Основные процессы памяти

Различают следующие основные процессы памяти: запоминание, сохранение и воспроизведение. Эти процессы тесно друг с другом связаны и разделяются в известной мере условно. В самом деле, проверить объем и точность процессов запоминания и сохранения в памяти можно только на основе изучения результатов воспроизведения и узнавания предъявленного материала. Кроме того, процесс запоминания предполагает возможность сохранения в памяти того материала, который запоминается. Тем не менее выделение трех последовательных этапов в памяти — запоминания, сохранения и воспроизведения — позволяет более четко и детально изучить особенности этих процессов.

Запоминание. Запоминание воспринимаемых предметов и явлений, действий, поступков, мыслей и чувств может быть непроизвольным и произвольным.

При непроизвольном запоминании мы не ставим себе определенной цели в отношении того, что надо запомнить, но тем не менее запоминание происходит как бы «само собой». Особенно часто так запоминаются предметы и явления, вызывающие у человека большой интерес, затрагивающие его эмоции, связанные с переживаниями.

Произвольное запоминание осуществляется преднамеренно и имеет целенаправленный характер. Если при произвольном запоминании человек использует специальные приемы для наилучшего усвоения знаний, то оно называется заучиванием. При заучивании перед человеком могут ставиться разные задачи — запомнить дословно и точно, например, стихотворение, исторические факты и их последовательность; или запомнить только основные, главные мысли при слушании лектора, доклада, чтении книги и т. п.

При произвольном запоминании важна также направленность на прочность запоминания. Если перед человеком ставится задача запомнить материал «надолго», «навсегда», то он обычно запоминает этот материал на более длительный срок, прочнее, чем при инструкции запомнить на «короткий срок».

Как произвольное, так и непроизвольное запоминание в значительной мере зависят от активности и направленности интересов, внимания человека. В каждый момент времени в окружающем человека мире происходят разнообразные события, в поле его внимания попадают все новые предметы и явления. Когда человек, например, идет по улице, то он встречает в каждый последующий момент времени людей, которых он раньше не видел, проезжают автомашины, автобусы, троллейбусы или трамваи, изменяются особенности архитектуры и детали строения зданий, расположенных по обеим сторонам улицы, и т. д. Если бы человек запоминал, произвольно или непроизвольно, все эти предметы и явления, то его память оказалась бы быстро перегруженной и мозг перестал бы воспринимать новые впечатления. Человек не смог бы ориентироваться в окружающем его мире, приспосабливаться к изменениям, происходящим в мире. Поэтому исключительное значение для процессов запоминания играет селекция, отбор того, что необходимо запомнить, существенного для человека материала от всего остального, несущественного.

При непроизвольном запоминании отбор осуществляется нередко на основе эмоциональной значимости воспринимаемого материала. Так, человек запоминает непроизвольно и очень прочно удерживает в своей памяти события, связанные с переживанием таких ярких чувств, как любовь, ненависть, радость, печаль, горе. В случаях произвольного запоминания материал, вызывающий интерес, также запечатлевается легче и прочнее, чем то, что заучивается неохотно. Непроизвольному и произвольному запоминанию способствует многократное повторение. Проходя много раз по одной и той же улице, мы хорошо запоминаем ряд особенностей строения и расположения зданий, движения транспорта и т. п. Запоминание учебного материала в значительной мере также основано на многократном повторении определений, формул, дат, стихотворений, основного содержания отдельных разделов изучаемых предметов.

Запоминание осуществляется легче и лучше, если человек активен, бодр, не чувствует усталости. Вместе с тем в последние годы большой интерес стали вызывать опыты обучения человека не в то время, когда он бодр, активен, а, напротив, во время его сна. Этот метод обучения спящего человека путем зачитывания ему соответствующего материала, в частности обучения иностранному языку, впервые применил в 1936 г. советский ученый А. М. Свядощ. В настоящее время этот метод, получивший название гипнопедия, всесторонне изучается у нас и в ряде стран. Тем не менее до настоящего времени остаются нерешенными ряд вопросов, и гипнопедия требует еще серьезного изучения.

Способность запоминать воспринимаемые предметы и явления может ухудшаться в состоянии усталости, когда человеку трудно сосредоточиться на запоминаемом материале. В особенности выраженными бывают эти затруднения при астенических состояниях, когда вследствие истощения нервной системы, вызванного ее перенапряжением или болезнями, развивается общая слабость, вялость, повышенная отвлекаемость и утомляемость.

