Объект и предмет психологии

Во все времена человека интересовал он сам, его внутренний мир, причины тех или иных поступков. Много веков тому назад люди обратили внимание на то, что у человека есть нечто особенное, неуловимое и неосязаемое — душа. Именно она, как полагают люди, является тем непостижимо загадочным явлением, которое либо возвышает наше существование и делает его радостным, либо низвергает и делает невозможным.

Получить «единственно истинный, однозначно верный» ответ на вопрос «Что есть душа?», как, впрочем, и на ряд других, не менее важных вопросов, вряд ли возможно. Действительно, как узнать, откуда появился человек и где его корни? Что происходит с человеком после его смерти? Куда движется человечество? Кто есть человек в этом мире? На фоне этих глобальных вопросов человек мучается в поиске ответов и на более частные вопросы, касающиеся его самого, его возможностей и предназначения. Ответы он находит в обществе, которое сохраняет и преобразует накопленные знания, превращая их в некую целостную картину мира—мировоззрение, содержащее представление об устройстве мира, о месте человека в нем и о принципах взаимодействия с этим миром. За время своего существования человечество создало несколько мировоззренческих картин, по-своему ответив на тот или иной глобальный вопрос. Во всех картинах нашлось место для «души», но как по-разному она представлена!

Мифологическая картина — первое теоретическое представление древних людей, воспринимавших мир и себя в том числе как нечто целое, не расчлененное на части. Люди не отделяли себя от природы, а уж тем более не противопоставляли себя ей. Мифологические воззрения впервые отрывают человеческую мысль от реального мира и как бы удваивают этот мир. Каждая вещь имела своего сверхъестественного двойника — душу, или аниму (лат. anima — душа, дух). Душа понималась как независимая от тела сущность, управляющая всеми живыми и неживыми предметами. Границы между живым и неживым не проводилось. Мифологическая картина населяла землю богами и героями, которые взаимодействовали с людьми, но жили в особом мире. Мифы подготовили человеческую мысль к вопросу о происхождении мира и его устройстве.

В греческой мифологии классическим образцом истинной любви, высшей реализации человеческой души был миф о девушке по имени Психея (от греч. psyche — душа) — смертной, но получившей от богов бессмертие за свою любовь и преданность Амуру. Для греков Психея стала символом души, ищущей свой идеал. В «Метаморфозах, или Золотом осле» римского писателя и философа Апулея объединены мотив страдающей и мучающейся Психеи (души) с широко распространенным сказочным сюжетом о чудесно i суженом. На протяжении многих веков миф о Психее привлекал многих писателей, поэтов, скульпторов, художников и композиторов.

Современные психологи считают, что древние уловили главную суть души — ее способность любить, обретать жизнь и даже бессмертие посредством любви.

Религиозная картина предложила свой вариант ответа о происхождении человека, но главное — указала путь возможного человеческого развития. Выделив и возвысив человека, новое мировоззрение дало начало собственно человеческой истории. Религия, будь то христианская, мусульманская или буддийская, создает некий эталон совершенного человека. Есть Бог, но есть и человек, способный приблизиться к нему: Иисус Христос, Мухаммед, Будда. Каждый человек имеет шанс слиться с Богом, познать его, уподобиться ему. Стремление к совершенству привело к созданию прекраснейших творений в искусстве. Но в этой картине мира душой были наделены лишь избранные. Душа — это дыхание жизни, оживляющее тело, частица Бога, его последнее и совершенное творение. К сожалению, душу противопоставили телу, и в ней наметился разлад. «О, душа, ты меня превратила в слугу. Я твой гнет ощущаю на каждом шагу», — писал Омар Хайям. Прошло почти тысячелетие, но состояние раздвоенности человека не исчезает, давая богатую пищу поэтам, художникам, композиторам.

