Наиболее простой способ формирования аттитюда происходит прежде всего за счет положительного подкрепления, причем позитивное стимулирование в процессе научения может быть выражено как в материальных, так и " духовных" дополнительных стимулах. Например, студент получивший отличную отметку и похвалу преподавателя за экзамен по трудному предмету,сформирует скорее всего позитивную установку на сданную дисциплину.

В обыденной жизни родители используют при воспитании ребенка положительное подкрепление ( похвалу, ласку, эмоциональную поддержку) для формирования положительного аттитюда на определенный социальный объект или процесс.

Известные эксперименты, проведенные в школе убеждающей коммуникации К. Ховланда (к рассмотрению которой мы обратимся чуть позже), показали, что установка формируется легче тогда, когда процесс убеждения подкрепляется позитивными моментами. Например, Ирвинг Джейнис с коллегами обнаружил, что сообщение становится более убедительным для студентов Йельского университета, если они читают его, одновременно лакомясь арахисом с пепси-колой (Майерс Д., 1997).

Одним из механизмов, который отвечает за формирование социальных установок может выступать наблюдение за поведением других людей, а также наблюдение за его последствиями. Если поведение сопровождается позитивными результатами и по достоинству оценивается человеком, возможно, что это приведет к формированию у него позитивной социальной установки, определяющей наблюдаемое поведение. Например, если мы каждое утро наблюдаем за соседом, занимающимся спортивным бегом и при этом видим, что он прекрасно стал выглядеть, поддерживает спортивную форму, находится всегда в хорошем настроении, скорее всего, у нас сформируется положительный аттитюд на спортивный бег.

Другим важным механизмом формирования аттитюдов является установление ассоциативных связей между уже существующей и вновь формируемой установкой или между структурными компонентами разных аттитюдов. Ассоциации "связывают" различные стимулы, появляющиеся одновременно. Чаще всего такая связь происходит между аффективным ( эмоциональным) компонентом одного аттитюда с нейтральным социальным объектом вновь формируемого аттитюда. Например, если очень уважаемый ведущий телевидения ( на которого существует позитивная установка) с удовольствием представляет нового, пока не известного нам человека, на "новичка" будет сформирован позитивный аттитюд.

Факт переноса позитивного отношения на другой социальный объект посредством ассоциативной связи был продемонстрирован в эксперименте И.Лоджа (Lorge I., 1936). Участвующим в его исследовании испытуемым предлагался ряд утверждений, авторство которых приписывалось различным политическим деятелям. Например, говорилось, что такое высказывание, как: "Я уверен, что небольшой бунт никогда не повредит" принадлежит знаменитому американскому политическому деятелю, автору проекта Декларации независимости Томасу Джефферсону. Респондентов просили высказать степень согласия с каждым из предложенных утверждений. Затем их просили ответить, насколько они уважают каждого из политических деятелей, чьи цитаты им предъявлялись.

На втором этапе эксперимента испытуемым вновь давались для оценки те же высказывания, но при этом их авторство приписывались совсем другим политикам. Приведенное высказывание принадлежало на сей раз не Т.Джефферсону, а В.И.Ленину. Было обнаружено, что позитивную оценку утверждениям испытуемые давали в зависимости от того, кто выступал автором цитаты. В то время как уже упоминавшаяся и приписываемая Джефферсону цитата получила всеобщее одобрение, она полностью отвергалась, если ее авторство приписывалось Ленину. Кроме того, разница между двумя оценками одной и той же цитаты соотносилась с разницей в популярности этих двух политиков у испытуемых, участвующих в эксперименте.

Интерпретация этого явления, дававшаяся с позиции теории научения, основывалась на том, что аттитюд на сообщения, ассоциирующиеся с привлекательными и пользующимися большим доверием источниками, будет более позитивным, чем в случае когда сообщения ассоциируются с непривлекательным источником (Hovland C.I., Janis I.J., Kelley H.H., 1953).