Расстройства запоминания возникают также часто при склерозе сосудов головного мозга. Характерно выражение, часто употребляемое такими больными: «ничего не запомнил — у меня склероз». Особенно резкие нарушения запоминания развиваются при своеобразном синдроме расстройств памяти, описанном впервые известным русским психиатром С. С. Корсаковым и получившем название корсаковского синдрома. Этот синдром наблюдается при хроническом алкоголизме, травмах, склерозе сосудов головного мозга.

Одной из наиболее характерных особенностей корсаковского синдрома является расстройство запоминания текущих событий. Больные не могут запомнить, обедали ли они сегодня, был ли обход врача, посетили ли их в этот день родственники. Показательно, что даже при очень сильном снижении способности запоминать текущие события выявляется определенное влияние на запоминание особенностей эмоциональной сферы больных, хотя и измененной.

Так, одна из больных с резким снижением интеллекта и памяти, обеднением интересов и эмоций, вызванных атрофическим процессом в головном мозгу (болезнь Пика), никак не могла вспомнить, что у нее была и только что ушла родная сестра, но запомнила, что в тумбочке лежат яблоки, принесенные только что этой сестрой.

Объем материала, который может запомнить человек, находится в прямой зависимости от степени связи друг с другом отдельных частей, подлежащих запоминанию. Если человек должен запомнить не связанные друг с другом части материала, то говорят о механическом запоминании. Как показали результаты ряда экспериментально-психологических исследований, здоровый взрослый человек может запомнить при однократном предъявлении 7±2 (т. е. от 5 до 9) несвязанных «кусков» материала. Например, при однократном предъявлении 10 и более слов человек запоминает в среднем не менее 5 и не более 9 слов. Сходные результаты получаются при предъявлении для запоминания слогов, цифр. Это число запоминаемых при однократном предъявлении частей материала оказалось довольно устойчивым независимо от способа предъявления материала для запоминания — на слух, зрительно или с помощью кинестезии — и было названо известным американским психологом Дж. Миллером «магическим числом семь».

Объем запоминаемого материала значительно возрастает, если между отдельными его частями устанавливаются определенные связи, ассоциации. Различаются ассоциации по смежности, сходству и контрасту. Типичным примером ассоциации по смежности является заучивание стихотворений. Слова, расположенные в стихотворении друг за другом, т. е. смежные слова, связываются, ассоциируются при запоминании.

Ассоциации по сходству опираются на сходство между двумя объектами. Например, человек, рассматривая стул, кресло, диван с обивкой одинакового цвета, может затем вспомнить эти предметы, увидев ткань соответствующего цвета. При ассоциации по контрасту связываются друг с другом прямо противоположные по своему характеру признаки: белый — черный, грязный — чистый, сильный — слабый, хороший — плохой. Характерным примером использования ассоциации по контрасту является припоминав ние фамилии знакомого человека, если кто-либо называет фамилию, контрастирующую с забытой фамилией (Белов — Чернов, Чистяков — Грязнов).

Объем запоминаемого материала в значительной мере возрастает, если вместо механического заучивания, основанного на простых ассоциациях, человек использует для запоминания логические, смысловые связи между отдельными частями материала, предъявляемого для запоминания. Такой способ запоминания, когда человек опирается на смысловые связи, обеспечивает возможность запечатления событий и явлений, количество которых во много раз превышает «магическое число семь». Так, осмысленное запоминание позволяет передать содержание книги, состоящей из многих десятков тысяч слов, рассказать о последовательности событий в просмотренном однократно кинофильме и т. п. Правда, это не означает, что число «кусков», слов или предметов, которые может запомнить человек при однократном предъявлении материала, больше чем 7±2. Просто установление смысловых связей позволяет поместить в один «кусок» значительно большее количество информации.

При психических и нервных заболеваниях расстройства механической и логической памяти могут наблюдаться в известной мере изолированно друг от друга. Так, у некоторых больных с распространенным, но не грубо выраженным склерозом сосудов головного мозга нередко больше всего страдает механическая память. В то же время использование смысловых связей помогает этим больным в какой-то мере компенсировать дефекты механического запоминания. Напротив, у больных со сниженным интеллектом, слабоумием нарушения запоминания могут быть связаны прежде всего с невозможностью установить логические связи в предъявляемом для запоминания материале.

Иногда запоминанию помогает специальная организация материала: рифмование, искусственное установление в материале связей, несущественных с точки зрения его содержания (мнемотехника). Например, можно облегчить себе запоминание номера телефона 7-25-34, уловив, что здесь представлены три семерки (7, 2 + 5, 3 + 4). Тем не менее основным методом запоминания, его опорой являются не искусственные, а осмысленные ассоциации, отражающие существенные связи и отношения предметов.