Натурфилософская картина строилась на идеалах покоя и созерцания. Это особый подход к действительности — фиксация того, что попадает в поле зрения, а затем умозрительное размышление по поводу сущности увиденного. В рамках натурфилософии зарождаются более содержательные и более развитые формы мышления и методы познания — зачатки анализа и синтеза. Как и мифологическая картина, она обеспечивает человеку возможность жить в гармонии с природой, сохранять покой, уверенность в себе, с уважением относиться к окружающему миру, принимая его таким, каков он есть. Эти же идеалы многие тысячелетия исповедуют цивилизации Востока. Для восточной психологии (индуистская, персидская, китайская) основным объектом изучения было и остается индивидуальное Я, субъективный мир личности. Это выработка системы самосознания и саморегуляции, преобразование психологических структур, контроль над Я, над сенсорными, интеллектуальными, эмоциональными и волевыми процессами.

Естественно-научная картина опиралась на идеалы преобразования. Эта картина мира, зародившаяся в XVI в. в Европе, пронизана идей власти над природой, прерогативы действия с целью преобразования. В XVIII в. немецкий философ Христиан Вольф вводит новое понятие — «психология», образованное от греческих слов «psyche» (душа) и «logos» (учение, наука). В 1879 г. в Лейпцигском университете открывается первая психологическая лаборатория. Существование души признается и в этой картине мира. Но само слово «душа» не употребляется, его заменило понятие «психика».

Мировоззрение, определяя характер восприятия человеком мира, направляет его мышление, рождает чувства. Сравните поэтическое описание переживания встречи с цветком двух поэтов — англичанина Альфреда Теннисона и японца Мацуо Басе. Спутать, кому из них какое стихотворение принадлежит, — невозможно.

Возросший средь руин цветок,
Тебя из трещин древних извлекаю,
Ты предо мною весь — вот корень, стебелек,
здесь на моей ладони.
Ты мал, цветок, но если бы я понял,
Что есть твой корень, стебелек
и в чем вся суть твоя, цветок,
Тогда я Бога суть и человека суть познал бы.
Внимательно вглядись!
Цветы «пастушьей сумки»
Увидишь под плетнем.

В западном мире даже поэт, стремясь постичь истину и Бога, делает это как типичный ученый — обрекает цветок на смерть, вырывая его с корнем. Басе же призывает «увидеть» цветок.

С появлением науки исследование души не перешло полностью в ее ведомство. Как и в прошлые времена, проблема души продолжает волновать искусство, религию, обогащая наше познание иным видением. Ни одно научное исследование, ни одна теоретическая концепция не могут сравниться с глубиной понимания всей бездонности и противоречивости человеческой натуры, выраженной поэтами и мыслителями.

Современный человек черпает свои знания в первую очередь из естественно-научной картины мира. Но психологические представления (житейские знания) складываются задолго до знакомства с наукой: как результат личного опыта и опыта людей, фиксированного F сказках, мифах, художественной литературе, фильмах и т.д. Все это откладывается в сфере бессознательного человека, формирует его собственное неповторимое видение мира. «Уйдя» в подсознание, они выходят из-под контроля сознания, и человек теряет возможность что-то изменить в себе, переучиться, перестроиться. Научные психологические знания могут помочь ему обрести власть над собственными житейскими представлениями, понять их происхождение и изменить, если такая задача будет поставлена.

Для того чтобы «перейти в другую веру», т.е. согласиться с тем, что чье-то мнение (пусть даже научное) обладает превосходством и может заменить твое собственное, необходимы дополнительные усилия — для преодоления инерции, для расшатывания ранее сформировавшихся познавательных структур. Увы, психология — одна из немногих наук, которая никогда не начинает с «чистого листа». Переход от житейского взгляда на мир к научному психологическому мировоззрению сродни революции, ибо влечет за собой качественную перестройку сознания.

Знакомство с наукой обычно начинается с получения ответов на несколько принципиально важных вопросов, касающихся методологических оснований научного знания:
1. Что изучает данная наука, каков предмет ее исследования?
2. Какие методы используются для фиксации явлений и обнаружения фактов?
3. На какие постулаты опираются, объясняя полученные результаты и делая выводы?
4. Какие принципы (правила) используются при интерпретации фактов?
5. На каком языке фиксируются полученные знания? Для получения права называться наукой необходимо дать такие ответы на эти вопросы, которые соответствовали бы принятым в научном мире канонам, т.е. системе правил, считающихся обязательными и соответствующих принятому образцу.

Ответить на вопрос «Что изучает психология?» можно по-разному.