Научение через подражание также приложимо для объяснения формирования социальных установок. Подражание, как известно, является одним из основных механизмов социализации человека, хотя роль подражания неоднозначна на разных этапах его жизни. Люди подражают другим, особенно если эти другие являются значимыми людьми. Так, главным источником основных политических и социальных аттитюдов в раннем возрасте является семья. Дети склонны подражать аттитюдам своих родителей. Например, в детстве мальчик скорее всего будет болеть за ту же спортивную команду, что и его отец, признавать лучшей маркой машины ту, которой восхищаются близкие. В дальнейшем на формирование социальных установок человека начинают оказывать влияние и другие значимые для него люди, а также и институты социализации. Например, социальные установки старшеклассников могут формироваться в большей степени под воздействием сверстников или их кумиров из мира музыки, телевидения, кино. Огромную роль в формировании аттитюдов на протяжение всей жизни человека оказывают средства массовой коммуникации.

И так, процесс формирования социальных установок, как он понимается бихевиористами, фактически не предполагает активности со стороны самого субъекта. Научение, происходящее под влиянием различных внешних стимулов, определяет вновь создаваемые аттитюды.

Мотивационный подход. Мотивационный подход рассматривает формирование социальных установок как процесс взвешивания человеком всех " за" или " против" принятия нового аттитюда, а также определения последствий принятия социальной установки. Таким образом, основными для формирования социальных установок в этом подходе является цена выбора и выгода от последствий выбора. Например, студентка может считать, что заниматься в спортивной секции очень здорово - это поддерживает тонус, дает возможность весело проводить время, общаться с друзьями, сохраняет фигуру и т.д. Все эти соображения приводят ее к формированию позитивного аттитюда по отношению к занятиям спортом. Однако она думает, что это отнимает много сил и времени, кроме того, это мешает ее занятиям в колледже, а ей хочется поступить в университет. Эти соображения приведут ее к негативному аттитюду. В зависимости от важности для студентки разных мотивов определится конечный аттитюд к посещению спортивной секции.

В рамках мотивационного подхода на сегодняшний момент выделяют две теории:
1. Теория когнитивного реагирования
(Greenwald A.G., 19 68; Petty R.E., Ostrom T.M., Brock T.C. 1981).
2. Теория ожидаемых преимуществ (Edwards W. 1954).

Теория когнитивного реагирования предполагает , что люди реагируют на определенную позицию и ее различные аспекты положительными или отрицательными мыслями (" когнитивными реакциями"). Именно мысли определяют, будет ли человек поддерживать эту позицию или нет. При этом эти "когнитивные реакции" представляют собой исключительно субъективные оценки человека, не отражая порой объективную ситуацию. Основной идеей теории когнитивного реагирования является идея активности перерабатываемой информации человеком, а не пассивное ее принятие. В то же время при формировании окончательного аттитюда человек исходит в основном из собственных субъективных представлений, когнитивных реакций на сообщение, он как бы сам решает каким будет его аттитюд.

Другой вариант мотивационного подхода - теория ожидаемых преимуществ Эдвардса (Edwards W. 1954). В ней также предполагается, что люди принимают позицию, основанную на обдуманном взвешивании всех "за" и "против", но относящимся уже к предполагаемым результатам сделанного выбора. Кроме этого, добавляется идея о том, что люди рассматривают не только возможные последствия, но при этом также принимают во внимание насколько эти последствия вероятны. Таким образом, при выборе аттитюда люди намереваются получить для себя максимальную пользу.

В отличие от научения подход с точки зрения мотивации рассматривает людей как более активных, расчетливых и действующих сугубо рационально при выборе решения. Мотивационные теории делают упор на то, что люди, исходя только из собственных интересов смогут выиграть или потерять в результате выбора определенной позиции. При этом не берутся в расчет интересы других, люди всегда "выбирают" аттитюд, дающий максимальный выигрыш именно им. Помимо всего не учитывается прошлый опыт человека, в теориях рассматривается соотношение мотивов действующих только в данный момент времени (Гулевич Б.А., Безменова И.Б. 1999).