Сохранение в памяти. Различают два основных типа сохранения материала в памяти: кратковременная и долговременная память. Для кратковременной памяти считается характерным удержание предъявленного материала от нескольких секунд и даже долей секунды до 1—2 суток. Более длительные сроки сохранения в памяти, в том числе и многие месяцы, годы, относят обычно к деятельности долговременной памяти.

В опытах Эббингауза было показано, что при заучивании 13 бессмысленных слогов уже через час после заучивания в памяти осталось только 44% этого материала, а через двое суток — лишь 28%. В последующие дни снижение «кривой забывания» происходило очень медленно. То есть большая часть материала, заучивавшегося в опытах Эббингауза, сохранялась лишь в кратковременной памяти. Опыты с воспроизведением бессмысленных слогов в первые 30 дней после заучивания показали, что только 20—25% слогов удерживались в долговременной памяти.

Наличие механизмов кратковременной памяти имеет важное значение для процессов отбора («селекции») поступающих в головной мозг человека сведений о предметах и явлениях окружающего мира. Запоминание этих сведений на короткое время позволяет «не торопясь» принять решение о целесообразности перевода указанных сведений в долговременную память. Такой механизм ограждает долговременную память от «засорения», которое могло бы возникнуть, если бы в долговременную память переводился огромный поток впечатлений, получаемый человеком из окружающего мира.

В клинике ухудшение кратковременной и долговременной памяти зачастую идет у больных неравномерно. Так, при склерозе сосудов головного мозга больные могут обнаруживать выраженные нарушения кратковременной памяти, не удерживать в памяти события, которые произошли несколько часов или сутки тому назад. В то же время у этих больных отмечается нередко поразительная сохранность долговременной памяти — они прекрасно помнят основные события своей жизни в юности, молодости, знают даты этих событий, их последовательность. При этом у описываемых больных страдает не только кратковременная память, но и способность перевода в долговременную память тех сведений, которые им удалось на короткое время удержать. Оба эти нарушения, по-видимому, лежат в основе антероградной амнезии, своеобразного нарушения памяти, заключающегося в неспособности припомнить те или иные события, которые произошли после заболевания.

Особенно часто антероградная амнезия наблюдается при корсаковском синдроме. При этом синдроме бывает также ретроградная амнезия. Ретроградная амнезия может распространяться на период от нескольких дней до нескольких лет перед заболеванием. Она нередко также выявляется при травмах головного мозга. Ретроградная амнезия связана с нарушением долговременной памяти, так как больные с этой формой амнезии не могут вспомнить сведения о событиях, происходивших нередко задолго до заболевания, т. е. сохранявшихся в долговременной памяти.

На сохранение материала в памяти может оказывать значительное влияние характер того нового материала, который запоминается. Это явление получило название интерференции. В качестве примера интерференции может быть указана попытка запомнить номер телефона в тех случаях, когда наша память и без того уже перегружена большим количеством необходимых телефонных номеров. Обычно новый номер телефона вытесняет из памяти (вследствие интерференции) какие-либо из «старых» номеров, либо сам оказывается «жертвой» этих «старых» номеров и не запоминается. В наименее благоприятном случае интерференция приводит к смешению одного из старых с новым номером.

Интерференция может стать особенно сильной либо, напротив, очень слабой, т. е. приобрести патологические черты при некоторых поражениях головного мозга. Так, у больных с опухолями, травмами, вызвавшими нарушение деятельности лобных долей мозга, нередко интерференция настолько ослабляется, что больные при повторении серии слогов или слов многократно повторяют только ту серию, которая была предъявлена первой. С другой стороны, у больных с поражением височных отделов мозга интерференция настолько усиливается, что, например, удержание речевых следов в кратковременной памяти резко нарушается. Каждое предъявление новой серии слов или слогов способствует практически полному забыванию предшествующей серии.

Воспроизведение. Воспроизведение может быть непроизвольным и произвольным.

Непроизвольное воспроизведение осуществляется без специальной цели что-либо вспомнить, оно возникает как бы «само по себе», непреднамеренно. Так, идя по улице и рассматривая знакомые места, человек начинает представлять себе давно прошедшие события, в его памяти непроизвольно возникают образы людей, связанные с этими событиями. При встрече с товарищем, с которым мы занимались в одном классе, в нашей памяти также непроизвольно всплывают обстоятельства и события в дни занятий в школе. Непреднамеренно можно также вспомнить ранее слышанную мелодию и др.