Ответ 1 — «Посмотри и увидишь». В быту люди обычно используют показ и простой житейский способ обоснования: «Посмотрите внутрь себя, и вы обязательно почувствуете, увидите, поймете, что есть нечто особое в вас, и это нечто — душа». В повседневном употреблении душа соответствует понятиям «внутренний мир человека», «переживания», «сознание». Однако столь примитивное введение понятия «душа» научный мир не принимает. Наука требует, чтобы ученые работали по правилам: «Мало ли, что вижу! Докажи это в логике понятий!» Если ученые не могут этого сделать, то в свой мир наука не пустит.

Ответ 2 — «Перечисли, что изучает и где применяет». При знакомстве с наукой порой прибегают к перечислению того, чем занимаются ученые, либо указывают, где используются результаты их исследований. Этих знаний бывает достаточно, чтобы сформировать у человека представления о той или иной научной сфере. С перечислением основных понятий знакомство с предметом науки, как правило, завершается. Но только не в психологии. Почему? Слишком сложно вычленить предмет из такого объекта, как душа!

Ответ 3 — «Определи по правилам». Наука начала свой путь с изучения взаимодействия: в экспериментах Галилея и Ньютона объектом познания было движение, которое осуществлялось как реальное взаимодействие тел. Поэтому и психика в науке характеризуется через активность — деятельность, процесс, функцию, свойство... Понимание психики (души) как некой субстанции, «вещи» наукой не рассматривается. Это имеет принципиальное значение, так как в бытовой речи основные психологические понятия (душа, память, воля, мышление и т.д.) по своим грамматическим признакам относятся к именам существительным. Произнося эти слова, человек неосознанно представляет себе нечто «осуществленное», статичное, остановившееся, некий предмет.

Рассмотрим интерпретацию определения предмета психологии — психики как особого свойства высокоорганизованной материи, предложенную П.Я. Гальпериным.

Психика — это свойство, т.е. нечто, что раскрывается, проявляется лишь при взаимодействии с другими телами, что свойственно телу, но в отличие от признака не принадлежит ему. В этом кроется одна из причин, по которой трудно постичь человека и дать ему однозначную характеристику. Например, в общении человек может проявлять дружелюбие или враждебность в зависимости от того, с кем имеет дело.

Психика — свойство тела, а не какой-то отдельной его части. Вот почему, когда «болит душа», человек не может найти себе места, ведь болит-то все тело! Или, скажем, мышление. Мыслит не голова, а все тело. Существует даже такая форма мышления, как наглядно-действенная, когда человек буквально «мыслит руками» (про таких обычно говорят: «золотые руки», «умные руки»).

Психика — особое свойство тела. Эта особость проявляется в способности предугадывать, предвидеть будущее, т.е. ориентироваться на то, чего нет, а есть только шанс, что это произойдет. Такую способность у животных часто называют хитростью, у человека — разумом. Живое существо способно планировать и уже в настоящем готовиться к тому, что может случиться в будущем. В этом кроется вторая причина сложности понимания человека. Хотя человек использует опыт прошлого, но в своем выборе опирается прежде всего на будущее. Без включения категории будущего человека не понять.
Таким образом, психологию интересуют две глобальные проблемы.
• Как существо, наделенное психикой, ориентируется на то, чего нет, действуя в поле вероятного, и достигает того, чего не имеет?
• Как существо, наделенное психикой, принимая решение, опираясь лишь на вероятность его реализации, идет на риск? Все предусмотреть невозможно. Конечно, хорошо бы семь раз отмерить, прежде чем отрезать. Но это пожелание неосуществимо, поскольку условия, которые необходимо учесть, проявляются лишь в процессе самой деятельности. Поэтому риск неизбежен.

На рубеже XIX—XX вв. психология предприняла попытку утвердиться как естественная наука, ответив на вопрос о предмете своего интереса, следуя правилам науки. Но оказалась в состоянии кризиса, который выразился своеобразно. Вместо одной научной дисциплины — психологии — появилось множество других, каждая из которых претендовала на свой предмет исследования. Различия в понимании предмета психологии привели к созданию нескольких психологических школ.

Источник: 
Милорадова Н.Г., Психология и педагогика
Темы: