Теории воспитания

В ряде современных концепций воспитание и обучение рассматриваются как единая система. Однако в российской педагогике принято различать эти, безусловно, взаимосвязанные процессы. В истории развития педагогической науки и практики можно выделить три основных теории воспитания: авторитарную, свободную и гуманистическую.

Теории авторитарного воспитания корнями уходят в Средневековье, когда ученик рассматривался исключительно как объект управления и воздействия старших. Используемые воспитательные приемы ограничивали проявления индивидуальности ребенка и сводились к угрозам, надзору, приказам и запретам. К этому же типу можно отнести технологическую теорию воспитания, построенную на основе бихевиоризма, согласно которой воспитывать — значит формировать поведенческие навыки, соответствующие ролевым ожиданиям, а также системы воспитания в России до и после революции, хотя смысловое содержание в том и другом случае было принципиально различным. Воспитанники российских учебных заведений находились под постоянным надзором надзирателей — комнатных, живших с ними в одной комнате, и классных. Позже появились классные наставники в мужских гимназиях и классные дамы — в женских. Они не только следили за учениками, но и вели какую-то учебную дисциплину. После Октябрьской революции эти должности были упразднены, однако в 1930-х гг. ввели аналогичную должность групповода (впоследствии — классный руководитель). В начале 1990-х гг. была учреждена должность классного воспитателя, освобожденного от учебной нагрузки.

Авторитарная педагогика делает упор на безоговорочное принятие понятий, убеждений, суждений, оценок, а также на соблюдение внешних форм поведения.

Теории свободного воспитания связаны с именем французского мыслителя Ж.Ж. Руссо, который призывал уважать личность ребенка, не ограничивать, а стимулировать в процессе воспитания его естественное развитие. Под влиянием идей свободного воспитания в буржуазной педагогике конца XIX — начала XX в. сложилась педоцентрическая концепция, суть которой состоит в том, что за основу воспитания и обучения детей принимаются их спонтанные интересы и потребности. В России начала XX в. эти идеи нашли отражение в педагогических взглядах и деятельности сторонников анархизма, в частности П. А. Кропоткина. Он полагал, что только так можно превратить ребенка в гармонически развитую, самостоятельно мыслящую личность, готовую к активной деятельности в обществе. Педагоги-анархисты особое значение придавали социально-трудовому аспект свободного воспитания, добровольному сотрудничеству детей, развитию у них стремления к взаимопомощи.

В практике работы начальной школы, где идеи педоцентризма получили наибольшее распространение, это привело к недооценке организации систематического обучения и увлечению различными видами детской самодеятельности.

Теории гуманистического воспитания объединяют различные взгляды педагогов, психологов, делающих акцент на свободном развитии индивидуальности, принятии ребенка таким, каков он есть, и любви к нему. Процесс воспитания в одних традициях рассматривается как помощь в саморазвитии, открытии Я, как процесс актуализации (К. Роджерс) или самоактуализации (А. Маслоу), в других — как процесс взаимосвязанных и соотносимых изменений во внутреннем (изменение себя) и внешнем (взаимодействие с другими) плане. При этом внутренний план развития проявляется в самопознании, саморегуляции, самоорганизации, а внешний определяется глубиной и темпами приобщения человека к социальным ценностям, становлением личностных качеств в процессе самореализации и самоутверждения. Эти идеи близки представлениям Л. С. Выготского о «зоне ближайшего развития», на которую необходимо ориентироваться в педагогическом процессе. В советской педагогике гуманистические идеи нашли отражение в работах А.С. Макаренко, В А. Сухомлинского, Ш А. Амонашвили.

В гуманистической педагогике воспитание направлено на то, чтобы воспитанник все «пропускал через себя», собственное понимание, чувства и переживания. В поведении важным оказываются не только поступки, но и мотивы, их порождающие.

Источник: 
Милорадова Н.Г., Психология и педагогика