Произвольное воспроизведение вызывается сознательной постановкой задачи вспомнить что-либо. При этом типе воспроизведения человек преднамеренно стремится вспомнить определенные сведения, события, обстоятельства. В случае, если произвольное воспроизведение требует значительных усилий, опоры на промежуточные, иногда очень отдаленные связи, то говорят о припоминании. Своеобразный пример припоминания приведен в известном рассказе А. П. Чехова, в котором герой пытается вспомнить «лошадиную фамилию». После перебора ряда неверных ассоциаций ему лишь с большим трудом удается припомнить нужную фамилию «Овсов», фактически тогда, когда необходимость в знании этой фамилии уже миновала.

В повседневной жизни человека процесс припоминания, конечно, носит менее драматический характер. С необходимостью припоминания человек встречается во время учебы в школе, техникуме, институте. Как бы хорошо ни было организовано обучение, какая-то часть знаний, полученных на уроках, лекциях, во время домашних занятий, со временем забывается, с трудом воспроизводится, вследствие чего и возникает необходимость в их припоминании.

Важной чертой воспроизведения, в особенности произвольного, является его избирательный характер. Воспроизведение одних и тех же событий разными людьми отличается в зависимости от их интересов, эмоционального состояния, жизненного опыта, отношений личности.

С воспроизведением тесно связано узнавание воспринимаемых объектов и явлений. При воспроизведении мы всегда испытываем в различной степени своеобразное ощущение знакомости воспроизводимого материала. Нередко это чувство знакомости побуждает нас к более активному, произвольному воспроизведению событий, связанных с узнаваемой нами ситуацией. Так, приехав после значительного перерыва в другой город, мы, проходя по одной из улиц этого города, можем непроизвольно вспомнить, что эта улица нам знакома, с ней связаны какие-то события нашей жизни, но более детальное непроизвольное воспроизведение особенностей и последовательности данных событий отсутствует. Это непреднамеренно возникающее своеобразное ощущение «уже виденного» способствует тому, что человек стремится произвольно, преднамеренно вспомнить те обстоятельства, которые связаны со знакомой, узнаваемой им ситуацией.

В случаях психических и нервных заболеваний эти ощущения знакомости могут возникать в совершенно неизвестной для больного ситуации. Например, у больных эпилепсией, вызванной поражением височных долей мозга, перед началом припадка иногда развивается такое состояние, когда все, что больной видит впервые — предметы, события, вызывает у него ощущение «уже виденного» (deja vue). Наблюдаются и противоположные случаи, когда больные испытывают ощущение «никогда не виденного» (jamais vue) в хорошо знакомых им ситуациях. Близким к ощущению «никогда не виденного» является расстройство воспроизведения, получившее название криптамнезии.

Так, один известный английский поэт, страдавший в глубокой старости криптамнезией, читал друзьям свои давно написанные стихи, считая, что он их только что сочинил. Следовательно, воспроизводя свои ранние стихи, поэт испытывал ощущение «никогда не виденного», ему представлялось, что эти стихи он читает впервые.

Нарушения воспроизведения могут быть связаны как непосредственно с дефектами процесса извлечения из памяти тех сведений, которые в ней хранятся, так и вызываться вторично — в результате расстройств сохранения материала в памяти.

С такой точки зрения следует также понимать гипомнезии и гипермнезии. При гипомнезиях отмечается ослабление памяти на текущие и давно прошедшие события (при амнезиях — полное выпадение определенного периода жизни из памяти). Для гипермнезии, встречающихся в клинике довольно редко, характерным является резкое обострение способности воспроизводить сведения, которые до болезни, казалось бы, не сохранялись в памяти. Так, И. Ф. Случевский описал студентку медицинского института, которая в состоянии кратковременного психоза малярийного происхождения цитировала дословно большие разделы учебника по анатомии, хотя до заболевания преподаватели считали, что у нее имеются «довольно посредственные» знания по анатомии. Повышение способности воспроизведения отмечается также иногда во время гипноза. Находящиеся в гипнотическом состоянии люди могут вспомнить события своей жизни, включая раннее детство, которые представлялись им прочно забытыми.

К расстройствам воспроизведения относятся также парамнезии — конфабуляции и псевдореминисценции. При конфабуляциях больные резко искажают и замешают основное содержание воспроизводимого материала, заполняют его большим числом ложных деталей. В особенности часто конфабуляции наблюдаются у больных с поражением лобных долей мозга. Конфабуляции считаются также одним из характерных признаков корсаковского синдрома.

Псевдореминисценции отличаются от конфабуляции большей устойчивостью, повторно высказываются больными. Конфабуляции преимущественно относятся к настоящему, а псевдореминисценции — к прошлому.

