Генитальная стадия

В зависимости, следовательно, от того, была ли предшествующая фазе латентности эволюция здоровой или нет, или от того, что чувства неполноценности помешали на заре пубертата разрешению остаточного конфликтного узла или заставили регрессировать либидо субъекта к стадиям, предшествующим фаллической стадии, мы будем присутствовать при появлении нормальной или перверсной сексуальности, или при более или менее выраженном неврозе.

Мастурбация (третичная) сопровождается теперь фантазмами, направленными к объектам, выбранным вне семьи, часто окруженным нимбом исключительной ценности, которая делает их из-за осмотрительности еще недоступными и вызывает культурный рост в работе.

Пубертат принесет с появлением эякуляции у мальчика и менструального кровотечения и развития молочных желез у девочки элементы, которых не хватало для понимания взаимной роли мужчины и женщины в зачатии.

Им еще остается научиться центрировать свою нежность и сексуальные переживания на одном и том же существе, как во время их забытого детства, чтобы остановить свой выбор после демистификации последовательных выборов и зафиксировать его для витальной безопасности детей, которые впоследствии могут родиться от удавшейся, согласованной, межчеловеческой, телесной, эмоциональной и генитальной встречи.

И если ребенка, объекта генитальной стадии этого финального периода развития, не будет, его аффективным субститутом будет их общее социальное дело, ибо плодовитость есть характеристика свершения на этой стадии.

Хотя часто существуют тесные отношения и явная связь между аффективным развитием и ментальным уровнем, опыт нас учит, что это не всегда так. A fortiori числовое выражение «ментального уровня» не позволяет никоим образом сделать вывод, что мы имеем, таким образом, средство воспринять и дать оценку «интеллекту».

Нам кажется, что предрасположенности к возможности интеллектуальных сублимаций (то, в чем, собственно, состоит учеба в школе и интеллектуальная работа в целом) зависят от предсформированных, конститутивных элементов, если не принимать во внимание любые аффективные тормозящие реакции. Но эти возможности интеллектуальных сублимаций, чтобы быть использованными, должны содержать максимум телесной и эмоциональной адаптации, позволяющей и соблюдающей расцвет субъекта, относительно автономного индивида, место интеграции законов сплоченности его собственного либидо и законов, обеспечивающих сплоченность общества.

Когда невроз сопровождается ментальным уровнем ниже нормального, этот факт может быть обусловлен либо настоящей умственной дебильностью, либо резким торможением доступа к оральному, анальному, уретральному, фаллическому либидо в момент, когда гедонизм этих зон был элективной целью деятельности.

Интеллектуальный интерес просыпается, действительно, на этих последовательных стадиях посредством аффективного присоединения к субститутам сексуального объекта по мере фрустраций (оральных, анальных, уретральных), навязанных воспитателем и внешним миром. Интеллектуальный интерес, вытекающий из влечения либидо, требует, чтобы субъект терпел это влечение, по меньшей мере в течение времени, необходимого для формирования заместительных интересов до тех пор, пока эти интересы не будут давать сами по себе аффективные удовлетворения, помимо уважения взрослых. И только тогда соотносимый сексуальный интерес сможет утихнуть сам собой через безопасное вытеснение; возможность сублимации достигнута.

Гипертрофия «интеллекта» по отношению к остальной психофизиологической деятельности субъекта заслуживает, как нам кажется, имени «невротического симптома», т. е. реакции на страх, на страдание. Интеллект, дебильный, нормальный или высший, может существовать как у невротика, так и у аффективно здорового субъекта, но при изначально равных возможностях для сублимаций здоровый субъект располагает по сравнению с невротиком интеллектуальными способностями, лучше адаптированными к реальности и более плодотворными. Его интересы более многочисленны и при этом не разнородны, они имеют целью как свое собственное удовлетворение и свое личное обогащение, так и результаты, объективно эффективные для своей социальной среды.

У таких субъектов фаллический период, фаза латентности, равно как и начало генитальной стадии в пубертате, отмечены аффективным интересом, спонтанным и последовательным включением во все виды деятельности, о которых они могут (в своей среде) иметь понятие.

В генитальной стадии с наступлением зрелости индивид пожертвует тогда по зрелому размышлению (и не будет вытеснять) теми из своих интересов, которые будут четко несовместимы с линией жизни, которую он выберет. Впрочем, это без всякой остаточной горечи по отношению к объектам, от которых он откажется и которые, он увидит без тревоги, будут избраны другими.

То, что мы только что сказали о расцвете интеллекта, является, впрочем, лишь частным приложением счастливого завершения генитального развития либидо, характеризуемого «Призванием», ангажированностью, обдуманным выбором, который, когда он осуществляется целостно вплоть до бессознательного, сопровождается психофизиологическим расцветом и фиксацией либидо на способе, именуемом облативным по отношению к объекту любви, творчеству, ребенку.