Когнитивный подход. Этот подход включает в себя несколько сходных между собой теорий - теорию структурного баланса Ф. Хайдера (Heider, 1958), теорию коммуникативных актов Т. Ньюкома (Newcomb, 1953), теорию конгруэнтности Ч. Осгуда и П. Таннебаума (Osgood, Tannenbaum, 1955), теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера (Festinger, 1957). Все теории когнитивного соответствия базируются на представлениях, согласно которым люди стремятся к внутренней согласованности своей когнитивной структуры и, в частности, своих аттитюдов ( см. Андреева, Богомолова, Петровская, 1978).

Согласно когнитивной ориентации роль установки, как опосредстующей вновь поступающую информацию, выполняет вся когнитивная структура, которая ассимилирует, моделирует или блокирует ее. Тем не менее возникает проблема разведения установки и элементов когнитивной структуры (мнения, убеждения), лишенных важнейшего свойства установки - ее имманентной способности регулировать поведение, ее динамического аспекта. Когнитивисты (в частности, Л. Фестингер) находят определенный выход из той ситуации - признается, что единичная социальная установка лишена динамического потенциала. Он возникает лишь как результат рассогласования когнитивных компонентов двух установок. Отсюда исходит и идея о формировании социальных установок в рамках теорий когнитивного соответствия. Человек, имеющий различные аттитюды, которые не согласуются друг с другом, сам стремится сделать их более согласованными. При этом возможны различные варианты: противоречивая установка может быть полностью заменена новой, согласующейся с другими когнициями или же в " старой" установке может быть изменен когнитивный компонент. Причиной порождения установки может являться также и конфликт между когнитивными элементами установок и их поведенческими компонентами.

Еще одной разновидностью подхода с точки зрения согласованности является подход, утверждающий, что люди стремятся к согласованности их когниций с аффектами. Этот момент был зафиксирован, в частности, в эксперименте М. Розенберга (Rosenberg, 1960) . На первом этапе эксперимента он опрашивал белых участников исследования в отношении их аттитюдов к неграм, к расовой интеграции и в целом о взаимоотношениях белых и черных американцев.

На втором этапе проводился гипноз, с помощью которого изменялся аффективный компонент аттитюда. Например, если участник был прежде настроен против интеграционной политики, то ему внушалось положительное отношение к ней. Затем респондентов выводили из гипнотического транса и расспрашивали об их аттитюдах к неграм, к интеграции, к взаимодействию.

Оказалось, что изменение одного только аффекта (эмоциональной компоненты) сопровождалось резкими переменами в когнициях. Например, человек, который первоначально был против интеграционной политики, приходил к убеждению, что интеграция является абсолютно необходимой, чтобы уничтожить расовое неравенство, что она необходима для установления расовой гармонии, именно за это надо бороться и всячески поддерживать такую политику. Эти изменения происходили в связи со стремлением уменьшить несоответствие аффекта и когниций.

Основным моментом эксперимента М. Розенберга являлось то, что изменение аффектов в ходе гипноза происходило без поступлений каких бы то ни было новых когниций и без изменения старых. То есть изменение аффекта приводит к изменению когниций (формированию новых когниций). Этот процесс очень важен, так как многие аттитюды формируются ( например, в детстве) вначале через сильные аффекты, не имея при этом каких-либо значимых когнитивных оснований. Лишь позже люди начинают "наполнять" уже сформированные аттитюды соответствующими когнициями, подтверждать определенными фактами свое позитивное или негативное отношение ( установку) к социальным объектам.

Этот момент определяет один из возможных путей формирования так же и этнических автостереотипов, которые возникают и передаются в связи с необходимостью подкрепления существующих положительных аффектов по отношению к своей этнической группе.

Источник: 
Белинская Е.П., Социальная психология личности