Способность воспроизведения может также нарушаться под влиянием патологических установок личности, например при так называемых реактивных состояниях (функциональные изменения психики под влиянием тяжелых переживаний). В таких случаях амнезия распространяется на отдельные системы событий, например на все, что связано со смертью дорогого человека, и отличается обычно кратковременностью.

Типы памяти. Различаются типы памяти, зависящие от соотношения первой и второй сигнальной систем и степени участия в процессах памяти отдельных анализаторов.

По особенностям соотношения двух сигнальных систем в работе памяти выделяют наглядно-образный и словесно-логический типы памяти. При преобладании наглядно-образного типа памяти человек запоминает любой материал, в том числе и отвлеченный, с помощью конкретных образов, предметов и явлений. Словесно-логический тип памяти основан на использовании словесных обозначений, логических связей, устанавливаемых с помощью словесно формулируемых понятий.

В тесной связи с наглядно-образным типом памяти находится эмоциональная память. Запоминая какие-либо события, происходившие в нашей жизни, мы нередко хорошо помним и эмоциональные состояния, сопровождавшие эти события, — неуверенность, тревогу, страх или радость, удовлетворенность, уверенность. При этом память о событиях, вызывавших яркие эмоции, отличается прочностью и носит наглядно-образный характер. Человек обычно прочно запоминает и отчетливо может вспомнить и представить себе через много лет особенности и детали переживаний и событий, связанных с тяжелой болезнью близкого человека. Хорошо запоминаются также радостные события, успехи и связанные с ними эмоции — получение диплома об окончании школы, техникума, института и др.

В некоторых случаях наблюдается расхождение, диссоциация между хорошим сохранением в памяти событий, главным образом сопровождавшихся отрицательными, неприятными эмоциями, и плохой способностью их воспроизведения. Память об этих событиях становится как бы подпороговой, подсознательной и с трудом поддается произвольному, сознательному воспроизведению. Расстройства памяти такого рода часто выявляются при невротических состояниях.

В зависимости от степени преобладающего участия в работе памяти того или иного анализатора различают зрительный, слуховой, двигательный и смешанные типы памяти (зрительно-слуховой, зрительно-двигательный и слухо-двигательный). В процессе запоминания принимают участие в той или иной мере все перечисленные типы памяти, но у одних людей наиболее успешным является запоминание материала, предъявленного зрительно, у других людей — на слух, у третьих — с помощью мышечно-двигательных ощущений, у четвертых — в различных вариантах смешанного способа запоминания.

Высокоразвитая память того или другого типа способствует выполнению определенной профессиональной деятельности. Так, многие музыканты обладают прекрасной слуховой памятью. Им часто достаточно однажды прослушать музыкальное произведение, чтобы затем точно его воспроизвести. Хорошо развитая зрительная память помогает художникам, писателям, актерам детально воспроизводить в рисунках, описаниях, действиях даже те предметы, лица и события, которые они видели в течение короткого времени, «мельком».

В отдельных случаях значительное развитие определенного типа памяти может выражаться в своеобразном явлении, получившем название эйдетизма.

Эйдетизм наблюдается довольно редко и выражается в способности точного сохранения образов восприятия, объектов и явлений через сравнительно большие сроки после их восприятия. Посмотрев на страницу книги, эйдетик может затем, не глядя на эту страницу, прочитать ее от первой до последней строчки, используя для чтения тот эйдетический образ данной страницы, который остался в его зрительной памяти. На основе использования эйдетического образа этот человек также, бегло взглянув на картину, может подробно рассказать потом о всех деталях изображенных на ней событий, хотя обычно эти детали невозможно запомнить при беглом осмотре картины.

При поражении определенных областей коры головного мозга отмечаются противоположные случаи, когда тот или иной тип памяти резко нарушается. Так, при поражении коры височных долей головного мозга, вызванном разными причинами — травмой, опухолью, инфекцией или нарушением кровообращения, нередко наблюдается резкое ухудшение слуховой памяти при сохранности зрительной памяти. Больные с такими нарушениями не могут запомнить последовательность, в которой предъявляются три или даже два слуховых сигнала (например, тональные сигналы высокие, средние и низкие — 2000 кол/сек, 600 кол/сек, 200 кол/сек.) В то же время последовательности зрительных сигналов (красный, зеленый, желтый и другие цвета) запоминаются этими больными без затруднений, даже в том случае, если последовательность состоит из 4—5 сигналов.

Напротив, больные с поражениями затылочных долей мозга последовательность слуховых сигналов запоминают хорошо и выявляют резкие затруднения при выполнении задания запомнить последовательность зрительных сигналов.

Источник: 
Мясищев В.Н., Основы общей и медицинской психологии
Темы: