Иллюзии и галлюцинации

Неправильное, искаженное восприятие предметов и явлений называется иллюзией. Определенные виды иллюзий возникают у здоровых людей. Однако в отличие от больных эти иллюзии не нарушают у здоровых правильного в целом опознания предмета, так как здоровый человек обладает достаточными возможностями проверки правильности и уточнения своего первого впечатления. Описано много видов различных иллюзий, отмечающихся почти у всех здоровых людей.

Иллюзии могут быть также проявлением психических нарушений. Так, при психических заболеваниях наблюдается синдром дереализации, основу которого составляет искаженное восприятие объектов окружающего мира («все застыло, остекленело», «мир стал подобен декорации или фотографическому снимку»). Указанные искажения восприятия могут быть довольно определенными по своему характеру и касаться определенных признаков предметов — формы, величины, веса и т. п. В этих случаях говорят о метаморфопсиях. К последним относятся, в частности, макропсии, когда предметы кажутся увеличенными, микропсии — предметы воспринимаются уменьшенными. При порропсиях нарушается оценка расстояния — больному представляется, что предметы находятся дальше, чем они расположены в действительности.

Своеобразные иллюзии в виде нарушения восприятия собственного тела («расстройства схемы тела») наблюдаются при синдроме деперсонализации, характеризующемся искажением восприятия собственной личности («чувство потери или раздроения Я», «отчуждение Я» и т. п.). При нарушениях схемы тела больные испытывают своеобразные ощущения увеличения или уменьшения всего тела и отдельных его частей: рук, ног, головы («руки очень большие, толстые», «голова резко увеличилась»). Характерно, что эти искажения восприятия частей тела нередко критически оцениваются больными, они понимают их болезненный, ложный характер. К расстройствам схемы тела относится также нарушение представлений о соотношении частей тела, о положении туловища («уши теперь помещаются рядом — на затылке», «туловище повернуто на 180°» и т. п.).

К нарушениям восприятия своего тела относятся и некоторые формы анозогнозии, при которых больной не замечает, что у него парализованы конечности, и утверждает, что может в любую минуту встать с постели и пойти. Анозогнозия такого типа обычно наблюдается при параличе левых конечностей, вызванном поражением правой лобно-теменной области головного мозга.

Характер иллюзорного восприятия носит также полиестезия — ощущение нескольких уколов в окружности той точки на поверхности кожи, в которую произведен укол острием иглы. При синестезиях укол ощущается в симметричных участках тела. Например, при уколе в области тыльной поверхности правой кисти больной одновременно ощущает укол в соответствующую точку левой кисти.

Галлюцинации отличаются от иллюзий тем, что ложное восприятие возникает здесь в отсутствие субъекта. Галлюцинации изредка возникают и у здоровых людей. Например, при длительных переходах через пустыню, когда люди изнывают от жажды, им начинает казаться, что впереди виднеется оазис, деревня, вода, в то время как на самом деле их нет.

В подавляющем большинстве случаев галлюцинации наблюдаются у психически больных. Наиболее часто встречаются слуховые галлюцинации. Больные слышат свист ветра, шум моторов, скрип тормозов, хотя в действительности этих звуков нет в окружающей их обстановке. Нередко слуховые галлюцинации носят вербальный характер. Больным кажется, что их окликают, они слышат обрывки несуществующего разговора. Под влиянием вербальных галлюцинаций императивного, приказного характера такие больные могут совершить неправильные действия, включая попытки покончить жизнь самоубийством. При зрительных галлюцинациях перед взором больных возникают разнообразные картины — они видят страшных, необычных зверей, устрашающие человеческие головы и т. п. Наблюдаются также обонятельные, вкусовые галлюцинации. В некоторых случаях, особенно при зрительных галлюцинациях, наблюдается их сочетание с галлюцинациями в сфере других органов чувств, например со слуховыми и вербальными галлюцинациями.

Галлюцинации могут носить нейтральный характер и быть лишенными эмоциональной окрашенности. Больные воспринимают такие галлюцинации спокойно, нередко даже безучастно. Однако в ряде случаев галлюцинации имеют резкую эмоциональную окраску, чаще всего отрицательную. К обманам чувств такого рода относятся и устрашающие галлюцинации.

В некоторых наблюдениях галлюцинации могут быть источником положительных эмоций для больных, Так, М. С. Лебединский описал мать, потерявшую сына, с тяжелой патологической реакцией на его смерть. Эта больная часто «видела» в галлюцинациях умершего и радовалась этим «встречам».

Ложный характер восприятия обычно остается незамеченным для больных, страдающих галлюцинации ями. Они убеждены в истинности своего восприятия, им кажется, что неправильно воспринимаемые предметы и явления действительно существуют в окружающей обстановке.

В отличие от описанных выше так называемых истинных галлюцинаций при псевдогаллюцинациях больные сознают их ложный характер. Галлюцинаторный образ локализуется не во внешней среде, а непосредственно в представлениях самих больных. К псевдогаллюцинаторным переживаниям может быть отнесено, в частности, нередко испытываемое больными шизофренией звучание собственных мыслей.

Механизмы иллюзий и галлюцинаций до настоящего времени изучены слабо. Причины выявляющегося при иллюзиях и галлюцинациях нарушения активного, избирательного характера восприятий пока еще остаются недостаточно ясными.

Некоторые иллюзии, наблюдающиеся у здоровых людей, могут быть объяснены так называемой установкой, т. е. искажением восприятия, возникающим под влиянием непосредственно предшествующих восприятий. Это явление широко изучено советским психологом Д. Н. Узнадзе и его школой. Примером образования установки может служить следующий опыт: испытуемому кладут в обе руки 15—20 раз подряд большой и маленький шар одного веса. Затем предъявляются два одинаковых по объему шара. Одни испытуемые обычно оценивают один из шаров, как меньший, той рукой, в которой лежал маленький шар; другие испытуемые обнаруживают противоположную (контрастную) установку и оценивают той же рукой равный по объему шар, как большой.

Возможно, что патологией механизмов установки объясняются некоторые иллюзии величины предметов, наблюдающиеся у больных. В отношении патогенеза, происхождения галлюцинаций наиболее вероятным представляется предположение об их связи с патологической, повышенной возбудимостью определенных областей в головном мозгу человека. В пользу такой точки зрения говорят, в частности, опыты известного канадского нейрохирурга В. Пенфилда, вызывавшего зрительные и слуховые галлюцинации электрической стимуляцией участков височной и затылочной долей коры головного мозга во время операций по поводу эпилепсии.

Источник: 
Мясищев В.Н., Основы общей и медицинской психологии