Мы видели, как в начале эдиповой ситуации мысль участвует еще анальным образом, захватывающим торжествующим или отбрасывающим торжествующим, окрашенным честолюбием. И лишь с разрешением эдипова комплекса мысль может стать на службу сексуальности, называемой облативной, т. е. выходящей за пределы поиска нарциссических удовлетворений, но не ставящей их под сомнение.

На генитальной стадии для мысли характерны здравый смысл, осторожность, объективность наблюдения. Это рациональная мысль.

Объективностью, к которой будет тяготеть индивид, он будет оценивать любую вещь, любой аффект, любое существо и самого себя по достоинству, т. е. по внутренне присущей ценности, не теряя из виду относительную ценность по отношению к другим существам. Субъект приблизится максимально к этой полной объективности лишь тогда, когда он, с одной стороны, разрешил у себя невротические конфликты и когда, с другой стороны, не сохранил в своем бессознательном ядра архаической фиксации.

Полная сознательная объективная мысль, удел завершенной генитальной стадии, кажется, тем не менее, несовместимой с интроспекцией столь же, но по другим причинам, как нарциссическая мысль оральной стадии, предсознательная и неспособная сама по себе на объективацию. Облативная генитальная стадия характеризуется фиксацией либидо на гетеросексуальном объекте, для жизни вдвоем, плодовитой и для защиты ребенка (или его субститута).

Эта генитальная сексуальная фиксация может дойти у завершенного взрослого до полного отказа, искреннего, т. е. ив бессознательном, от инстинктов его самосохранения, чтобы обеспечить защиту, сохранение и свободный расцвет физической, психической (аффективной и интеллектуальной) жизни ребенка, плода. Это облативная фиксация на объекте, внешнем к самому субъекту, выживание и успех которого ему более важны, чем его собственные.

При способе думать, тотально и постоянно на службе генитального либидо, нельзя более пытаться «себя» постичь.

Чтобы такая мысль была сформулирована, нужен минимум интереса к самому себе (аутоэротический), переплетенного с объектным облативным интересом; значит, это не мотивация гени-тальной стадии. Попытки размышлений вокруг этой идеи достигают невыразимого: они выходят за пределы области рациональной человеческой мысли. Интроспекция относится, стало быть, всегда даже на генитальной стадии к образу мысли по анальному образу, и она никогда не бывает рациональной и объективной.

Тотально облативный образ мыслить не поддается контролю субъекта и, возможно, это то, что сопровождает полное психофизиологическое потрясение генитального оргазма в половом акте с «любимым» сексуальным партнером у взрослого, достигшего в двойном плане сознательном и бессознательном, облативной гени-тальной стадии. Но суть сексуального оргазма — как раз выразить то, что нельзя выразить, и принести с собой переживания, о которых нельзя думать, контролировать и сообщить.

Облативный генитальный образ мысли может еще регрессировать после того, как он был достигнут, и неудачи или ошибки в выборе другого избранника или испытания, выпавшие ребенку или творчески замысленному делу, могут привести посредством страха кастрации, всегда ассоциированного с эдипова возраста с этической нарциссической ценностью индивида, к невротической регрессии. Образы мысли и действия предыдущих стадий могут вновь проявиться. Это случаи травматических неврозов, симптомы которых выражают объектную покинутость, приводящую к потере вкуса к жизни, рецидив эдиповой критической эмоциональной ситуации, перенесенной на объекты, воспринимаемые как равнозначные.

Но вплоть до старости влечения либидо, структурированные Эдипом, встречаются с творческой упорядоченностью во вновь переживаемой конфликтной борьбе в связи с Эдипом. По той же самой экзистенциальной модели, что и в этом вызывающем разрешение человеческом кризисе, влечения либидо и влечения к смерти сталкиваются посредством следов, оставшихся структурирующими для комплекса кастрации. Так же, как сон и его сновидения удовлетворенного желания поддерживают через ритм, необходимый для отдыха, сознательную витальность трети человеческой жизни, точно так же в случае главного испытания генитальной жизни, пережитого в реальности, регрессия в болезнь служит нарциссической компенсацией. Генитальное либидо, затронутое неуспехом в своих творческих реализациях, находит в этом кастрирующий субститут отцовского типа и боль, которая направляет к динамическому подъему его персоны, вновь подтвержденной в своей судьбе без остаточной горечи, как во время эдипова комплекса.

Творческая радость подписывает обретение генитального либидо, вновь творческого.

Источник: 
Дольто Франсуаза, Психоанализ и педиатрия. Том 1
Темы: